Книга: Кому мешает ДНК-генеалогия?

3. Работа профессором биохимии в Гарвардском университете

<<< Назад
Вперед >>>

3. Работа профессором биохимии в Гарвардском университете

Об этом можно было бы и не писать, но приходится, поскольку моя работа профессором биохимии Гарвардского университета оказалось предметом нападок со стороны тех, кому не пришлась по вкусу ДНК-генеалогия, и которые занялись расследованием деталей моей научной и прочей деятельности. Поскольку никакого «компромата» не нашли – да и как его найти, моя биография вся на виду, то зацепились за профессора Гарварда, этого мои «критики» никак не могли вынести. Лауреата Госпремии по науке вытерпели, там ничего поделать было нельзя, профессора МГУ и далее профессора АН СССР вынесли, члена Всемирной Академии наук и искусств, созданной еще А. Эйнштейном, вынесли, академика Национальной АН Грузии вынесли, а вот профессор Гарварда – это уже было выше их сил, и началось расследование. То ли филолог Касьян, то ли генетик Боринская, то ли погенетики Балановские, то ли археолог Клейн, то ли все вместе организовали официальный запрос (!) в Гарвардский университет, и им ответили, что я с 1989 года до 1998 год действительно работал приглашенным профессором Гарвардского университета. Вот список, который они получили и опубликовали:

Biological Chemistry & Molecular Pharmacology

Visiting Lecturer on Biological Chemistry 9/1/1974 6/30/1975

Biochemical and Biophysical Sciences and Med.

Visiting Professor of Biochemistry in the Department of Center for

Biochemical and Biophysical Sciences and ME

1/1/1989 4/30/1989

Biochemical and Biophysical Sciences and Med.

Visiting Professor of Biochemistry in the Department of Center for

Biochemical and Biophysical Sciences and ME

4/16/1990 6/30/1998

Немного ошиблись, правда, я работал в этом качестве не с 1989, а с 1987 года, но это детали. Что делать было «расследователям»? К ДНК-генеалогии придраться они не могли, а хотелось страстно, позарез нужен был компромат, пусть не научного характера, а хоть какой-то, вот они и решили организовать бурную кампанию, что я был не профессором Гарварда, а приглашенным профессором, как будто это что-то меняет. Показательно обсуждение этого на дискуссионной страничке рускоязычной Википедии, в которой Касьян и прочие «заговорщики» выражали опасение, что «приглашенный профессор Гарварда» звучит даже сильнее, чем просто профессор, и как бы не эффект не получился наоборот, в мою пользу. Но потом решили выйти из положения тем, что написали в Википедии, что я был приглашенный профессор Медицинской школы, а не профессор Гарвардского университета, и потому выдаю себя не за того, что было на самом деле. Главный упор было на то, что «выдает себя не за того», а там кто будет разбираться, не так ли? То ли он шубу украл, то ли у него украли. На самом деле Медицинская школа и есть факультет Гарвардского университета, но расследователи или этого не знали, или им было все равно, поскольку надо было создать компромат.

Придется рассказать о системе с профессорами в России и в США, может, для читателей будет информативно или даже интересно.

Начнем с того, чем различаются в США понятия «колледж», «университет» и «школа», в данном контексте университетская школа. Первые, колледжи, не имеют права присваивать ученые степени, вторые, университеты, имеют, у них есть ученый совет. Например, Гарвардский колледж – а это основное учебное подразделение Гарварда, ученые степени не присваивает, для этого после окончания колледжа надо поступить в Гарвардскую школу, например, Law School, или Business School, или Medical School, и так далее, их около десятка, это на самом деле все факультеты Гарвардского университета, которые присваивают ученые степени. Именно потому забавно, что те, кто портили «мою» страничку в Википедии, записали меня в Гарвардскую медицинскую школу, а Гарвардский университет привели отдельно, и написали, что то, что я был профессором Гарвардского университета – не соответствует действительности. На самом деле, это все равно, что доказывать, что химический факультет МГУ не относится к Московскому университету. Глупость этих «составителей» Википедии границ не имеет.

Перейдем еще к одному глупому недоразумению, тоже отраженному на «моей» страничке в Википедии, и о чем долго ломали копья в дискуссиях в других местах (например, на «Троицком варианте»), в чем с очередной глупостью отметился Л. Клейн (и как он от глупостей не устаёт?). В науке есть ученые степени, звания и должности, и они пересекаются только частично. Можно быть профессором по должности, но быть только кандидатом наук по ученой степени. Можно быть доктором наук, но не быть профессором. Можно быть профессором по должности, но не по званию (которое присваивает ВАК по решению Ученого Совета соответствующего учебного или научного учреждения).

Приведу личный пример. В 1977 году я защитил докторскую диссертацию (доктора химических наук), было мне тогда 30 лет, и я был старшим научным сотрудником химического факультета МГУ. Немедленно после того был приглашен стать по совместительству профессором Московского пищевого института, и был зачислен на должность профессора. На следующий год я стал профессором химического факультета МГУ, то есть профессором МГУ, что одно и то же. Было у меня тогда звание профессора? Не было, я его получил только через пять лет, когда уже был заведующим лабораторией и профессором Академии наук СССР. Только тогда я по решению ВАКа получил звание профессора с выдачей соответствующего диплома. Это звание – пожизненное.

Подобная же ситуация была в Гарвардском университете. Меня пригласили туда занять должность профессора биохимии, и эта должность возобновлялась каждый год с 1987 по 1998 год, на протяжении 12 лет. Было у меня там звание профессора? Не было, как не было и в Пищевом институте, и в МГУ на протяжении ряда лет. Профессор, повторяю, это и должность, и звание, причем звание дается относительно редко, пожизненно, за, так сказать, особые заслуги. То же самое и в Гарварде. Там есть должность профессора, кем я и был (формально она обычно называется «приглашенный профессор»), а аналогом звания является подписание пожизненного контракта на работу в данном учебном заведении в должности профессора. «Титулом» там это никто не называет, нет в университетской жизни США такого понятия. Там университетская пожизненная должность называется tenure, хотя в английском языке tenure имеет еще много значений. Например, «his tenure with the company» означает время, в течение которого некто работал в конкретной компании. Никакого отношения к пожизненным должностям или университетским званиям это не имеет. Во многих университетах США пожизненных профессоров вообще нет, там люди занимают ставку профессора, точно также, как занимал ее я в Гарварде. И никто по этому поводу истерику не поднимает, как ее подняли Клейн, Боринская, Балановские, Касьян.

Так что требования Клейна типа «Я предложил ему опубликовать документ о присвоении титула профессора», «титул Гарвардского профессора А. Клёсовым мошеннически присвоен», «самый простой способ – опубликовать документ о присвоении титула» – это все очередные глупости Клейна. И главное – в чем причина такого накала Клейна? Да в том, что надо низвергнуть ДНК-генеалогию, представляете? В том, что он запутался в понятиях о гаплотипах и гаплогруппах, о датировках, показал свою полную безграмотность в этих вопросах, тем более перенеся эту безграмотность на исторические представления, см. ниже выдержки из дискуссий на «Троицком варианте». И чтобы в этом не признаваться, чтобы отвлечь внимание читателей, пошел «свиньей» на мое профессорство в Гарвардском университете. И то, что я об этом здесь пишу – дело вовсе не в профессорстве, а в том, чтобы показать, какими методами пользуются «оппоненты». Почему-то у директора нашего научного центра в Гарварде, профессора Б.Л. Вэлли, такие вопросы не возникали, вот, например, его письмо-рекомендация на мой счет в администрацию Гарвардского университета. Желающие могут посчитать, сколько раз там употребляется слово «профессор».

В моем же случае пожизненного контракта не было, мне, повторяю, продлевали должность профессора Гарвардского университета (и его Медицинской школы) на протяжении 12 лет. Никто не заморачивался с тем, приглашенный это профессор или какой, письма мне шли из Гарварда и других мест с указанием «Профессору», табличка на двери кабинета была «Профессор» с указанием фамилии, на всех выступлениях объявляли как профессора. Ушел я из Гарварда на должность вице-президента компании, где мне предложили вести очень значимый научный и прикладной многомиллионный проект. Это описано в моей книге «Интернет. Заметки научного сотрудника».


Но это не имеет здесь никакого значения, поскольку они, Клейн и компания, не понимая систему в Гарварде, и, видимо, систему с профессорами в США вообще, решили, что если у меня нет «титула» профессора, то есть пожизненного контракта с Гарвардом, то профессором я не был. Поэтому они вставили на «мою» страничку, что это «не сооответствует действительности». Я столь подробно об этом пишу, потому что это имеет прямое отношение и к мировоззрению «критиков», и к системе научных должностей и званий. А также к Википедии, которая публикует то, что ей навязывают люди, у которых свои цели.

Оттого и комментарии читателей на «Троицком варианте»:

«Очевидно, что копание в личных делах Клесова произошло в ответ на его ДНК генеалогию. Без ДНК генеалогии никому и дела не было бы до доходов Клесова. И не должно быть».

На это Клейн отвечает опять ложью:

«Не только я (я вообще от этого далек), но даже В. Лебедев не занимались его доходами, ими занялся американский суд, и Лебедев лишь цитировал судебное коммюнике и опубликовал соответствующие графики проданных акций».

Замечаете кокетливое «я вообще от этого далек»? Напоминает хрестоматийного голубого воришку Альхена. Клейн, оказывается, далек и от обсуждения профессорства, и от того, что тут же запустил очередную ложь. Не занимался никакой американский суд моими доходами, и не было никакого «судебного коммюнике», и «графики проданных акций» были вовсе не мои. Всю это было состряпано Лебедевым, который подтасовал и передернул, и если бы не ложь, которую запустил Лебедев и подхватил Клейн, я бы вообще об этом не имел понятия. И вот представьте себе – В. Лебедев – член Комиссии Президиума РАН «по борьбе с лженаукой», введенный туда за успехи в «разоблачении» В. Петрика, Клейн – автор статей в сборниках той же Комиссии типа «За чистоту науки», и вот этот стиль лжи и поклепов – это, получается, стиль «Комиссии». Хороша «борьба за чистоту науки»! А Клейн в том же сборнике опять в стиле стыдливого воришки пишет – «подготовил к печати В.П. Лебедев…это не статья, а подборка и нарезка моих дискуссий». То есть хочется стыдливо дистанцироваться, типа это не я, это Лебедев, но подпись свою Клейн поставил, свою, а не Лебедева.

Опять, пишу я не для того, чтобы в чем-то оправдаться, а чтобы показать, к каким методам прибегают «борцы за чистоту науки» – откровенная ложь и поклепы. И это вместо того, чтобы выставлять научные аргументы, если им что-то представляется неверным. Но аргументов у них нет, выйти в честной научной баталии они не могут, знаний просто нет. Понимают, что их тут же разнесут с их «аргументами». Но и стыда и совести у них тоже нет, вот в чем проблема. Поэтому у Клейна и иже с ними остается только ложь. Вот её-то активно используют.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 4.637. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз