Книга: Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке

[Отрывок из письма королю 18 августа 1586 года]

<<< Назад
Вперед >>>

[Отрывок из письма королю 18 августа 1586 года]

Я договорился с королем Дании, что французские купцы могут отправиться торговать на север или куда им заблагорассудится, если у них будут паспорта от монсеньора герцога де Жуайёза, при условии, что они заплатят два португала[72], то есть пошлину, которую французские купцы сами одобрили, о чем я сообщил монсеньеру де Жуайёзу и дьеппским купцам в начале этого года. Тем не менее нашлись столь опрометчивые купцы из Дьеппа, что они попытались сжульничать, не заплатив королю Дании этой пошлины, предъявив фальшивые паспорта. Они могли бы быть наказаны за это, как того заслуживают, а их корабли и товары конфискованы, если бы я не позаботился о них; но я сумел так сделать, что они прошли дальше безнаказанными и без каких-либо потерь. Поскольку, Сир, чтобы изложить подробности этого дела, нужен долгий рассказ, и я в настоящее время подробно пишу об этом монсеньору де Жуайёзу, чтобы он принял меры, какие сочтет нужными, чтобы хорошие люди не пострадали из-за плохих, я не буду докучать Вашему Величеству более длинным рассказом.

Нижеследующие письма взяты из шведского издания переписки Шарля де Данзея за 1575–1586 годы, вышедшего в Стокгольме в 1824 году[73]. Письма опубликованы по-французски.

Монсеньору герцогу де Жуайёзу! [18 августа 1586 г.]

Монсеньор! В начале этого года я сообщил Вам, что французские купцы, получившие от Вас паспорт, могут свободно ловить рыбу, торговать и вести дела на севере, как в морях и землях короля Дании, так и во владениях московита, заплатив коменданту замка Вардехуз два португала. Тем не менее случилось так, что французские купцы Жермен Коллад и Никола дю Ренель попытались пройти, не заплатив, и сжульничать, не заплатив королю Дании этой пошлины, предъявив фальшивый паспорт, копию которого я Вам посылаю.

Комендант Вардехуза, прочитав паспорт и поняв, что он был выдан одним из подданных короля Дании, приказал арестовать купцов и их корабль, который он мог отправить в Данию как по праву конфискованный вместе с товарами. Но будучи моим другом, получив от меня ручательство за французских купцов, зная, что я за них отвечаю, комендант решил уважить меня и разрешил купцам и их кораблю идти дальше, в обмен на уплату 400 ливров или 200 талеров, с тем условием, что когда вернутся от Святого Николая, они снова пройдут через Вардехуз. Однако он сообщит королю Дании об этом деле, и если тот удовлетворится двумя португалами в счет их пошлины, то вернет им остальные деньги, а если он потребует больше денег, эта сумма будет выплачена из полученных двухсот талеров. 18 июня купцы написали мне из Вардехуза, что они были арестованы, но не сообщили почему и просили меня позаботиться о них, уверяя, что их судно принадлежит Вам. По этой причине я тотчас же отправился к главному казначею Дании, который занимается подобными делами, и он был очень недоволен препятствием, чинимым французам. Он немедленно написал коменданту Вардехуза, чтобы тот пропустил французов, не беря с них ничего.

Господин Жак Паран из Парижа неоднократно рекомендовал мне двух своих представителей в здешних краях, Шарля де Л’Эклюза и Никола Жакмена. Этот самый де Л’Эклюз, и сейчас находящийся в одном со мной городе, сказал, что хорошо знает Жермена Коллада и Никола дю Ренеля, что они работают на господина Жака Парана, а задержанное судно и товары принадлежали Парану и его фирме. Поэтому я взял де Л’Эклюза с собой к главному казначею, чтобы тот услышал его ответ. Поскольку де Л’Эклюз сказал мне, что у него есть верный способ послать письмо главного казначея коменданту Вардехуза и сообщить французам о его содержании, я передал ему письмо, и он заверил меня, что уже сообщил г-ну Парану и обо всем позаботится.

Вот уже несколько дней как вернулся капитан Норман, французский дворянин, которого король Дании этим летом отправил на Север с другими военными кораблями. Он сообщил мне о поступке французов в Вардехузе и дал мне копию паспорта, при помощи которого они хотели или надеялись пройти, ничего не заплатив. Он просил меня поблагодарить коменданта Вардехуза за доброе к ним отношение, которое тот проявил ради меня.

Когда король Дании согласился, чтобы французские купцы, у которых будут выданные Вами паспорта, свободно плавали на Север, уплатив два португала, это было на следующих условиях: чтобы я обязался узнать от Вас, сколько паспортов…

Здесь заканчивается рукопись депеш господина де Данзея

Вот как были вознаграждены усилия Данзея. А ведь он много лет заботился о том, чтобы французские товары шли Северным путем. И первые же его соотечественники, которые это попытались сделать, тут же попробовали надуть короля Дании, перед которым он за них ручался.

Упомянутый французский дворянин – капитан Тома Норман де ла Наветт, сын француза, эмигрировавшего в Норвегию. Тома Норман был губернатором одной из норвежских провинций, и король Дании многократно поручал ему контроль за плаванием иностранных купцов. Он умер в 1606 году. Комендантом Вардё и, следовательно, губернатором провинции Финнмарк был в то время Лауриц Тигезен Кнур. Последнее наблюдение: Жан Соваж говорит о 250 талерах, а Данзей – о 200 талерах. Можем побиться об заклад, что недостающие 50 талеров не потерялись, кто-нибудь их да нашел.

Немного истории: талер или далер был в то время международной обменной валютой, главным образом на севере: в Германии, Нидерландах, Скандинавии, а также России, где он был известен как ефимок. Он обязан своим названием серебряной шахте Санкт-Иоахимсталь, в долине святого Иоахима, расположенной в Богемии (Чехии), почти на границе с Германией. С начала XVI века монета, которую чеканили из серебра с этого месторождания, называлась иоахимcталер (отсюда слова талер и ефимок). Карл Пятый чеканил эти монеты для своей империи даже в Америке. Название талер искажалось, пока не превратилось в даллер[74], а затем в доллар.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.395. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз