Книга: Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей

Четыре шкалы социального ранга

<<< Назад
Вперед >>>

Четыре шкалы социального ранга

Сразу же подчеркнем, что потребность занимать как можно более высокое положение имеется не у всех особей большинства биологических видов, в том числе и у человека – далеко не все люди стремятся занять как можно более высокое место на социальной лестнице.

Понятие социального ранга особи неоднозначно. Чаще всего для его определения используют три критерия (рис. 7.1 и 7.2.). Это доминирование в узком смысле, лидерство и независимость. Эти три критерия отражают три проявления высокого уровня социальной позиции, поэтому они часто, но не обязательно совпадают.


Рис. 7.1. Три критерия при построении иерархии Для того чтобы определить иерархию сообщества животных, чаще всего используют один из трех параметров: результаты конкуренции за ресурс, степень свободы социальных контактов или результаты агонистических взаимодействий. Как показал норвежский исследователь Т. Шьелдерупп-Эббе, иерархия любого сообщества наиболее очевидна на примере конкуренции за витальные ресурсы: пищу, репродуктивных партнеров, безопасные места для сна и т. п. Широко распространено мнение, что доминирование строится на результатах агонистических взаимодействий (агон по-гречески – борьба). Однако суть доминирования – в степени свободы, т. е. в том, насколько животное или человек не зависит от поведения других членов сообщества и насколько их поведение зависит от его собственного. Свобода от социального давления обеспечивает легкий доступ к ресурсам и успех при агонистических взаимодействиях, так как остальные члены сообщества избегают столкновений с лидером. Четвертый параметр, степень самооценки (не показан на рисунке), также обеспечивает свободу движений в социальной структуре

Доминирование в узком смысле означает приоритетный доступ к витальным ресурсам. В человеческом обществе это количество денег у данного человека, уровень его доходов. У животных – доступ к корму, удобным местам ночевки или дневки и, конечно же, к самкам.

В эксперименте легко определить доминанта, предложив группе животных любимый ими предмет таким образом, что пользоваться им может только одна особь. Иногда доминант ложится на него брюхом. Автор наблюдал это в группе лабораторных крыс, которым дали маленькую пластмассовую баночку с медом, и у домашних кошек, которым бросили неплотно закрытый пузырек с валерьянкой. Для количественного определения степени доминирования можно использовать поилку с конусом на носике, который не позволяет пить нескольким животным сразу. В этом случае время, проведенное у поилки, будет количественной мерой доминирования.


Рис. 7.2. К. Е. Маковский. «Суд Париса» Три богини претендовали на титул Прекраснейшей. Избегая роли судьи в споре супруги, дочери и тетки, Зевс предоставил решить этот щекотливый вопрос наивному пастуху. Склоняя его на свою сторону, каждая из богинь обещала тому повысить его социальный ранг. Афродита сулила любовь прекраснейшей из женщин, Гера – власть, а Афина – воинскую славу. В этих трех возможностях легко увидеть, соответственно, доминирование в узком смысле, лидерство и независимость – три характеристики, которые используют для определения социального ранга в человеческом сообществе и сегодня. Выбором Париса стала, как известно, женщина. То, что это был выбор витального ресурса, подчеркнуто тем, что вместе с Еленой Парис увез и казну ее мужа

Два других параметра служат проявлением свободы в социальной структуре общества. Один из них – лидерство, другой – независимость.

Лидерство пропорционально количеству особей, чье поведение ориентировано на субъект. Иными словами, чем больше членов сообщества строят свое поведение в зависимости от поведения субъекта, тем выше у него ранг лидерства. Не все люди стремятся к самому высокому рангу, но иметь низший ранг по этой шкале не хочет никто. Некоторые заводят ребенка, для того чтобы стать лидером. А дети, в свою очередь, просят подарить им собаку.

Стремление к лидерству люди реализуют в зависимости от своего доминирования в узком смысле. Можно стать публичным политиком. Если денег для этого недостаточно, человек основывает свою компанию, и на него будут ориентировать свое поведение все ее сотрудники. Если денег нет, человек идет в ресторан и гоняет официанта. Если денег нет вообще – человек сыплет крошки голубям.

Таким образом, ранг лидерства имеет тесную связь с рангом доминирования. Многие люди, стремящиеся к большим доходам, мотивированы не накоплением ресурса, а стремлением к лидерству, поскольку, как известно, кто дает – того и правда, а кто берет – тому молчать. Александр Македонский упрекал Фокиона: «Что же ты за друг, если ничего у меня не просишь?» (Плутарх, Фокион, 18). У многих стайных животных лидер и доминант, конечно забирающий себе лучшие куски, в то же время обязан обеспечивать пищей членов стаи. В частности, у собак поведение выпрашивания возле человеческого стола объясняется тем, что они подчеркивают этим доминирование хозяина.

Независимость обратно пропорциональна количеству особей, на чье поведение ориентировано поведение субъекта. Иначе говоря, чем меньше существует членов сообщества, от поведения которых зависит поведение субъекта, тем выше у этого субъекта ранг независимости.

В некоторых сообществах, например в армии, лидерство и независимость могут быть жестко связаны. У всех военнослужащих чем выше социальный ранг лидерства, тем выше и социальный ранг независимости. Оба этих совпадающих в данном случае ранга определяются воинским званием. Чем оно выше, тем больше людей находится у военного человека в подчинении и тем меньше людей, на поведение которых он обязан ориентировать собственное. Например, в Военно-медицинской академии на заседании совета по защите диссертаций председатель может скомандовать: «Отставить вопрос», и вопрос, ответ на который хотели бы выслушать не только тот, кто его задал, но и многие члены совета, будет вычеркнут из протокола и забыт. А все потому, что председатель имеет самое высокое воинское звание из всех членов совета.

Ориентирование поведения проявляется не только в том, что младшие выполняют приказы старших. Вся армейская жизнь построена на жесткой и однозначной иерархии. Младший по званию, обращаясь к старшему, прежде чем начать говорить, обязан спросить разрешения: «Разрешите обратиться?» Когда разговор закончен, но старший по званию отвлекся на свои мысли, младший, прежде чем отойти, обязан спросить: «Разрешите быть свободным?»

Иерархия по званиям в армейской среде распространяется и на отношения с иностранными военными, будь то враги или же союзники. Во время Второй мировой войны Финляндия очень вяло вела боевые действия против СССР. Частично это объяснялось высокомерным отношением президента Финляндии маршала Карла Маннергейма к фюреру Германии Адольфу Гитлеру, воинское звание которого было лишь ефрейтор.

Выходящие в отставку офицеры – как правило, это люди социально активного возраста – испытывают сложности с адаптацией в гражданской жизни, в частности из-за отсутствия четкой иерархии и однозначного соответствия рангов лидерства и независимости. У профессоров Имярек и Анонимуса одинаковые научные звания, ученые степени и должности. Почему же профессору Имярек позволено нечто, а профессору Анонимусу – нет? На такой вопрос дается простой ответ: «Потому что Имярек – можно, а Анонимусу – нельзя». Это объяснение вполне удовлетворяет гражданских людей, но совершенно непонятно военным.

В некоторых случаях ранги лидерства и независимости разительно не совпадают, например у популярных артистов. Такой человек может не обладать вообще никакой распорядительной властью или обладать, но очень маленькой, ограничивающейся его музыкальным коллективом. Другими словами, ранг лидерства невелик. Зато его любят таксисты, сотрудники дорожной полиции, а случается, и главы государств. Популярному актеру позволяется многое из того, что недопустимо для прочих граждан. Это значит, что ранг независимости такого человека высок.

Что касается соответствия ранга независимости и доминирования в узком смысле, то они не обязательно должны совпадать. У независимости связь с доминированием значительно слабее, чем у лидерства. Тем не менее резкое несоответствие одного ранга другому уменьшает приспособленность особи. Напомним, что в грех гордыни впадает тот, кто ведет себя слишком независимо, не имея достаточных материальных ресурсов, или же тот, кто ставит независимость своих суждений выше личной безопасности или возможного доступа к витальным ресурсам. Например, святая Софья согласилась на казнь своих дочерей Веры, Надежды и Любви, а затем и сама погибла на костре, но не отступилась от веры во Христа.

Существует еще и четвертый критерий – ранг самооценки. Эта субъективная оценка своих возможностей, казалось бы, не может влиять на объективные процессы. Но зачастую именно уровень самооценки оказывается определяющим для поведения человека, как для Замечательной Ракеты О. Уайльда:

«Сознание моего неоспоримого превосходства над всеми – вот что меня поддерживает в течение всей жизни, а это качество я всегда развивала в себе по мере сил»[226].

Уровень особи в иерархии определяется:

1) доступом к витальным ресурсам

2) степенью лидерства

3) степенью независимости

4) уровнем самооценки

Говорят, что Гомер умер от огорчения, не сумев разгадать загадку, предложенную ему детьми. Хороший пример драматического развития событий в результате резкого изменения самооценки человека – рассказ Э. Хемингуэя «Недолгое счастье Френсиса Макомбера»[227]. Герой рассказа не мог ничего изменить в своей жизни, хотя ему многое не нравилось, например то, что его жена каждую ночь ходит в палатку к нанятому охотнику, с которым он вынужден продолжать общаться. Но однажды, преодолев свой страх, он застрелил раненого льва. Это вселило в героя такую уверенность в своих силах, что, вернувшись в лагерь, он заявил жене, что разведется с ней в ближайшее же время. Френсис был счастлив ровно сутки, так как на следующий день во время охоты жена прострелила ему голову.

Ранг самооценки сложен для изучения, поскольку трудно предложить объективные методы его определения. Опросники не могут дать надежных данных из-за сознательной и бессознательной лжи респондентов. Разработка поведенческих методов определения самооценки – интересная задача. Возможно, следующее наблюдение поможет исследователям, которые поставят перед собой эту задачу. На королевскую свадьбу съехались представители всех оставшихся к ХХ в. королевских дворов Европы. Некий журналист отметил, что на официальной церемонии восемь из одиннадцати принцев, прежде чем сесть, обернулись проверить, на месте ли стул, тогда как все одиннадцать королей уселись, глядя прямо перед собой. Королю не приходит в голову, что стул может оказаться не на месте. Впрочем, возможно, что здесь проявилась не высокая самооценка королей, а чувство собственного достоинства, как у многих кошек, – уверенность, что никто не посмеет сыграть шутку или доставить какое-то неудобство королевской особе. «Мне чуть не пришлось ждать» – так упрекнул французский король офицера, подавшего карету в тот самый момент, когда тот вышел из дворца.

Самооценка, возможно, – важнейший критерий социального ранга, поскольку именно он определяет самочувствие человека, удовлетворенность жизнью, степень его счастья и удаленность от депрессии.

Категория самооценки очень важна еще и потому, что она теснейшим образом связана с таким чувством, как зависть. Эта связь естественна, потому что мы можем оценить себя, только сравнивая с окружающими нас людьми. Действительно, откуда я знаю, насколько я умен? Насколько хорошо я обеспечиваю свою семью? Насколько я привлекателен для противоположного пола? Абсолютной шкалы для определения всех этих характеристик не существует, поэтому приходится сравнивать себя с окружающими. Отсюда возникает неприязненное чувство к тем, кто в чем-то нас превосходит.

Здесь нельзя не вспомнить рассказ Анатоля Франса «Рубашка»[228], в котором искали счастливого человека, чтобы его рубашкой исцелить впавшего в меланхолию короля. Все люди, имевшие деньги, власть, славу, а также успех у женщин, превзошедшие всех в искусствах и науках и т. п. – все они были несчастны, так как завидовали кому-то, кто обладал другими достоинствами. Единственным счастливым человеком оказался дровосек. Лев Толстой пришел в восторг от этого рассказа и сделал вывод, что залог счастья – ничего не иметь и ничего не хотеть. Мысль правильная, но применимая только к очень редким случаям аскезы. Подавляющее большинство людей живут в обществе, поэтому все стремятся занять если не самое высокое место, то, во всяком случае, не оказаться в самом низу общественной пирамиды. Отсюда и ревнивое отношение к достижениям соседей.

Постоянная зависть к ближнему была обнаружена во время психологических экспериментов. Испытуемым предлагали некую сумму денег с единственным условием, что б?льшая часть этой суммы будет отдана случайному человеку. Эти эксперименты проводились неоднократно, в разных странах, а результат был всегда одинаковым. Если человеку предлагали отдать 70 % от предложенной суммы, то вовсе отказывалась от денег половина испытуемых. Если же предлагали отдать 80 %, то отказывались все. Конечно, спустя какое-то время люди спохватывались – хоть и маленькие, но все же деньги! Однако первое движение души у всех было одинаковым: «Так не доставайтесь же ты никому!»

Самооценка постоянно происходит не только у человека, но и у животных. Без этого понятия трудно объяснить стойко подавленное настроение у домашних котов, которым случится упустить мышь. Или поведение поймавшего мышь (именно мышь, а не полевку) кота, который носится по дому, бежит впереди на прогулке, нападает на товарища и делает садки на самку, которая не находится в течке.

Однажды летом на даче я был в саду вместе со своим котом Шухартом – я книжку читал, а он просто так сидел. Вдруг из кустов вышел незнакомый кот с полевкой в зубах и неторопливо удалился. Шухарт напрягся. Неужели будет драка? Но нет, мой кот направился в те же кусты, пошарился там и появился – тоже с полевкой. Сев посреди лужайки, он положил добычу у своих ног, раздул белую грудь и негромко запел, отмечая жизненный успех. Шухарт показал, что он ничем не хуже какого-то бродяги; что тоже может, если ему захочется, в два счета добыть полевку! Примечательно, что других свидетелей, кроме меня, не было, ни одна кошка этого не видела. Шухарт самому себе (и мне, конечно) показал свои достоинства, самоутвердился.

Зависть у животных была показана в контролируемых условиях эксперимента[229]. Две обезьяны на глазах друг у друга выполняли несложные задания. За правильное решение они получали подкрепление – дольки огурца. Внезапно одну обезьяну стали подкреплять кусочками банана. Другая пришла в ярость и отказалась работать. Она снова стала решать задачи только после того, как первую обезьяну вернули на огуречное довольствие. Оказывается, животные, как и люди, не хотят быть богатыми – они хотят, чтобы другие были не богаче них.

Зависть других людей часто повышает самооценку. Дейл Карнеги советует, чтобы расположить собеседника к себе, постоянно говорить ему: «Как я завидую вашей силе (уму, стильному костюму, умению располагать к себе людей и т. п.)». В свое время компания Studebaker выпускала одну из моделей в двух модификациях: с шести– и восьмицилиндровыми двигателями. На кузове имелись декоративные отверстия числом шесть у шестицилиндровых машин и восемь – соответственно, у восьмицилиндровых. Потом обе модификации стали выпускать с одним кузовом с восемью отверстиями. Но вскоре пришлось вернуться к двум вариантам, поскольку компания была засыпана возмущенными письмами владельцев восьмицилиндровых автомобилей.

Самооценка повышается не только при явных проявлениях зависти. Достаточно дать собеседнику почувствовать его превосходство, и он станет весьма расположенным к вам. Приведем несколько примеров того, как, демонстрируя свои слабости и недостатки, можно добиться от другого человека чего-то полезного для себя.

В романе Стивена Кинга «Воспламеняющая взглядом»[230] девочка-подросток, обладавшая парапсихологической способностью пирогенеза, была в конце концов поймана спецслужбами. Но девочка замкнулась в себе и не шла на контакт. К ней приставили офицера под видом уборщика, но и ему не удавалось войти в доверие. Однажды, когда случайно погас свет из-за технической аварии, уборщик-офицер разыграл приступ страха. Он попросил девочку держать его за руку, так как панически боится темноты. Это признание собственной слабости повысило самооценку ребенка – большой взрослый человек, а уступает ей в силе духа. В итоге девочка стала с ним общаться, потому как почувствовала симпатию к этому человеку.

Заведующий кафедрой попросил двух сотрудников подготовить компьютерный макет нового бланка кафедры. Дело было давно, в начале 1990-х гг., когда персональные компьютеры только появлялись в научных учреждениях, поэтому на подобные задания отряжались два человека. Сделав дело, молодые ученые уже собрались нести макет на утверждение, как один из них, который был более опытным царедворцем, внес последний штрих: исправил Saint-Petersburg на Sankt-Petersburg. На недоумение коллеги ответил только: «Увидишь». Шеф, обнаружив ошибку, очень обрадовался, произнес коротенькую речь на тему «Эх, куда же вы без меня!? Пропадете!» и в ближайшие две недели был очень ласков с обоими лукавцами.

Однажды я написал электронное письмо в библиотеку, в котором интересовался, сдана ли нужная мне книга. Я не был уверен, что мне ответят быстро. Ведь в том, что я написал письмо, а не явился лично, библиографы могли увидеть неуважение, отказ сориентировать свое поведение на них, т. е. неадекватное завышение моего ранга независимости. Поэтому слово «сдана» я написал через букву «з». Рассчет оказался верен. Ответ пришел моментально и выглядел примерно так: «Книга СДАНА настолько давно, что вполне может считаться СДАННОЙ». Моя ошибка была замечена и порадовала библиотекаршу, которая с удовольствием потыкала меня носом в мою неграмотность. Я же получил, с минимальными затратами времени и сил, то, чего хотел – нужную мне информацию.

Опытный ученый советует в рукописи статьи, направляемой в научный журнал, вставлять тривиальную ошибку[231]. Это радует рецензента, так как унижение автора повышает его самооценку. А хорошее настроение рецензента увеличивает шансы на публикацию. Но ошибка должна быть достаточно очевидной, типа Sankt-Petersburg. Многие рецензенты и редакторы пропускают такие словосочетания, как «ответная реакция», «потенциальная возможность», «лимбический круг», «ареал обитания», «патологический процесс»[232], в каждом из которых одно слово является русской калькой иностранного.

Во всех этих случаях мы улучшаем настроение собеседнику, давая ему почувствовать его превосходство, повышая его самооценку и уменьшая возможную зависть к нам. Некоторые молодые женщины часто прибегают к такому методу в деловом общении. Они называют это «план Б» – «белочка». Как правило, партнер легко идет навстречу – не просто симпатичной девушке, но девушке, откровенно признающейся в своей невысокой квалификации, малом опыте и отсутствии личных амбиций. Применение «плана Б» описано Голсуорси в «Саге о Форсайтах»[233]. Уинфред разводилась с мужем. В Англии начала ХХ в. это была заковыристая юридическая процедура. В частности, требовалось доказать стремление женщины сохранить брак. Судья обратил внимание на один из поступков Уинфред, который противоречил такому стремлению. На вопрос судьи, зачем она так поступила, Уинфред, вполне взрослая женщина, имеющая сына-студента, ответила: «Не знаю. Я сделала так по совету отца». Судья был полностью удовлетворен этим ответом.

Но в массе своей люди крайне редко прибегают к этому методу. Сам себя не похвалишь – ни от кого не дождешься комплимента. Для людей очень важна самооценка, которая снижается в присутствии очень уверенных в себе людей. Поэтому они вызывают неприязнь, им постоянно напоминают: «Будь скромнее», «Растерянность тебе идет» и т. п.

Однажды автор присутствовал на лекции в психологической школе. Мне доводилось мало слышать таких блестящих лекций. Красивым, негромким, но звучным голосом лектор не только ясно изложил сложный предмет экзистенциальной психологии, но и сделал это в такой манере, что за полтора часа не затекла ни одна нога и ни разу не появилась мысль выйти перекурить. Читал лектор, не сходя с места, почти не жестикулируя, без слайдов, без демонстраций каких-либо объектов, т. е. в самой сложной манере «говорящей головы». Очевидно было, что это не только прекрасный лектор, но и высокого класса специалист в своей области, который знает свой предмет и глубоко, и досконально. В той школе было принято, чтобы слушатели выставляли оценки лекторам. К моему удивлению, по всем семи параметрам, начиная с «подачи материала», этот отличнейший лектор получил от студентов очень средние баллы. Вероятно, лекция была близка к идеалу настолько, что невольно заронила в студенческие головы мысль о собственном несовершенстве, о том, что им самим вряд ли когда-нибудь удастся достичь такого уровня.

Но что же делать, если самооценка так тесно связана с чувством зависти? Неужели от этого чувства и его постоянных проявлений в поведении никуда не уйти? Нет, это возможно. Зависть объявлена смертным грехом (см. главу 1), потому что можно повышать самооценку без причинения вреда членам референтной группы и понижения их социального ранга.

Игры с компьютером – один из способов повышения самооценки

Канадский психолог А. Бандура предложил термин «самоэффективность», который обозначает оценку человеком своей способности совершить некую последовательность действий и достичь определенного результата или уровня исполнения[234]. Другими словами, самооценку можно повышать, не сравнивая себя с другими, а отмечая свои успехи. Референтной группой будут многочисленные «я» из прошлого. Поведение, направленное на достижение преимущества над самим собой, т. е. постоянное самосовершенствование, не только не уменьшает, но увеличивает приспособленность как отдельного человека, так и всего человеческого сообщества.

Если человек любит лежать на диване, то он делает это при каждом удобном случае. Но с особенно большим удовольствием ему лежится после того как он написал все, что было запланировано на сегодня. Честно отработал несколько часов, сделал все, как хотел, и знает, с какой фразы начнет завтра. Вот тогда особенно сладко растянуться перед телевизором, или с книжкой, или с журналом. И лежать, попивая чай с медом и лимоном. Если же не пишется уже несколько дней, а все подходы к компьютеру приводят только к вялому ползанью по Интернету и раскладыванию пасьянсов – тогда родной диван делается каменистым, и самый вкусный мед в чае не радует. А все потому, что самооценка снижается.

В тех случаях, когда нет возможности профессионального и карьерного роста, когда человек не может рассчитывать на повышение доходов и увеличение своей сексуальной привлекательности (как справедливо заметил М. Зощенко, «женщина играет некоторую роль в личной жизни»), спасают параллельные социальные структуры, которые часто называют хобби (см. главу 5). Подобные занятия, в том числе охота на крупных хищников, описанная Хемингуэем, являются игровым поведением взрослых, которое служит повышению ранга самооценки. Такое поведение необязательно связано с риском для жизни или экстремальными видами спорта («Зачем идете в горы вы?»). Игра в карты или в «Тетрис» с компьютером мотивирована в первую очередь повышением уровня самооценки (самоутверждением). Более того, простые компьютерные игры могут иметь терапевтическое значение. 15-минутная игра в «Тетрис» уменьшала количество навязчивых неприятных воспоминаний у добровольцев, которым предварительно демонстрировали различные неприятные сцены[235]. При этом компьютерная игра типа «Эрудит» не влияла на частоту неприятных воспоминаний. Благотворное влияние «Тетриса» на психическое состояние человека связано, по всей вероятности, с тем, что в этой игре можно быстро добиться прогресса, буквально за несколько минут. Улучшить свои результаты в «Эрудите» тоже можно – чтением энциклопедий и прочих справочников. Но это займет годы, а добиться успеха и тем самым повысить самооценку нужно сейчас.

В заключение раздела следует подчеркнуть, что социальная структура сообществ человека и многих других общественных животных, в том числе крыс (но исключая мышей), представляет собой не линейную схему и не пирамиду, на вершине которой находятся доминанты, в следующем слое – субдоминанты, а еще ниже – подчиненные особи субординанты. Реальные социальные структуры гораздо сложнее. Эта сложность определяется несколькими факторами. Вот некоторые из них:

1) значение социального ранга – нестабильный признак. Он меняется на протяжении жизни. У одной и той же особи ранг может быть различен в разных сообществах: большой начальник может быть субординантом в своем клубе;

2) четыре показателя социального ранга у отдельных особей часто не совпадают. Доступ к большому количеству витальных ресурсов не означает автоматически высокой степени независимости, лидерства и самооценки. Высокая самооценка может быть совершенно не связана с другими показателями;

3) в зависимости от конкретной ситуации преобладающими для определения социального ранга становятся разные показатели. Это соображение приобретает большое значение, если мы пытаемся найти соответствие социального ранга с биологическими характеристиками особи;

4) одна особь может быть подчиненной по отношению к другой, другая – к третьей, но третья будет доминировать над первой;

5) в больших сообществах имеет место иерархия микросообществ.

Наконец, отношения между особями не исчерпываются системой «доминирование – подчинение». Большую роль играет аффилиативное (персонифицированное дружелюбие) поведение, основанное на симпатии между членами сообщества. Две собаки или два человека, имеющих различные социальные ранги, могут относиться друг другу враждебно, безразлично или дружелюбно.

Таким образом, структура сообществ, в которой центральным понятием является «доминирование – подчинение», – это только схема, удобная для рассмотрения общих закономерностей в первом приближении.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.204. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз