Книга: Антропология пола

6.1. Возраст партнерши и пол ребенка

<<< Назад
Вперед >>>

6.1. Возраст партнерши и пол ребенка

Кросс-культурный анализ возраста вступления в брак свидетельствует о том, что во всех без исключения обществах при выборе невесты особое внимание уделяется ее возрасту. Молодым женщинам повсеместно отдается предпочтение, и это обстоятельство часто объясняется с позиций женской плодовитости и фертильности (молодая женщина может успеть родить больше детей до наступления менопаузы). Но только ли общее количество детей является причиной подобных универсальных предпочтений? Может возраст матери каким-то образом связан с полом ее потомков (в первую очередь, ее первенцев)? Ведь известно, что в большинстве обществ родители оказывают явное предпочтение сыновьям. Это определяется в значительной мере культурными факторами: наследование движимого и недвижимого имущества, титула или звания по мужской линии, патриархальностью и патрилокальностью, равно как перспективами более высокого репродуктивного успеха мальчика, по сравнению с девочкой. Мне представляется, что существуют определенные основания, чтобы ответить на этот вопрос положительно. Уже в 60-е годы XX века было показано, что вероятность рождения мальчика тем выше, чем моложе родители. Для женщин, родивших в возрасте 18-20 лет, соотношение родившихся мальчиков и девочек было 120:100, тогда как для матерей 38-40 лет это соотношение было обратным — 90:100. Установлено также, что у первородящих женщин мальчики рождаются чаще, чем девочки.

Каждые последующие роды повышают вероятность рождения девочек. Кроме того, если к моменту овуляции сперматозоид уже находится в половых путях женщины, больше вероятность рождения девочки, если же он попадает туда после овуляции — возрастает вероятность рождения мальчика.

Наблюдения также показывают, что мальчиков в большинстве традиционных обществ дольше кормят грудью и ухаживают за ним более тщательно. Смертность мальчиков выше, чем у девочек. Мальчики склонны к более рискованным играм не только в традиционных, но и в индустриальных обществах (трудно представить девочек, которые ищут ржавые снаряды и пытаются их взрывать). Кроме того, распространение практики набегов и военных рейдов даже в условиях традиционных обществ существенно снижает процент молодых мужчин в популяции. Эти обстоятельства определили не только большую желательность рождения сыновей, но и развитие различных культурных традиций, направленных на ограничение количества рождающихся девочек. Хотя соотношение полов при рождении всегда чуть смещено в сторону мужского пола, во многих культурах количество новорожденных девочек сводится практически к нулю, причем прибегают даже к инфантициду.

Кто-то из читателей, возможно, задаст вопрос: если во многих традиционных обществах из-за полигинии сильна конкуренция между мужчинами, почему же в этих обществах родители предпочитают мальчиков девочкам? Можно ли это объяснить естественной убылью мужской части группы, коль скоро убыль не отменяет конкуренции?

Действительно, антропологи произвели подсчет, который показал, что в большинстве традиционных обществ родители больше и лучше кормят мальчиков, уделяют им больше внимания, чем девочкам. В терминах этологии это называется «манипулирование родительским вкладом». Данное явление вполне объяснимо с точки зрения репродуктивного успеха. Вспомним снова о том, что репродуктивный потенциал у мужчин выше. Это означает, что родители сына теоретически могут иметь больше внуков, чем родители дочери. Если жизненный успех индивида оценивать в количестве собственных генов, переданных следующему поколению, то сыновей иметь выгоднее.

Гипотеза Трайверса-Вилларда предсказывает, в каких случаях родители будут больше заботиться о сыновьях, чем о дочерях. Важнейшим условием является наличие стабильной, хорошо выраженной системы социальной стратификации и возможность практики полигинии. Туркмены йомуты, обитающие на территории Ирака, представляют собой хорошую иллюстрацию применимости данной гипотезы к человеческим популяциям. Американский антрополог Вильям Айронс провел несколько лет (1973-1974 гг.) среди туркмен йомутов и определил, что средний уровень плодовитости мужчин (10,6 ребенка) существенно превышал таковой у женщин (7,7 ребенка). Йомуты — достаточно специфичная группа, в том плане, что они вступают в брак достаточно поздно: средний возраст вступления в брак у женщин равен 30,1 года, мужчин и того выше — 39,6 года. Репродуктивный успех мужчин и женщин старше 45 лет также различался: 5,12 и 3,87 соответственно. Репродуктивная кривая для мужчин и женщин отчетливо различаются: очевидно, что рождение ребенка у женщины старше 45 лет явление достаточно редкое, тогда как для мужчин вполне обыденное. По подсчетам В. Айронса число детей, родившихся у женщин старше 45 лет, примерно соответствовало 0,25, тогда как мужчины в возрасте 45-75 лет в среднем являлись отцами 4,3 ребенка. Такая ситуация для женщин в традиционных обществах типична, поскольку по данным антропологов менопауза здесь наступает в возрасте 45 лет.

У йомутов, как и у большинства групп, практикующих многоженство, часть мужчин вовсе не имеют жен, тогда как меньшая, более обеспеченная часть имеет больше одной жены. В этих условиях наблюдается отчетливая тенденция уделять больше заботы и внимания сыновьям. На 1567 мужчин в возрасте от рождения до 29 лет у йомутов приходилось 1436 женщин.

В большинстве обществ родители предпочитают мальчиков. Но не забудем о том, что в полигинных обществах репродуктивный успех мужчин сильно варьирует: у кого-то десятки жен и множество детей, а кто-то совсем лишен возможности передавать свои гены. Ясно, что чем богаче семья, тем скорее можно ожидать, что сын без жены не останется. Отсюда кажущийся парадокс: чем выше экономический статус семьи, тем больше вероятность, что будет убита новорожденная девочка. Предсказания о предпочтении сыновей в семьях с высоким статусом оказывались верными для Китая, Северной Индии, средневековой Европы и многих других зон.

Достоверную информацию (летописи и прочие документы) удалось собрать по некоторым культурам, начиная с XIV века! Например, англичане в период колонизации Индии заметили, что в некоторых кастах, если верить сведениям, которые подавали местные власти, вообще не рождаются девочки. Ясно, что естественным феноменом это быть не могло. Стали более пристально следить за населением, и выяснилось, что в некоторых высоких кастах предпочитают убивать всех новорожденных девочек, а жен сыновьям брать из более низких каст (Таблица 6.1). Девушкам же бывает трудно найти жениха в пределах собственной касты, а из низшей касты брать категорически запрещено. Англичане попытались исправить эту ситуацию, обещая существенные денежные премии родителям за сохраненную девочку. Убивать перестали, но за дочерьми так плохо ухаживали, что несчастные девочки умирали в течение первого года жизни.

Таблица 6.1. Абсолютное количество мужчин и женщин брачного возраста (дано по Dickenian, 1979)


Обратные стратегии — предпочтения дочерей встречаются крайне редко, и возникают они не случайно, а связаны с какими-то кризисами в обществе или характерны для малоимущих слоев населения. Типичный пример родительского предпочтения девочек приводит американский антрополог Ли Кронк, много лет проработавший среди макогодо. Макогодо — в недавнем прошлом охотники-собиратели, обитающие на севере Кении, говорящие на языке северо-кушитской лингвистической группы. В качестве выкупа за невесту мужчины макогодо традиционно преподносили ее родителям пчелиные ульи. Вследствие британского влияния в Кении в начале XX века, сопровождавшегося существенным ростом популяции и миграциями населения, макогодо стали постоянно контактировать с соседними масае-язычными группами (включая самбуру, собственно масаев, диггири и пр.).

По мере общения с соседними, более высокостатусными группами, макогодо постепенно утратили собственный язык и стали говорить по-масайски, кроме того, в новых условиях существования они стали осваивать скотоводство. Макогодо в наши дни остаются одним из наиболее низкостатусных племен в местной иерархии по критериям богатства и брачного успеха. Контакты с соседними скотоводческими племенами повлекли за собой обмен брачными партнерами. Однако этот обмен в случае макогодо носил односторонний характер: они выдавали девушек в соседние группы, тогда как юноши макогодо не имели практически никаких шансов получить невесту из соседнего племени в силу низкого статуса в иерархии местных племен. Соседи, говорящие на масайском языке, смотрели на макогодо сверху вниз и презрительно говорили о них как об «И-torrobo» (термин, обозначающий образ жизни, который могут вести разве что дикие животные — охота и собирательство). Чтобы получить невесту даже из собственного племени, в новых условиях требовался выкуп в виде определенного числа голов рогатого скота, а макогодо могли предложить в подарок лишь ульи.

Анализ ситуации показал следующее: родителям девушек было выгодно отдавать их в жены масаям, потому что те платили за невесту выкуп скотом. А иметь скот означало в новых условиях — иметь больше шансов на обеспеченную жизнь и лучшие перспективы для вступления в брак для других детей. Тенденция сохранилась и в наши дни: девушек макогодо чаще отдают в жены мужчинам из масайских племен. Уровень полигинии среди макогодо много ниже, чем у соседей, возраст вступления в первый брак у мужчин — существенно выше. Единственным выходом для мужчин макогодо оказалось быстрое освоение навыков скотоводства и разведение собственного скота. Однако и сейчас макогодо остаются самыми бедными среди окружающих племен, и размеры их стад — существенно меньше.

В новых условиях поведение родителей макогодо полностью соответствует предсказаниям гипотезы Трайверса-Вилларда: они откровенно отдают предпочтение дочерям. Данные полевых исследований Ли Кронка в 1985-1987 гг. свидетельствуют об отчетливом смещении объема родительского вклада в пользу дочерей. Прежде всего это проявлялось в соотношении полов у детей в возрасте 0-4 года: на 67 мальчиков в 1986 г. у макогодо приходилось 100 девочек. Матери дольше кормили девочек грудью и чаще обращались за медицинской помощью, когда те болели. О девочках больше заботились не только матери, но и другие родственники (Таблица 6.2).

Таблица 6.2. Забота о детях, по материалам наблюдений за каждым ребенком (дано по Cronk, 2000)


Обозначения: среднее расстояние до нянек дано в метрах; приводится средний процент времени, в течение которого ребенка держали на руках и кормили.

Антропометрические измерения детей макогодо показали, что рост и развитие девочек происходит более благополучно, чем мальчиков.

Другой пример резкого смещения родительского вклада в пользу девочек приводят в своей работе Т. Беречки и Р. Данбар, наблюдавшие венгерских цыган. У этой этнической группы очень низкий социатьный статус в рамках венгерского общества, и если дочери, выросшие в цыганской семье, имеют некоторый шанс выйти замуж за венгра и тем самым улучшить свое положение, то у сыновей такого шанса нет — венгерская женщина никогда за цыгана замуж не пойдет. Поэтому матери и отцы (очевидно, неосознанно) больше внимания уделяют девочкам: их дольше кормят грудью, с ними больше занимаются, стараются лучше обеспечить и дать образование. Кроме брачных перспектив для детей, в том же направлении действует и другой фактор. У венгерских цыган существует традиция, приносящая родителям девочки дополнительную выгоду: первая дочь обязана длительное время оставаться с родителями и помогать им воспитывать последующих детей, играя роль няньки. Зачастую старшие дочери остаются с родителями и помогают им даже после того, как выходят замуж. Подсчитано, что в цыганских семьях, в которых имеется старшая дочь, интервалы между родами у матери меньше, количество детей больше — иначе говоря, эффективность репродукции матери заметно повышается.

Предпочтение девочек наблюдается также в беднейших семьях в современных Соединенных Штатах. Гулин и Робинс показали, что матери со среднегодовым доходом ниже $10 000, равно как и матери-одиночки, чаще и в среднем на 5,5 месяцев дольше кормили грудью дочерей, чем сыновей.

Кстати сказать, реально наблюдаемые модели поведения часто идут вразрез с тем, что сами родители сообщают по поводу своего отношения к детям. В этом алане прямые этологические наблюдения являются исключительно ценным источником сведений о поведении человека. Опросы, проведенные среди матерей макогодо в 1986 и 1993 гг. показали, что они не склонны отдавать предпочтение девочкам, их отношение можно было характеризовать как уравновешенное с легким креном в сторону предпочтения мальчиков (Таблица 6.3). Однако прямое наблюдение с очевидностью свидетельствовало о фаворитизме по отношению к девочкам.

Таблица 6.3. Предпочтения детей мужского и женского пола у матерей макогодо (дано по Cronk, 2000)


Расхождение реального поведения и сообщений, полученных при разговоре с матерями, может поставить в тупик человека, далекого от антропологии. Однако разгадка достаточно проста: для культуры самих макогодо, равно как и культурных представлений соседних масаеязычных народов, типично предпочтение сыновей. Высказываемые матерями макогодо предпочтения следует, скорее, расценивать как желание или стремление соответствовать нормам масайской культуры, как попытку создать впечатление у окружающих об их сходстве с соседями, а не как передачу информации об истинном положении вещей. В силу сложившихся условий жизни и культурного окружения, макогодо вряд ли сформируют культурные стереотипы, открыто озвучивающие предпочтения детей женского пола, а вот на поведенческом уровне такая тенденция будет сохраняться до тех пор, пока статус этой группы будет сохраняться низким на региональном уровне.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.277. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз