Книга: Антропология пола

5.3. Х-хромосома диктует поведение бабушек?

<<< Назад
Вперед >>>

5.3. Х-хромосома диктует поведение бабушек?

Человек отчетливо отличается от других приматов более продолжительным периодом детства (это касается представителей обоего пола) и значительным по продолжительности периодом жизни после наступления менопаузы (это касается только женского пола). Известный американский антрополог из университета Юты Кристен Хоукс еще в 1997 году предложила с соавторами гипотезу, объясняющую данную половую специфику. В их интерпретации длительный период жизни, следующий за менопаузой у женщин, представляет собой важнейшую адаптивную стратегию поведения человека, способствующую появлению на свет большего числа внуков, равно как и повышающую вероятность их выживания. Тот же автор недавно предложила эмпирические подтверждения этой гипотезы, основанные на наблюдениях за жизнью бродячих охотников и собирателей (Hawkes, 2003). А математик Питер Ким из Сиднейского университета, используя компьютерное моделирование процессов социальной эволюции, представил убедительное математическое подкрепление гипотезы о связи между заботой бабушек о внуках и эволюцией менопаузы (Kim et al., 2012).

Гипотеза в последние десятилетия нашла как эмпирические подтверждения (основанные на наблюдениях за жизнью бродячих охотников и собирателей), так и математическое подкрепление с использованием компьютерного моделирования процессов социальной эволюции.

Удлинение периода жизни после наступления менопаузы у женщин в эволюционной истории человечества происходило параллельно с удлинением сроков младенчества и детства, рождением все более беспомощных новорожденных и увеличением размеров мозга в линии гоминин. Забота бабушек о детях своей дочери представляет собой один из вариантов разделения труда между женщинами-родственницами разных поколений.

Длительность жизни человекообразных обезьян не превышает 50 лет (шимпанзе). У человекообразных обезьян, как и у остальных приматов, старение организма происходит сбалансировано, то есть одновременно стареют все системы, включая и репродуктивную. Поэтому показатель максимальной продолжительности жизни используется в качестве отправной точки для оценки возрастных характеристик других важных этапов в индивидуальной истории жизни. Максимальная продолжительность жизни у человека приближается к 100 годам, но способность к репродукции у женщин заканчивается примерно к 50 годам, задолго до угасания других физиологических функций организма. Получается, что естественный отбор по каким-то причинам способствовал рассогласованию процессов старения женского организма. Подчеркнем, что речь идет о специфических адаптациях, касающихся только женского пола и практически не затрагивающих физиологические процессы в организме мужчин.

Вильямс одним из первых предположил, что подобные изменения индивидуального развития у женщин стали формироваться под влиянием общих эволюционных процессов, связанных с удлинением сроков младенчества и детства у гоминин[3], поскольку забота со стороны бабушек стала важнейшим условием выживания детей. Стареющие женщины, заботившиеся о внуках, в конечном счете, оставляли больше потомства, чем их сверстницы, рожающие сами, поскольку шансы на выживание их детей после смерти матери приближались к нулю.

Как уже говорилось, уникальная адаптация, связанная с менопаузой, сформировалась только в линии гоминин[4], и специфика жизненной траектории у человека состоит, прежде всего, в общем удлинении сроков жизни (рис. 5.2). То есть у женщин детородный период не короче, чем у человекообразных, разительные отличия касаются лучшей выживаемости взрослых индивидов в человеческом обществе, что и приводит к более высокой средней продолжительности жизни.

Расчеты показывают, что у человека выгоды от вклада со стороны бабушек достигаются за счет сокращения интервала между родами у дочерей. При этом получается, что воспроизводство у женщин сконцентрировано в первой половине жизни, и интервал между родами у человека в среднем меньше, чем у человекообразных обезьян.

В исходном варианте гипотеза «заботливых бабушек» формулировалась и проверялась применительно к линии мать-дочь-дети дочери, что объяснялось фактором «неуверенности в отцовстве». Как говорилось выше, это обстоятельство, несомненно, играло существенную роль в формировании различий в мужских и женских стратегиях репродуктивного и родительского поведения у человека в ходе его эволюционной истории.


Рис. 5.2. Жизненный цикл у приматов. Удлинение сроков младенчества и детства и появление менопаузы у женщин — уникальная характеристика человека (дано по Boyd. Silk. 1997)

Бабушки со стороны матери часто обеспечивают значительную долю пропитания для внуков, принося растительную пищу и мелких беспозвоночных (аче Парагвая, хадза Танзании, бушмены Намибии). Социологи Харолд Ейлер и Барбара Вейтцель из Кассельского университета с соавторами на большом эмпирическом материале показали, что в современном западном обществе, бабушки со стороны матери продолжают вносить наибольший вклад в заботу о внуках (Euler, Weitzel, 1996). На сегодняшний день известно, правда, что процент детей, зачатых в современном человеческом обществе не их официально значащимися отцами, значительно меньший, чем предполагалось ранее (он варьирует от 1,3 до 3,7%). Так что феномен «заботливых бабушек» явление сложное, не сводимое только к феномену «неуверенности в отцовстве». Возможно оно также связанно с особенностями социальной организации предковых коллективов.

По мнению К. Хоукс с соавторами адаптивная роль бабушек в выживании внуков могла быть связана с особенностями социальной организации коллективов наших предков и, в частности, с матрилокальностью. Используя информацию из этнографического атласа Мердока, эти исследователи показали, что у неспециализированных охотников-собирателей патрилокальность встречается реже, чем у специализированных, включая и рыболовов (56% против 71%). При этом, в соответствии с их теорией, матрилокальность чаще встречается у тех охотников-собирателей, для которых типичен более высокий вклад женщин в обеспечение ресурсами питания, в частности, там, где основным источником пищи являются продукты собирательства.

В какой момент человеческой эволюции стала формироваться эта специфическая адаптация человека? Данные палеоантропологии и археологии позволяют выделить три отправных точки: появление Homo ergaster около 2,0-1,8 млн лет назад; период активного расселения гоминид за пределы Африки; появление ранних архаических сапиенсов около 600 000 лет назад и начало колонизации северных территорий. Наконец, данная адаптация могла развиться около 50 000 лет назад, одновременно с расселением современных Homo sapience.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.265. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз