Книга: Первые люди

Клад на речном берегу - остатки самого древнего человека

<<< Назад
Вперед >>>

Клад на речном берегу - остатки самого древнего человека


Карта, составленная по наброску из семейного архива Дюбуа. Крестиками помечены два места на берегу реки Соло, где Дюбуа нашел окаменелости человека прямоходящего, а также показан памятник (слева), воздвигнутый для увековечения этого события

Но еще до того, как Дюбуа вернулся в Европу и продемонстрировал свою драгоценную находку другим ученым, она уже стала предметом ожесточенного спора, который определил всю его дальнейшую жизнь.


В этой речной излучине Дюбуа, раскапывая обрыв с обнаженными пластами пород (в центре), на глубине 15 метров нашел кости яванского человека

Его первые телеграммы были встречены с недоверием. Скептики утверждали, что кости эти вовсе не принадлежали одному существу, что Дюбуа ошибся, соединив череп и зубы человекообразной обезьяны с бедром человека, погибшего неподалеку. В 1893 году некий член Нидерландского зоологического общества, высмеивая в газетной статье "мозаичный" метод Дюбуа, задавал вопрос, не приведут ли дальнейшие находки на месте этих яванских раскопок к появлению еще более нелепого существа. Если, например, там обнаружится правое бедро, более похожее на обезьянье, не окажется ли пресловутый питекантроп несколько кривобоким? А если второе бедро тоже будет левым, следует ли считать, что питекантроп расхаживал на двух левых ногах? Ну а если в радиусе 15 метров от первого черепа отыщется второй, более человеческий, будет ли это означать, что у питекантропа были две головы - обезьянообразная и человекоподобная?


Бедро, свидетельствующее о прямой осанке

Однако и тщательнейшее исследование самих находок, когда они наконец были доставлены в Европу, не разрешило спора. Вернувшись в Голландию в 1895 году, Дюбуа всего через полтора месяца после приезда уже докладывал о питекантропе Третьему международному зоологическому конгрессу в Лейдене. И тут же вспыхивает великая ссора из-за того, куда поместить этого яванского "обезьяночеловека" в схеме эволюции. Мнения ученых разделились главным образом по принципу национальной принадлежности: немцы в большинстве сочли питекантропа человекообразной обезьяной с человеческими признаками, англичане увидели в нем человека с обезьяньими чертами, американцы же склонялись к предположению самого Дюбуа, что это какая-то переходная форма.


На другом берегу Дюбуа воздвиг памятник с инициалами питекантропа прямоходящего (как окрестил он существо, которое теперь носит название 'человек прямоходящий'), а также стрелкой с указанием расстояния до места раскопок и датами раскопок

Затем Дюбуа отвез кости в Лондон, где выставил их в лекционном зале Британского зоологического общества. Получив возможность поближе познакомиться с этими окаменелостями, английские ученые еще больше уверились, что питекантроп был первобытным человеком, а не недостающим звеном, на чем настаивал Дюбуа. Сэр Артур Кизс, один из ведущих английских антропологов тех лет, позже описал, как воспринимал Дюбуа то, что говорилось на этом заседании: "Дюбуа выслушивал своих критиков с вежливым нетерпением. Их возражения он приписывал невежеству или личной неприязни, но только не желанию добраться до истины".


Внутренняя поверхность черепной крышки человека прямоходящего - важнейшей находки Дюбуа

В поисках сторонников Дюбуа показывал свою находку всем, кто хотел с ней ознакомиться. Многие ученые посещали его в Голландии, и сам Дюбуа разъезжал по разным странам, возя с собой кости в старом чемоданчике. Со временем он проникся прямо-таки нежностью к окаменелому предку, который стал его постоянным спутником. Эта его привязанность к костям древностью в добрые полмиллиона лет особенно ярко проявилась в Париже, куда он приехал, чтобы показать своего питекантропа французскому антропологу Леонсу Пьеру Мануврие. Они встретились в антропологической лаборатории парижанина и, обсуждая кости, засиделись там почти до полуночи. В конце концов Дюбуа заявил, что хочет есть, и они отправились поужинать в тихий ресторанчик на соседней улице. Дюбуа взял с собой свой чемодан. За столиком они продолжали разговор, пока к ним не подошел официант и не сказал, что ресторан закрывается. Мануврие, как рассказывал он впоследствии, объявил, что проводит Дюбуа до его отеля. Продолжая разговаривать, они перешли через улицу, где, несмотря на поздний час, было еще много экипажей, и пошли дальше. Через несколько кварталов Дюбуа вдруг схватил Мануврие за локоть и крикнул: "Где питекантроп? Он остался в ресторане!"

Дюбуа опрометью бросился назад, чуть не угодил под копыта и ворвался в ресторан, когда хозяин уже хотел запереть дверь. "Где питекантроп?" - выпалил голландец, еле переводя дух. Никто не понял, чего он хочет, однако официант сказал, что нашел какой-то старый чемоданчик и убрал его под стойку. Дюбуа проскочил мимо него, схватил чемодан и быстро открыл, проверяя, не исчез ли питекантроп. Мануврие посоветовал ему на ночь спрятать питекантропа под подушку.

Дюбуа демонстрировал окаменелости на заседаниях ученых обществ, публиковал подробные описания в научных журналах, но это только подливало масло в огонь. Споры разгорались все больше. К 1928 году существовало 15 различных толкований этих окаменелостей. Некоторые заключения опирались на мельчайшие анатомические детали, другие представляли собой весьма смелые умозрительные построения. Один автор, исходя из странного выступа на бедренной кости, который мог быть следствием болезни, заключил, что питекантропа нужно считать человеком: ведь хромой обезьяне выжить много труднее, чем человеку. За питекантропом же, по его мнению, могли ухаживать родственники!

Много лет Дюбуа отдавал все силы тому, чтобы как можно полнее познакомить ученый мир с питекантропом. Для этого ему пришлось постичь тайны зубоврачебной техники, фотографии и скульптуры. Он хотел получить точные слепки мозга и для этого несколько недель учился работать на бормашине, чтобы тонкими сверлами удалить крохотные частицы камня с внутренней поверхности черепной крышки. Он сконструировал специальный "стереортоскоп" - аппарат, который давал возможность без искажения фотографировать окаменелости под разными углами. А для широкой публики он вылепил фигуру питекантропа в натуральную величину, заставляя сына позировать все летние каникулы. Эта статуя экспонировалась на Всемирной парижской выставке 1900 года, а затем была водворена в Лейденский музей, где находится до сих пор. Сотрудники ласково называют его Питом.

Однако питекантроп по-прежнему не получал признания. Дюбуа воспринимал это глубоко личным образом. Оскорбленный тем, что остальные ученые не соглашаются с его истолкованием, он в конце концов перестал предоставлять найденные им кости для дальнейшего изучения и превратился в настоящего отшельника. Ходили слухи, что он прячет бесценные кости у себя дома под половицами. Благочестивые же недруги, считавшие теорию эволюции кощунством, утверждали, что Дюбуа наконец-то раскаялся и искупает свой великий грех - питекантропа. Однако через тридцать с лишним лет Дюбуа смягчился и изменил свое решение никогда больше не принимать ученых посетителей. В 1932 году он пригласил к себе нескольких видных антропологов. Питекантроп, по выражению одного репортера, покинул свое уединение.

Но Дюбуа по-прежнему расходился во мнениях с ученым миром. До самого конца он стоял на том, что питекантроп и есть недостающее звено, тогда как новое поколение антропологов уже твердо считало его яванским представителем древнейшего человека - Homo erectus.

И в наши дни некоторые вопросы, касающиеся открытия Дюбуа, остаются неразрешенными. Действительно ли это кости одного скелета? По мнению Дюбуа, логичнее было предположить, что они принадлежали одному существу с характерными чертами как человекообразной обезьяны, так и человека, чем утверждать, будто два разных примата - неизвестный вид человекообразной обезьяны и неизвестный вид человека - обитали на Яве в одно и то же время и погибли в Триниле на расстоянии пятнадцати метров друг от друга. Однако ученые все еще спорят об этом. Череп безусловно принадлежал древнему человеку, но один из зубов вполне мог остаться от доисторического орангутана, а бедренная кость, по мнению некоторых специалистов, была найдена в одном из верхних слоев и принадлежала человеку более позднего вида.

Из-за великого спора, был ли питекантроп человеком, человекообразной обезьяной или недостающим звеном, блистательная детективная работа Дюбуа, которая привела к обнаружению окаменелостей, словно только усугубила тайну происхождения человека вместо того, чтобы прояснить ее. Но пока антропологи спорили по поводу костей яванского человека, а Дюбуа жил отшельником в своем голландском доме, решение спора назревало совсем в другом месте.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.651. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз