Главная / Литература / 100 великих рекордов стихий / ПЛАНЕТАРНЫЙ МАСШТАБ / Самые непредсказуемые процессы

Книга: 100 великих рекордов стихий

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


Самые непредсказуемые процессы


Страшный ураган в США, землетрясение в Пакистане, аномальная погода в Европе и России… Провинились ли мы перед природой? Или это просто стечение обстоятельств?

Не нами замечено: беда не приходит одна. Учёные пытаются выявить циклы, определить корреляционные и причинные связи между катастрофами разных видов и природными факторами. К примеру, замечено, что начало многих революций и войн приходится именно на период особой солнечной активности. В это время, по терминологии Льва Гумилёва, пояса пассионарности «искрят» социальной и психологической нестабильностью.

К слову, Пакистан, где часто происходят страшные землетрясения, входит в эту самую зону нестабильности. Именно это стало одной из причин открытия мусульманских университетов по изучению Центральной Азии. Тогда имам исмаилитов Ага Хан IV, который финансировал эти учебные заведения, выразил надежду, что учёные, наконец, ответят на вопрос: «Почему горные районы Афганистана, Пакистана, Кавказа, Тибета постоянно штормит от войн и социальных конфликтов?» Сотрудник Института востоковедения РАН Надежда Емельянова, которая долго изучала эти регионы, считает, что их должны исследовать совместно историки, социологи, физики, геологи и генетики.

По мнению Гумилёва, зоны биосферной, этнической, сейсмической и всякой другой активности «вспухают», как рубцы «под бичом Божьим». На вопрос, почему это происходит, исследователь пытался ответить в течение многих лет. Сначала объяснения сводились к традиционным представлениям о влиянии радиоактивных процессов в толще Земли, воздействии «солнечного ветра», изменении химического состава среды. Но ни одна из этих гипотез не смогла объяснить, почему Солнце влияет лишь на определённые территории. Однако бросалась в глаза ритмичность «толчков нестабильности» — промежутки между ними оказались кратными 250 годам.

Через 500 лет после начала Великого переселения народов начался расцвет арабо-мусульманских государств и народов, населявших Китай, Тибет, Корею и Японию. Далее, с интервалом в 250 лет, наблюдается активизация жизни в Западной Европе, появление империи монголов и рождение России на месте Древней Руси. Но главное: все подобные глобальные изменения начинались с серьёзнейших катаклизмов — природных и социальных.

Получается, что и началу XXI века соответствует очередной «приступ» катастроф. О тесной связи явлений атмосферы с подземными аномалиями писал ещё Дарвин. Он был очень удивлён, когда южноамериканские индейцы сказали ему о том, что сразу после землетрясения они ожидают обильного дождя. Причём дожди сопровождали подземные толчки в такое время года, когда осадки более редкое явление, чем само землетрясение. Однако большинство современных учёных отрицают прямую связь между сейсмической активностью и погодными аномалиями.

Впрочем, современная наука всё же уточняет, что так называемый «солнечный ветер» может влиять на магнитосферу нашей планеты, но не обладает достаточной физической силой, чтобы механически взбаламучивать недра. Не совпадают и циклы солнечной (11 лет) и сейсмической (примерно 100 лет) активности. Их пики очень редко, но накладываются. Гораздо более серьёзную роль в провоцировании землетрясений играет наша ближайшая соседка Луна. Трудно поверить, но ежедневные приливы и отливы рождают волны и в земной коре. Их высота достигает 0,5 метра. Когда такая волна затрагивает место, где зреет напряжённость, происходит «взрыв». Эти колебания, конечно, не причина землетрясений, но они являются своеобразным катализатором.

Пока у нас нет прецедента точного предсказания времени катастрофы. Однако место и силу землетрясений научились определять довольно точно. Для проектных, строительных и других организаций Институтом физики Земли разработана подробнейшая карта сейсмического районирования, снабжённая списком городов и населённых пунктов, группирующихся по балльности. Наука предлагает единственный и немудрёный способ противостояния стихии — строить в соответствии с требованиями ГОСТов и с учётом сейсмичности района.

Ведь страшно признавать, но это факт: на титульном листе проекта серийных блочных домов, до основания разрушенных землетрясением в Нефтегорске в 1995-м, чёрным по белому было написано: «В сейсмически опасных районах не строить!»

Хотя предсказывать землетрясения никакой уважающий себя учёный всерьёз не возьмётся, однако предвестники этого стихийного бедствия в мире изучаются. Вот что рассказал доктор геолого-минералогических наук, сотрудник геологического факультета МГУ Владимир Сывороткин: «К этим „чёрным меткам“, к примеру, относятся таинственные свечения ночного неба в ионосфере — примерно в 200 километрах над Землёй. Изменяется уровень подземных вод, а в самих водах и газах — изотопный состав химических компонентов. Наблюдаются выбросы радона, водорода и гелия из разломов земной коры. Перед сильным землетрясением начинает „штормить“ электромагнитное поле Земли. Фиксируются электромагнитные излучения и из очага землетрясений. Замечены также аномалии электрического поля».

И биологические сюрпризы не новость. Животные перед землетрясением чувствуют себя очень неуютно: в частности, перед ташкентским скорпионы просто обезумели. Как видите, предвестников стихийного бедствия очень много, но беда в том, что нет на сто процентов надёжных. Учёные соберут всю «симптоматику», но гарантировать, что деньги на эвакуацию населения будут потрачены не зря, они не могут. На моей памяти были случаи, когда страховые компании подавали иски на «паникёров».

Аномально тёплая осень 2006 года, считают наши учёные, ещё не показатель пресловутого глобального потепления. Климатические волны, когда погода в течение нескольких лет была выше нормы, а потом, наоборот, снижалась, наблюдаются периодически. Впрочем, мысли о глобальном потеплении волнуют человечество уже сто лет. За это столетие температура на планете повысилась в среднем на 0,6 градуса. Казалось бы, немного. Но достаточно, чтобы привести к неожиданным изменениям в природе.

По самому оптимистичному сценарию, средняя температура на нашем «шарике» в ближайшее столетие вырастет на полтора-два градуса. А по самому пессимистическому — почти на шесть. Если окажется, что правы пессимисты, даже небольшое подтаивание ледников обрушит индустрию лыжного туризма Австрии. А это огромный экономический ущерб для небольшой по размерам страны. Куда более серьёзные последствия могут быть, если начнут таять ледники на западе Антарктиды. Уровень Мирового океана повысится на шесть с половиной метров.

Для Москвы, например, это не имеет большого значения. А для большинства портовых городов — катастрофа. Они будут затоплены.

А вот ещё одна неприятная новость. Американские учёные недавно сообщили: льды Гренландии — самого большого острова Земли (площадь 2176 тысяч квадратных километров), подавляющая часть которого покрыта толстым ледяным панцирем, медленно, но верно тают. Они также утверждают, что ещё двадцать лет назад уровень океана был на 21 сантиметр ниже. Известие это ничего хорошего землянам не обещает. Учёные предполагают, что изменится направление тёплого течения Гольфстрим. Тогда все европейцы, включая привыкших к средиземноморской жаре итальянцев, испанцев и французов, окажутся в положении жителей нашего Севера. К 2050 году полностью уйдёт под воду Бангладеш. Жестоко пострадает Африка из-за изменения периода дождей. Нарушение экобаланса вызовет всплеск таких инфекций, как жёлтая лихорадка и менингит.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы