Книга: Мифы об эволюции человека

Миф № 4 Найденные ископаемые, выдаваемые за предков человека, – это «просто древние обезьяны» либо «просто древние люди»

<<< Назад
Вперед >>>

Миф № 4

Найденные ископаемые, выдаваемые за предков человека, – это «просто древние обезьяны» либо «просто древние люди»

Есть множество окаменелостей настоящих обезьян и настоящих людей, но нет ничего промежуточного. Человекообезьяны или обезьяночеловека не существовало никогда. Люди всегда были людьми, а обезьяны – обезьянами согласно подлинным ископаемым свидетельствам, и о том же говорит Библия.

Моррис Г. Библейские основания современной науки{15}

Формально все верно. Действительно, когда-то наши предки были еще не людьми, а древними обезьянами. До поры до времени отличия между первыми и вторыми были, вроде бы, очевидны любому ученому. Однако по мере того, как антропологи извлекали из-под земли новые находки, грань «люди – обезьяны» становилась все тоньше и незаметней…

Поэтому автора мифа, вынесенного в заголовок, стоило бы спросить: по каким критериям он собирается отделять «просто первых» от «просто вторых»?

Забавно, что адепты мифа о «настоящих людях и обезьянах» не только расходятся друг с другом во мнениях, когда пытаются определить ту или иную ископаемую находку, но и противоречат сами себе.

Так, тот же Моррис в цитированной выше книге пишет, что найденный на Яве питекантроп – «композиция из двух различных особей – человека и гиббона», но уже на следующей странице заявляет, что окаменелости, относимые к Homo erectus, «принадлежали, по всей видимости, настоящим людям». А ведь яванский питекантроп – это и есть первая находка Homo erectus

Ничего удивительного в такой путанице нет! По поводу статуса некоторых знаменитых находок – Homo или не Homo? – расходятся во мнении и ведущие специалисты мира. Такова уж участь любой переходной формы, друзья, – зависать посерединке между родами, семействами, отрядами.

Посудите сами: если мы возьмем далеко отстоящие друг от друга виды – разница между ними очевидна. Неандерталец – по всему человек, хотя и не похож на нас. Древний проконсул, прыгавший по деревьям 20 млн лет назад, – бесспорно обезьяна. А как быть, например, с описанным в 2010 г. австралопитеком седиба? Маленький мозг, относительно длинные руки и короткие ноги, грудная клетка расширяется книзу, лопатка, как у орангутана – просто обезьяна? Однако таз, бедренные кости, голеностопный сустав, позвоночник, некоторые особенности лица – как у людей. Просто человек? Дальше – хуже: в строении кисти обезьяньи и человеческие признаки перемешаны так, что уже и не сказать, обезьянья или человечья рука хваталась за ветки 2 млн лет назад. Вот и получилось, что авторы открытия отнесли находку к австралопитекам, тогда как некоторые другие антропологи, такие как первооткрыватель Люси Дональд Джохансон, «проголосовали» за Homo.


Разумеется, и те и другие, в отличие от мифотворцев, прекрасно понимают, что грань «Homo/ не Homo» – по большому счету условность.

Проблема грани была обозначена еще Чарльзом Дарвином, писавшим в «Происхождении человека» больше 100 лет назад: «В серии форм, постепенно переходящих от некого обезьяноподобного создания к человеку, каким он сейчас является, было бы невозможно отметить определенную точку, где до?лжно употребить слово „человек“»{16}. (Пер. авт.)

В течение последних 100 лет границу между человеком и животным пытались проводить многократно. Вот одна из таких попыток. Бесспорно, у современного человека очень крупный мозг – в три раза больше, чем у самой мозговитой обезьяны! (У гориллы объем мозга в среднем 500 см?, у шимпанзе – 390 см?, у человека – 1350 см?.)

Исходя из этих цифр, Артур Кизс ввел в 1948 г. понятие мозгового рубикона между обезьяной и человеком. Он резонно считал, что самое важное различие между человеком и обезьяной не в строении зубов и даже не в положении тела, а в мозге. Кизс взял самый большой мозг гориллы (650 см?), самый маленький мозг современного человека (по его данным, 855 см?) и решил, что граница должна быть между этими значениями. Он писал: «Я сказал бы, что любая группа высших приматов, у которых мозг достиг 750 см?, должна уже относиться не к антропоидам, а к людям»{17}.

Кизс проверил свой критерий на яванских питекантропах и африканских австралопитеках – находках, известных на тот момент. У питекантропов средний объем мозга 850 см?, при том что в их строении преобладают человеческие черты. У австралопитеков – с их явно обезьяньим черепом – объем мозга менее 650 см?. Вроде сходится?

Но прошло не так много лет, на свет божий стали появляться ископаемые человечки со все меньшим и меньшим объемом мозга, и стройная картина рассыпалась. «Рубикон» постепенно шел на понижение, покуда не утратил всякий смысл.

Человек умелый, средний объем мозга 600 см?… Homo из Дманиси (Грузия) – 650, 625, 600… и наконец, 546 см?! Это уже ни в какие ворота! «Хоббит» с острова Флорес – 426 см?! Похоже, хоббиты знать не знали ни о каком мозговом рубиконе – изготовляли себе орудия при мозге размером с шимпанзиный.

Все попытки использовать конкретный анатомический признак для проверки – человек или нет? – столкнулись с подобными трудностями. Это только у мифотворцев все просто и прозрачно… Кратко проблему сформулировал в 2010 г. известный антрополог В. М. Харитонов:

«К сожалению, мы сейчас не располагаем фактическими данными о „последней“ обезьяне и „первом“ человеке, а если правильны приведенные выше соображения, то и не будем их иметь, так как исследователи столкнутся с фактом полной морфологической идентичности этих форм…

Многочисленные попытки найти морфологический критерий разграничения между этими формами оказались напрасными, и к настоящему времени подобного критерия не существует»{18}.

Виталий Михайлович высказал замечательную мысль:

• человек отличается от австралопитека тем, что научился изготавливать орудия;

• но для анатомии этот переход прошел незаметно, не отра; зившись на скелете! Последнее радикальное изменение анатомии наших предков – переход к прямохождению – произошло за миллионы лет до появления человека…


По мнению многих исследователей, анатомический критерий здесь в принципе невозможен. Человек – это примат, изготовляющий орудия, поэтому грань проходит не по анатомии, а по культуре, и судить о «человечности» гоминида проще всего по наличию рядом с его останками орудий. Но это, конечно, не гарантирует того, что скелет обязательно принадлежит создателю орудий. И кроме того, часты находки костных останков безо всяких орудий – как быть с ними?

Дарвин был прав: четкую грань провести не получается. Однако, если взять весь массив накопленных данных и расположить его в хронологическом порядке, мы увидим, как у древних приматов появляются, одна за другой, человеческие черты, как их число со временем растет, а обезьяньи признаки тускнеют и уступают им место, пока, наконец, не наступает момент, когда можно с уверенностью сказать: вот и он – Настоящий человек, «чудо и слава Вселенной».

Для наглядности ниже приведена таблица, где можно сравнить нескольких древних гоминид по признакам, отличающим современного человека от шимпанзе. Хочу подчеркнуть, что список неполный и упрощенный: в нем для удобства смешаны анатомические, поведенческие и культурные особенности.



Резюме

Если некто заговорит о «просто древних людях и обезьянах», предложите ему рассмотреть ряд черепов от ардипитека до Homo sapiens, представленных на рисунке 4. Затем задайте вопрос: на каком именно черепе заканчиваются обезьяны и начинаются люди? Ответ попросите обосновать. Вероятнее всего, в этот момент ваш оппонент перестанет самоуверенно рассуждать и начнет думать.


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.496. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз