Книга: Первые люди

Терра-Амата: человек прямоходящий на французской Ривьере

<<< Назад
Вперед >>>

Терра-Амата: человек прямоходящий на французской Ривьере

Примерный потрет первого человека, еле набросанный археологами старших поколений, обогатился множеством сведений о его образе жизни и привычках благодаря одной из наиболее интересных находок последнего времени. Произошло это в 1966 году в многолюдном средиземноморском городе Ницце, в самом сердце французской Ривьеры.

История открытия начинается в октябре 1965 года, когда невысокий темноглазый человек, тридцатилетний штатный археолог города Марселя Анри де Люмле, зачастил на строительный участок возле верхнего берегового шоссе, ведущего в Монте-Карло. Он не мог категорически утверждать, что бульдозеры, вгрызающиеся в отрог горы Борон, обнаружат что-либо заслуживающее внимания, но допустить, чтобы они уничтожили хоть какие-нибудь следы прошлого, он тоже не мог. А участок этот уже раздразнил его любопытство: восемь лет назад рабочие, готовившие площадку под фундамент, наткнулись на каменное орудие и на несколько кремневых отщепов. Но подрядчик тогда обанкротился, и строительные работы прекратились. И вот теперь, в 1965 году, новый подрядчик объявил, что на участке будет возведен пятиэтажный жилой дом.

Место не оставляло желать ничего лучшего: прямо над ним стоит Шато де Роземон, в прошлом вилла югославского короля, которую городские власти Ниццы отдали под палеонтологический музей. Несколькими кварталами ниже начинается торговый порт, а рядом тянется проулок Терра-Амата, что на местном наречии означает "Любимая Земля". (Первоначально он звался Терра-Мата - Полоумная Земля, но, по-видимому, такое название оскорбляло самолюбие местных домовладельцев и было соответственно изменено.)

Когда на участке заработали бульдозеры нового подрядчика, Люмле, специалист по палеолиту, следил за ними, точно ястреб, выжидающий, не подцепит ли лемех плуга полевую мышь. И его преданность науке была вознаграждена. Бульдозер срезал примерно метр земли, и вдруг под ножом что-то заблестело. "Стойте!" - закричал Люмле: его опытный взгляд распознал морскую гальку, обработанную человеческой рукой.


Терра-Амата, место стоянок человека прямоходящего, открытое при рытье котлована под фундамент жилого дома, лежит на холме в Ницце, ниже Шато де Роземон

Во Франции, где в любом месте могут вдруг обнаружиться следы доисторического прошлого, археология имеет право голоса в вопросе о новых застройках, а Люмле к тому же знал, что может рассчитывать на поддержку министра культуры Андре Мальро. Бульдозеры отступили, и через несколько дней Люмле вместе с женой Мари-Антуанетт, тоже археологом, ликуя, прибили к забору стройки доску с грозным предупреждением, воспрещавшим вход всем посторонним лицам (в том числе и строительным рабочим) под страхом штрафа и тюремного заключения.


Распростершись на досках, охотники за окаменелостями тщательно обследуют участки раскопа площадью в один квадратный метр каждый

Подрядчик, вынужденный пойти на дорогостоящую задержку, не проявил ни малейшего восторга. Да, он соглашался, что Терра-Амата очень интересное место для археологов и специалистов по доисторическим культурам, "но, - добавил он угрюмо, - нам-то это ни к чему. Мы не исследуем, мы сносим".

И началась работа наперегонки со временем. Люмле было дано полтора месяца на то, чтобы раскопать участок в 120 квадратных метров на уступе, однако в главном котловане возведение фундамента шло своим ходом. Было ясно, что супруги вдвоем состязаться с бульдозерами не в силах - тут не справилась бы даже обычная бригада археологов. Необходимы были массовые усилия. И вскоре более трехсот археологов, студентов и просто любителей уже взбирались каждый день на уступ по приставным лестницам и трудились не покладая рук под защитой парусных тентов. Правда, первоначальный срок был продлен, и между 28 января и 5 июля 1966 года эта маленькая армия, вооруженная всеми необходимыми орудиями, начиная от бульдозеров и кончая совками, быстро сняла почти 15 метров земли, в которой запечатлелись сотни тысяч лет геологической истории, и добралась до древнего пляжа, хранившего следы пребывания на нем человека.


Археолог с трудом залезает в траншею между двумя пляжами времен палеолита. Верхний край - тот песчаный пляж, на котором строили свои хижины первые люди

А когда подготовка завершилась, эти охотники за окаменелостями, используя самые современные методы раскопок (см. стр. 85 - 93), чтобы не пропустить ни одной мелочи, хоть как-то связанной с жизнью древних людей, день за днем проводили, распростершись на досках, которые, точно мостки, были уложены в раскопе под разными углами. С величайшей осторожностью манипулируя ножами, кисточками, скальпелями и другими хирургическими инструментами, они тщательно очищали от грунта все, что им открывалось, а песок ссыпали в бидоны, чтобы затем аккуратно его просеять.

Кропотливо трудясь, они прошли на редкость богатый находками слой палеолитических отложений толщиной в два с половиной метра, а затем раскопали еще 5 метров, не обнаружив больше никаких следов человека. В общей сложности они прорезали холм Терра-Аматы по вертикали более чем на 20 метров.

Пока они сантиметр за сантиметром проходили богатый слой палеолитических отложений, каждый обрабатывал свой маленький участок. Место раскопок было размечено на метровые квадраты веревками, привязанными к колышкам по краям раскопа. Благодаря этому положение каждой находки можно было фиксировать с большой точностью, а их относительное расположение позволяет узнать очень много о том, чем они являлись и для чего служили.

Вот так раскапывался один горизонтальный слой за другим. По мере продвижения копавшие отмечали в своих блокнотах расстояние от центра каждой находки до левой стороны квадрата и до задней его стороны (то есть ближайшей к копающему), а также расположение объекта в земле - горизонтальное, вертикальное или наклонное, - что давало определенное представление о форме поверхности, на которой в свое время лежали эти предметы. Закончив все измерения, копавший наносил на миллиметровку план своего квадрата и отмечал на нем точное положение каждой находки. Благодаря этим планам, а также фотографиям и слепкам, сделанным с находок, Люмле смог воссоздать каждый из древних обитаемых горизонтов.

За пять месяцев лихорадочных усилий бригада Люмле обнаружила 35 тысяч объектов, положение которых было зафиксировано на 1200 планах, 9 тысячах фотографий и в 90 квадратных метрах слепков. Это был один из самых богатых археологических кладов, когда-либо обнаруженных на столь малом участке. "Мы словно читаем книгу, - заявил Люмле, когда раскопки еще продолжались. - Каждый слой - это новая страница, прочитывая которую, мы узнаем историю древнего человека".


Эту тридцатисантиметровую ямку, возможно, оставил столб, поддерживавший хижину человека прямоходящего

Первой прочитанной страницей был пол хижины площадью 6 на 12 метров. Несколько ямок диаметром около 30 сантиметров как будто указывали, что крыша этого жилья подпиралась изнутри какими-то столбами - возможно, выброшенными на берег стволами деревьев. Таких столбов было не меньше двух. В центре жилища находился очаг - компактный участок спекшегося и потемневшего песка, наполовину огороженный камнями, которые кто-то предусмотрительно сложил так, чтобы защитить огонь от северо-западного ветра, и в наши дни постоянно дующего в Ницце. Тот факт, что ветер так свободно разгуливал по хижине, навел Люмле на мысль, что она, возможно, была сооружена из тонких стволов или Длинных веток. Довольно широкое кольцо вокруг очага было свободно от мусора. Напрашивается вывод, что тут обитатели хижины располагались на ночь.

В нескольких шагах от очага Люмле обнаружил место, где изготовлялись орудия, - в центре этого участка лежал плоский камень, на котором, по догадке Люмле, сидел мастер. Вокруг этого камня валялись орудия и осколки. "Подобных камней на песчаных пляжах не бывает, - сказал Люмле. - Его, несомненно, принесли сюда, чтобы удобнее было сидеть". Одной из интереснейших находок в первобытной мастерской оказался камень, разбитый и брошенный за ненадобностью. Он распался на 11 фрагментов, которые удалось собрать воедино - задача на сообразительность давностью в 400 тысяч лет.

Но, безусловно, самой эффектной находкой был след длиной в 23,75 сантиметра, оставленный в иле взрослым мужчиной, который слегка поскользнулся на пятке. Это самый древний след человека из всех пока известных.


След человека, оставленный 400 тысяч лет назад, - древнейший из всех известных

Перечисленных открытий было бы достаточно, чтобы взволновать антропологов всего мира. Но богатства раскопа превзошли самые смелые мечты Люмле. Один за другим раскапывались обитаемые горизонты, расположенные друг под другом, - общим числом двадцать один обитаемый горизонт, - и они дают ясное представление о том, какими были древнейшие из всех известных нам архитектурных сооружений.

Хижины стояли в трех разных местах: 4 - на песчаной косе, 6 - непосредственно на пляже и 11 - на дюне. Воздвигались они тут на протяжении примерно ста лет, а 11 хижин на дюне, несколько более поздние, чем остальные, и строившиеся одна поверх другой, по-видимому, сооружались одной и той же группой, которая периодически возвращалась в бухту - по меньшей мере одиннадцать раз.


На полу одной из хижин загородка из камней все еще защищает от ветра неглубокий очаг (слева)

Дюна, на которой строились эти более поздние хижины, оказалась, по-видимому, идеальным местом: ее укрывал известняковый обрыв, а поблизости бил ключ. Все хижины имели форму вытянутого овала, но размеры их заметно различались: длина колебалась от 7,8 до 14,7 метра, а ширина от 4 до почти 6 метров. Их очертания удалось установить по камням-подпоркам, кольца которых сохранились на многих обитаемых горизонтах, и по отпечаткам ряда кольев или веток, которые, судя по всему, втыкались в песок вплотную друг к другу, образуя стены. В центре хижин находились очаги - либо неглубокие ямы, либо выложенные галькой участки песка, - причем каждый с каменной загородкой. Последнее обстоятельство, по-видимому, подтверждает первоначальное предположение Люмле, что в жилищах этих гуляли сквозняки, так как стены из веток - плохая защита от ветра.


Большие камни все еще торчат там, где они некогда подпирали стену хижины

Размеры хижин, по мнению Люмле, свидетельствуют о том, что охотничьи группы были относительно невелики - некоторые, пожалуй, насчитывали не больше 15 человек. Отсюда он сделал вывод, что они состояли только из мужчин, отправившихся в короткую охотничью экспедицию. Однако большинство специалистов не разделяет этой точки зрения, указывая, что мужчины попросту не смогли бы дотащить в руках или на спине достаточное количество мяса для женщин и детей, если бы ушли от них на значительное расстояние.

Человеческих костей, которые могли бы подтвердить правильность того или иного взгляда, там найдено не было, но множество мелочей, обнаруженных на обитаемых горизонтах благодаря неистощимому терпению исследователей, позволяет получить представление о жизни обитателей более поздних хижин. В углу одной из них неподалеку от очага лежал большой гладкий камень, весь в крохотных царапинах. На взгляд Люмле, царапины указывают, что на этом камне с помощью заостренного камня поменьше нарезалось мясо: возле были обнаружены кости различных животных.


Реконструкция древнейшей человеческой постройки: камни подпирают овальную хижину, сооруженную из согнутых веток и продуваемую насквозь

Неподалеку от этой "кухни" Люмле обнаружил еще одну редкость - окаменевшие человеческие экскременты. (По-видимому, человек прямоходящий не был самым чистоплотным из людей, хотя к его чести следует сказать, что в хижине была как будто выделена особая, так сказать отхожая, зона.) Анализ обнаруженной в фекалиях окаменевшей пыльцы указал время года, когда была построена хижина - в конце весны или в начале лета, в дни цветения определенных растений, в том числе баптисии: их пыльца попадала на все, что ели обитатели хижины.

В этот сезон на заливных лугах по берегам реки Пайон, неподалеку От доисторической стоянки, вероятно, паслись многочисленные стада различных травоядных. Такое близкое соседство дичи было отнюдь не случайным совпадением. Охота составляла главное занятие первых людей, и, конечно, они из года в год являлись в Терра-Амату на исходе весны потому, что там можно было рассчитывать на обильную добычу.

Остатки животных, обнаружение там повсюду, несомненно, подтверждают такой вывод. Это кости птиц, черепах и по меньшей мере восьми разных млекопитающих. Охотники не брезговали кроликами и мелкими грызунами, но предпочитали добычу побольше и помясистее. Многие кости принадлежат детенышам крупной дичи. Наиболее многочисленными были остатки оленей и далее в нисходящем порядке: остатки слонов вымершего вида, кабанов, горных козлов, вымерших древних носорогов Мерка и первобытных быков. Сейчас из всех этих животных в окрестностях Ниццы водятся только кабаны, но они заметно мельче своих первобытных пращуров.

Время, проводимое в Терра-Амате, пришельцы, несомненно, посвящали в основном охоте, но, кроме того, они пользовались и дарами моря. Раковины устриц, блюдечек и мидий свидетельствуют о том, что они умели ценить подобные деликатесы. Несколько рыбьих костей и позвонков показывают, что эти временные обитатели дюн иногда ловили и рыбу.


Мусор на полу хижины, окаменевший олений рог, осколки каменных орудий

Те, кто жил в более ранних хижинах на пляже и косе, кое в чем отличались от тех, кто обосновался на дюне. По какой-то причине они разводили костры гораздо больших размеров. И как будто не столь искусно изготовляли орудия. Они оставили нам довольно грубые образчики своих изделий, включая галечные орудия, такие, как, мотыга, оббитая только с одной стороны, примитивные оббитые с двух сторон овальные камни - рубила, скребла и заостренные осколки, которые можно было метать.

Обитатели дюн изготовляли многие из тех же видов орудий, но применяли более искусные приемы, чем их соседи. Они отбивали от камня пластины и обрабатывали их. По-видимому, они специально отправлялись на поиски подходящих материалов: один метательный снаряд был изготовлен из обломка вулканической породы, которую можно найти только в Эстереле, километрах в пятидесяти к западу.

Кроме того, обитатели дюн пользовались орудиями, изготовленными не только из камня, но и из кости. Конец одного такого орудия - берцовой кости слона - был старательно оббит так, что завершался острием. Другую кость тщательно обожгли, а обломок третьей стерся от частого употребления. Четвертое костяное орудие, с длинным острым концом, возможно, использовалось, как шило, чтобы прокалывать шкуры для изготовления одежды. Отпечатки в песке вокруг большого очага, несомненно, оставлены шкурами, из чего следует, что человек прямоходящий либо, сидел на шкурах, либо спал на них.

Находка нескольких стертых кусочков красной охры дает основание полагать, что первый человек, кроме того, разрисовывал свое тело - возможно, даже в ритуальных целях. С другой стороны, красная охра могла иметь и более практическое применение: многие племена, живущие в жарком климате, и теперь еще обмазываются смесью красной охры с жиром, чтобы предохранить кожу от солнечных ожогов.

Одной из наиболее интригующих находок был сферический отпечаток в песке. А вдруг он оставлен каким-то сосудом? Так, во всяком случае, полагает Люмле. По его мнению, сосуд был деревянным и предназначался для хранения воды. Однако он считает, что обитатели хижины могли использовать подобные сосуды и для приготовления еды, наполняя их водой, а затем погружая в нее раскаленные на огне камни, - такой способ варки пищи до недавнего времени применяли индейцы на северозападном побережье Америки.

Возможность того, что человек прямоходящий пользовался сосудами, наводит на дальнейшие догадки. Женщины и дети могли использовать сосуды для сбора орехов, ягод и семян, что способствовало разделению труда, которое стало важнейшей чертой его общества.

Строители хижин, по-видимому, никогда подолгу в них не жили. Этот вывод Люмле сделал, исходя из состояния обитаемых горизонтов: они были относительно мало утрамбованы. Если бы охотники жили тут дольше, чем несколько дней, они утоптали бы землю заметно сильнее. О краткости их пребывания в Терра-Амате свидетельствуют и каменные орудия, которые сверху светлее, чем снизу. Верхняя их поверхность выгорела на солнце, из чего следует, что затенявшие их хижины разваливались очень скоро после ухода охотников.

Раскопки в Терра-Амате - подлинный подвиг современной археологии. Они не только приоткрыли покров над жизнью человека прямоходящего, но и дали множество сведений о климате, географии, флоре и фауне его времени. Палеонтологи и геологи, изучая эти материалы, смогли установить, как выглядели окрестности Ниццы в те дни, когда охотники строили там свои хижины. Климат тогда был более холодным и влажным, но современный житель Ниццы увидел бы немало знакомых ориентиров, например вершину Мон-Шов в Альпах к северо-западу и гору Борон, встающую на востоке. Собственно говоря, море выдолбило эту бухточку в отроге горы Борон, и высокие обрывы укрывали Терра-Амату от северных и восточных ветров.

Впрочем, уровень Средиземного моря был тогда выше примерно на 26 метров, и большая часть низменного побережья около Ниццы и устье долины, где теперь в море впадает река Пайон, находились под водой. Вот почему Терра-Амата, некогда береговой пляж, теперь смотрит на море со склона холма.

Можно не сомневаться, что будет сделано немало других интереснейших открытий, связанных с человеком прямоходящим, но Терра-Амата позволила воссоздать пока еще не превзойденную по ясности картину жизни предка современного человека и окружавшей его природы. Французский историк Камилл Жюльян, подводя итоги всему, что было там найдено, писал:

"Очаг - место, вокруг которого собирались все, потому что он дарил тепло, свет и спокойствие. Камень-сиденье, на котором один изготовлял орудия, необходимые многим. Пусть эти люди были бродячими охотниками, но перед началом охоты было время подготовки к ней, а после наступали долгие часы отдыха у очага. Все это приведет к возникновению семьи, к возникновению племени, но, может быть, задаю я себе вопрос, семья и племя существовали уже тогда?"

Куда отправлялись охотники после недолгого пребывания в Терра-Амате и почему, столько лет посещая бухту из года в год, они вдруг перестали туда возвращаться, остается пока тайной. Но дальнейшая судьба их древнего поселения отнюдь не скрыта мраком неизвестности. Когда в июле 1966 года археологи бережно извлекли из земли последнее свидетельство прошлого, на раскоп неумолимо двинулись бульдозеры. И теперь там, где более 400 тысяч лет назад стояли хижины человека прямоходящего, высится современный дом с дорогими квартирами. В мире известно немного мест, где человеческие жилища сменялись бы со столь незапамятных времен.


Панорама, нарисованная художником, работавшим с Люмле, показывает, как могли выглядеть Терра-Амата и ее окрестности 400 тысяч лет назад. Бухта, открытая на север, к Приморским Альпам, отвечала всем нуждам древних охотников: укромный пляж с источником пресной воды, обилие дичи и богатая растительность

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.591. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз