Книга: Зависимый мозг. От курения до соцсетей: почему мы заводим вредные привычки и как от них избавиться

YouTube — видео о себе

<<< Назад
Вперед >>>

YouTube — видео о себе

[23]

В одном из эпизодов подкаста «Эта американская жизнь» (This American Life) под названием «Обновление статуса» три девятиклассника рассказывают о том, как они используют Instagram. Instagram — это простое приложение, позволяющее людям выкладывать фотографии, обмениваться ими и комментировать их. Простое, но ценное: в 2012 году социальная сеть Facebook приобрела его за один миллиард долларов.

Эпизод начинается с того, что подростки слоняются в ожидании начала интервью. Чем же они занимаются? Фотографируют себя и выкладывают фото в инстаграм. Дальше следует рассказ о том, что большую часть дня они проводят, выкладывая в Сеть фотографии, комментируя их и ставя лайки фотографиям своих друзей. Одна из девушек заметила: «Все постоянно сидят в инстаграме», — а другая ее поддержала: «В этом определенно есть какая-то необъяснимая психология… Это просто надо принять. Это как негласные правила, которые все знают и соблюдают».

В интервью подростки описали свое поведение как «бездумное». Затем ведущий, Айра Гласс, задал интересный вопрос: «И все же, хотя это и делается бездумно, это все равно работает? И помогает вам чувствовать себя лучше?» Несмотря на то что одна из девушек призналась: «Я лайкаю все подряд в моей ленте» (то есть нажимает на кнопку «мне нравится» вне зависимости от того, что видит на фотографии), все участники сошлись на том, что получение лайков поднимает им настроение. Одна из девушек заключила: «В общем-то, такова человеческая природа».

Хотя подростки описали свои действия как механические и бездумные, что-то приносило им удовлетворение. Крысы нажимают на рычажки для получения пищи. Эти трое нажимают на кнопки, чтобы получать лайки. Возможно, удовольствие не столько связано с фотографированием, сколько обусловлено объектом этого действия — самим человеком. Дает ли нам этот объект достаточное чувство удовлетворения, чтобы мы вернулись еще за одной «порцией»?

Нейробиология, пожалуй, дает понимание человеческой природы, о которой рассуждают эти подростки. Диана Тамир и Джейсон Митчелл из Гарвардского университета провели простое исследование: они поместили людей в аппарат МРТ и предложили либо говорить о своих собственных взглядах и оценках, либо оценивать мнение другого человека, либо отвечать на тривиальные вопросы[24]. Участники эксперимента выполнили это задание почти двести раз. Все это время измерялась их мозговая активность. Хитрость заключалась в том, что выбор был связан с денежным вознаграждением. Так, например, на одном из этапов исследования им могли предоставить выбор: отвечать на вопросы о себе либо о ком-то другом и при этом получать x долларов за первое и у долларов за второе. Денежные суммы варьировались, так же как и категории вопросов, за ответы на которые предлагалась наивысшая сумма. В конце исследования, когда были подсчитаны все выплаты, ученые смогли определить, готовы ли люди упустить денежную выгоду, чтобы поговорить о себе.

И они оказались готовы. В среднем участники упустили около 17 % потенциальной прибыли ради того, чтобы подумать и поговорить о самих себе! Только задумайтесь над этим на минуточку. Захотеть потерять хорошие деньги! Разве это не напоминает поведение людей, которые поступаются работой и семьей ради пристрастия к какому-либо веществу? У участников исследования во время выполнения заданий активировался центр удовольствия в мозгу. Возможно ли, что тот же участок мозга, который включается во время курения крэка или употребления другого наркотика, активизируется, когда люди говорят о самих себе? На самом деле центр удовольствия находится в одном из участков мозга, наиболее тесно связанном с формированием зависимостей. Таким образом, по всей видимости, существует связь между собственным «я» и вознаграждением. Разговор о самом себе приносит человеку удовлетворение, и если он становится одержим этим, то такая одержимость очень напоминает наркозависимость.

В другом исследовании данный вопрос проанализировали еще глубже[25]. Дар Меши и его коллеги из Свободного университета Берлина измеряли мозговую активность добровольных участников эксперимента, когда те слышали различное количество положительных отзывов о самих себе (или, в качестве контрольного тестирования, о незнакомом человеке). Как и гарвардские ученые, они обнаружили, что центр удовольствия в мозгу участников активизировался, когда они получали положительную оценку себя со стороны. Исследователи также попросили испытуемых заполнить анкету с целью определить степень их «погруженности» в фейсбук. Оценивались такие параметры, как количество друзей в этой соцсети и время, проводимое в ней ежедневно (максимальное значение было «более трех часов в день»). Когда была рассчитана корреляция между активизацией центра удовольствия в мозгу и частотой посещения фейсбука, то обнаружилось, что степень активизации данного участка мозга предопределяла интенсивность использования соцсети. Иными словами, чем больше активизировался центр удовольствия, тем выше была вероятность, что этот человек проводит много времени в фейсбуке.

Третье исследование, проведенное Лорен Шерман и ее коллегами из Калифорнийского университета Лос-Анджелеса, дополнило предыдущие. В ходе него была измерена мозговая активность молодых людей в то время, когда они просматривали имитацию ленты в инстаграме, состоящую из фотографий, которые выложили они сами и их «ровесники» (в роли последних выступили представители научно-исследовательской группы). Для более точной имитации инстаграма в ленте отображалось количество лайков, которое получили фотографии участников. Уловка заключалась в том, что исследователи случайным образом разделили фотографии на две группы и присвоили каждой из них определенное количество лайков: в одной группе их было много, а в другой — мало. (Значительная часть обратной связи со стороны друзей осуществляется в режиме онлайн, и это можно совершенно точно количественно измерить — например, по наличию или отсутствию лайка.) Исследователи использовали это манипулирование в экспериментальных целях, чтобы оценить степень воздействия онлайн-общения между друзьями на мозговую активность. Такая ситуация отличается от взаимодействия в реальной жизни, когда необходимо увязать воедино контекст, невербальные сигналы мимики и жестов, а также, помимо прочего, тон голоса, — все это вместе оставляет достаточно места для двусмысленности и субъективной интерпретации. Вопросы вроде «Почему она на меня так посмотрела?» и «Что она действительно имела в виду, когда это сказала?» служат постоянным источником беспокойства для подростков. Иными словами, нужно было определить, как понятная, количественно измеримая оценка со стороны сверстников, которую молодые люди получают посредством социальных сетей, влияет на мозг. Результаты эксперимента подтвердили выводы, сделанные в ходе двух предыдущих исследований. Мозг молодых людей показал гораздо большую активизацию центра удовольствия, а также того участка мозга, который отвечает за упоминание о себе (подробнее об этом в следующих главах)[26].

Важный итог этих исследований заключается в том, что мы получаем биологическое удовлетворение от разговоров о самих себе и от того, что кто-то нас положительно оценивает, и, похоже, это тот же тип вознаграждения, который способствует формированию зависимостей. В конце концов, не случайно в названии сайта YouTube присутствует слово You.

Почему же наш мозг устроен так, что мы испытываем удовольствие, когда нас оценивают или даже когда мы просто думаем о самих себе? Уже знакомые нам подростки из эпизода «Этой американской жизни», возможно, помогут нам получить ответ на этот вопрос.

ДЖУЛИЯ (ШКОЛЬНИЦА): Это как будто… как будто я бренд.

ЭЛЛА (ШКОЛЬНИЦА): Ты пытаешься рекламировать себя.

ДЖУЛИЯ: Бренд. Я как режиссер…

АЙРА ГЛАСС (ВЕДУЩИЙ): И ты продукт.

ДЖЕЙН (ШКОЛЬНИЦА): И ты определенно пытаешься себя рекламировать.

ДЖУЛИЯ: Чтобы поддерживать свою значимость.

Далее они ведут беседу о значимости. Ребята шутят о том, что чувствовали себя «по-настоящему значимыми» в средней школе[27], так как у них имелся сложившийся круг общения. Их социальные группы и друзья были известны и стабильны, основные принципы социального взаимодействия четко установлены. В их жизни почти отсутствовала неопределенность — по крайней мере, до такой степени, до которой это возможно в сознании подростка. Однако в течение первых трех месяцев после перехода в старшие классы[28] их круг друзей и социальные группы еще не определились, и оставалось большое пространство для выбора. Как выразился Гласс, «многое было поставлено на карту».

В основе этой беседы лежит экзистенциальный вопрос: «Важен ли я?» Если рассмотреть этот вопрос с эволюционной точки зрения, то он связан с выживанием: означает ли собственная значимость увеличение шансов сохранить жизнь? В данном случае речь идет о социальном «выживании»: выжить — значит улучшить свои позиции в сложившейся неофициальной иерархии, не остаться «за бортом» общества или, по крайней мере, понимать свое положение в сравнении с другими. Когда я учился в средней школе, умение получить одобрение сверстников было жизненно важным навыком для «выживания» в коллективе. Неопределенность в отношении того, буду ли я принят конкретной группой, беспокоила гораздо больше, чем просто желание добиться того, чтобы тебя знали. И популярность группы не важна. Четкая оценка предотвращает появление беспокоящих вопросов, которые мешают уснуть по ночам. Из приведенных примеров с фейсбуком или инстаграмом становится ясно, что социальное «выживание» может быть достигнуто путем соблюдения простых правил обучения на основе вознаграждения, которые были выработаны эволюцией, чтобы подсказывать нам, где можно раздобыть пищу. Каждый раз, получая одобрение со стороны окружающих, мы чувствуем прилив радостного возбуждения, а затем воспроизводим поведение, чтобы вновь испытать аналогичные ощущения. Нам необходимо есть, чтобы жить; а социальная «пища» для нашего мозга, возможно, сродни реальной и активизирует в нем те же механизмы.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.150. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз