Книга: Этюды о природе человека

О некоторых этапах истории развития животных обществ

<<< Назад
Вперед >>>

I

Вопрос вида в человеческом роде. – Потеря индивидуальности в колониях низших организмов. – Миксомицеты и сифонофоры. – Индивидуальность у сложных асцидий. – Прогресс в развитии особей, живущих в обществе

Эта часть нашей книги должна служить ответом на то возражение против «Этюдов о природе человека», которое упрекает меня в игнорировании интересов вида в человеческой жизни. Мои критики находят, что я слишком исключительно занялся личностью и упустил из виду то основное положение, что в общем ходе развития индивидуум должен стушеваться ввиду высших интересов общества. Мне ставят в упрек, что, проповедуя ортобиоз, т. е. наиболее полный цикл человеческой жизни, долженствующий повести к глубокой старости, я восхваляю поведение, которое может повредить человечеству в целом.

Указанное возражение основывается на недоразумении, которое следует выяснить. Я думаю, что полное развитие индивидуума должно не только не повредить обществу, но, наоборот, принести ему большую пользу. С другой же стороны, не следует упускать из виду, что и индивидуум имеет свои права, которые не должны быть нарушаемы.

Оспаривая мое мнение, критики ссылаются на многочисленные факты, доказывающие, что в мире животных и растений индивидуум постоянно приносится в жертву на пользу вида. Относительно этого сомнений быть не может. В прежних частях этой книги было сообщено достаточно фактов в доказательство этого положения. Мы упомянули растения, как агава и некоторые споровые, которые умирают тотчас же после того, как они размножились.

Мы ссылались также на самок круглых червей, безжалостно поедаемых их потомством. Трудно найти более красноречивые примеры принесения в жертву особи на пользу вида. Но это правило неприложимо к человеку, который занимает в этом отношении совершенно особое место.

Человек уже пережил несколько видов животных. Он сильно содействовал истреблению моа (Aepyornis), этой крупнейшей птицы, жившей на Мадагаскаре. Человек истребил додо на острове Святого Маврикия и Rytina stelleri, мирное китообразное млекопитающее, жившее на берегах Алеутских островов. Человек истребляет в настоящее время несколько видов вредных хищников, каковы волки и медведи, и, быть может, не за горами то время, когда автомобили заменят повсюду лошадь, которая сделается редким предметом роскоши.

«Так как очень долго гигиена находилась на весьма низкой степени развития, то совершенно естественно, что она не могла занять должного места в человеческой жизни. Быть может, остатку таких воззрений отчасти и обязано возражение моей системе ортобиоза, будто она отводит преувеличенное место гигиене»

Но истребитель стольких видов животных – человек – достаточно обеспечил сохранение человеческого рода. Успехи, достигнутые цивилизацией, в значительной мере уменьшили смертность. Ежегодно множество детей раннего возраста выживает благодаря гигиеническим мерам и лечению детских болезней. Уменьшение войн и убийств в цивилизованных странах, со своей стороны, содействует поддержанию человечества. Положение, занятое человеком в природе, скорее должно вызвать опасение, как бы люди не размножились чересчур обильно, и хотя теория Мальтуса и не подтвердилась во всех своих частях, тем не менее несомненно, что человек может слишком густо заселить земной шар. Некоторые явления заставляют думать, что по мере того как человечество ограничит пролитие крови, оно заменит его истреблением другой жидкости – той, которая служит для размножения.

Задача сохранения человеческого рода, будучи решенной, естественно поставит на первый план вопрос об индивидууме. В этом отношении данные биологии могут представить немалую пользу.

Человек не единственное общественное существо на Земле. Значительно ранее его появления уже существовали организмы, соединенные в общества. На поверхности морей плавали изящные колонии сифонофор; в глубине океана жили бесконечно разнообразные колонии полипов, а на сухопутье копошились мириады насекомых, между которыми некоторые были уже соединены в высоко организованные общества.

Такая общественная жизнь развилась без малейшего внешнего содействия, без малейшего свода законов, который регулировал бы поведение особей, соединившихся ради общей цели.

Интересно бросить общий взгляд на основные принципы подобных обществ.

В настоящем очерке я имею намерение привлечь внимание лишь к одной из основных черт животных обществ, именно к отношению между особью и обществом.

Всем хорошо известно, что именно этот вопрос представляется одним из наиболее трудных в устроении человеческих обществ. Поскольку общество вправе нарушать интересы индивидуума, в какой мере последний может сохранить свою целостность и независимость? Нет надобности ни напоминать здесь бесконечные прения на эту тему, ни распространяться о теориях, проповедующих, что человек должен быть более или менее принесен в жертву для блага общества, к которому он принадлежит. Мы займемся пока судьбой индивидуума в обществах существ, неизмеримо менее сложных, чем человек.


Рис. 20. Особи миксомицетов в изолированном состоянии (по Цопфу)

Даже среди самых низко стоящих организмов, занимающих промежуточное звено между растениями и животными, немало примеров обществ, состоящих из соединения большого количества особей.

В лесах на опавших листьях, смоченных влагой, на гнилом дереве попадаются очень оригинальные организмы, напоминающие больше всего некоторые грибы. Это миксомицеты, мешочки, наполненные множеством шаровидных телец, или спор, микроскопической величины. Когда споры увлажняются росой или дождем, из них вылупляются крошечные живые существа, снабженные двигательной ресничкой, при помощи которой они могут очень быстро плавать. Эти организмы рождаются сразу в большом числе, наполняя собой капельку воды, сохранившейся на опавшем листе или на кусочке гнилого дерева (рис. 20). Но независимое существование их очень непродолжительно. Соприкасаясь друг с другом, их тела сливаются в студенистую массу, достигающую нередко больших размеров (рис. 21). Вследствие такого слияния получается то, что называется плазмодием, т. е. скопление живого вещества. Оно способно медленно передвигаться на поверхности листьев и дерева и представляет внутри потоки, напоминающие жидкую лаву, выброшенную из вулкана.

Эти плазмодии представляют общества, для образования которых индивидуальность составляющих их особей была целиком утрачена. Идеал, проповедуемый некоторыми философами, состоящий в принесении человеком своей индивидуальности в жертву обществу и в полном слиянии с ним, был уже осуществлен на противоположном полюсе лестницы существ в эпоху, значительно более раннюю появления человека на Земле.


Рис. 21. Миксомицеты, соединенные в плазмодий (по Цопфу)

В животном мире, даже у самых низших его представителей, мы уже не встречаем обществ, члены которых были бы так всецело поглощены на пользу общую. И индивидуальность сохраняется у них в большей или меньшей степени. Возьмем, например, полипов, этих беспозвоночных, которые иногда скопляются в таком количестве, что образуют коралловые рифы, способные превратиться в настоящие острова. Эти животные соединяются в большие общества, члены которых не могут вести независимой индивидуальной жизни. Соединенные друг с другом живыми частями тела, полипы напоминают двойных уродов, вроде маленьких индусок Додики и Радики, о которых много писали в газетах несколько лет назад по поводу операции, сделанной им Дойеном. Брюшные полости обеих девочек сообщались между собою и их кровеносные сосуды были соединены таким образом, что кровь Додики поступала в организм Радики, и наоборот. В другом случае двойного уродства, у чешских девушек Розы и Юзефы, ныне живущих, толстые кишки сообщались при входе в общую прямую кишку. Их брюшные полости тоже сообщаются, и у них существует лишь один мочеиспускательный канал.


Рис. 22. Целая сифонофора (по Куну): pn – воздушная камера; clh – плавательные колокола; stl – стержень


Рис. 23. Eudoxia (по Куну)


Рис. 24. Колония ботриллусов

У полипов соединение между особями, составляющими колонию, почти всегда гораздо более полно. Каждый член подобной колонии обладает собственным ртом и желудком, но многие другие органы до того перемешаны, что их нельзя приурочить к той или другой особи. Это – органы, принадлежащие целой колонии.

«Общественный инстинкт – слишком позднее приобретение рода человеческого, и он слишком слабо развит для того, чтобы служить верным и достаточным руководителем поведения»

Еще более замечательный пример потери индивидуальности представляют нам плавающие полипы, или сифонофоры. Это очень красивые прозрачные существа, иногда очень значительных размеров; некоторые нередко в больших количествах плавают на поверхности моря. Большею частью они являются в виде длинных нитей, снабженных множеством щупалец, желудков и плавательных колоколов (рис. 22). Не подлежит сомнению, что сифонофоры представляют один из типичнейших примеров колониальных животных. Затруднение встречается только в определении того, соответствует ли каждая часть колонии, каждый плавательный колокол, каждый желудок и пр. целой особи или отдельному органу. Зоологи придерживаются на этот счет различных взглядов. По мнению одних общественная жизнь, в силу крайнего разделения труда между особями, низвела последние на степень простого органа. В то время как одни особи превратились в желудки, свободно висящие на центральной ниш, другие потеряли все органы кроме двигательного, сделавшегося плавательным колоколом колонии. Другие зоологи, в том числе и я, думают, что сифонофоры представляют собою колонию органов, в которой не существует почти вовсе отдельных особей. Плавающая цепь сифонофор, по этой теории, соответствует множеству органов, каковы плавательные колокола, щупальца, желудки и пр., соединенных на общем стволе. Нам нет надобности входить здесь в разбор этих противоречивых взглядов, так как главный факт, который нас теперь интересует, состоит в том, что, несмотря на ничтожную степень индивидуальности у сифонофор, она никогда не уничтожается вполне, подобно тому, как мы это видели у миксомицет. Для того чтобы еще более подкрепить этот вывод, я обращаю внимание читателя на маленьких сифонофор под именем Eudoxia (рис. 23). Эти существа представляют собою отделившиеся от общего ствола отпрыски, свободно плавающие в море и обладающие замечательным устройством. Подвижность эудоксий обусловливается плавательным колоколом, снабженным сильными мускулами. Этот орган составляет часть особи, снабженной органами размножения, но совершенно лишенной средств для добывания и пищеварения пищи. Эти два последние отправления совершаются, наоборот, другою особью, тесно связанною с первой. Эта питающая особь обладает длинным арканом, служащим для захватывания добычи и, кроме того, большим желудком, переваривающим пищу. Вещества, получающиеся вследствие этого процесса, переносятся посредством сосудов в размножающуюся и двигающуюся особь, которая пользуется готовой питательной жидкостью. Эудоксия представляет нам, таким образом, двойное существо, состоящее из одной неполной особи, не способной к передвижению и размножению, но зато обеспечивающей питание, и из другой тоже неполной особи, обеспечивающей передвижение и размножение. В этом примере мы видим сообщество, напоминающее слепого и хромого в знаменитой басне Флориана.

«Философские системы тесно связаны с религиозными учениями… многие философские учения – не что иное, как религиозные догматы, которые старались основать на рациональных доводах, помимо откровения»

Рассмотренные нами примеры общественного устройства животных показывают, что прогресс в нем несовместим с полной потерей индивидуальности. Чем более мы будем подыматься по лестнице существ, тем более увидим подтверждений этого правила. Так, например, у сложных асцидий все члены колоний сохраняют органы, необходимые для их жизни. Ботриллусы, одни из наиболее интересных представителей этой группы, образуют колонии в виде звезды (рис. 24). Особи, соединяющиеся в сообщество, расположены вокруг общего центра, занятого клоакой. Каждый член колонии обладает своим ртом и вполне развитым кишечным каналом; но конечная часть последнего открывается в общую клоаку, получающую и выбрасывающую негодные остатки от пищеварения у всех особей. Всего оказывается только одно отверстие для опорожнения нечистот, подобно тому как у вышеупомянутых Розы и Юзефы.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.276. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз