Книга: Астрономия на пальцах.

Глава 7. Антропный принцип

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 7. Антропный принцип

Теперь так… Есть во Вселенной одна грандиозная загадка, над которой ломают голову физики: почему Вселенная именно такая? Великий Эйнштейн, который сам в бога не верил, но иногда использовал термин «бог» в качестве метафоры, сформулировал этот вопрос следующим образом: «А мог ли бог вообще создать Вселенную как-то иначе?»

Я поясню недоумение Эйнштейна. Это недоумение впервые возникло у физиков в первой половине ХХ века, когда родилась квантовая механика со всеми ее странностями, и окончательно окуклилось к концу прошлого века, когда о Вселенной стало известно довольно много. Дело в том, что мир оказался устроенным не просто странно, а очень странно. И очень тонко. Настолько тонко настроенным он оказался, будто пианино, что это вызвало немалое удивление ученых: оказывается, малейший сбой в этих многочисленных тонких настройках мира привел бы не только к невозможности жизни во Вселенной, но и к невозможности существования любых более-менее сложных структур. Неужели этот мир специально кто-то так тонко настраивал, подгоняя задачу под результат?

Поясню, что имеется в виду…

В науке существуют так называемые физические константы и соотношения. Например, скорость света, равная 300 000 км/с. Или отношение массы протона к массе электрона (протон в 1836 раз тяжелее электрона). Таких чисел, определяющих облик нашего мира, довольно много. И все они друг с другом, как нам сегодня кажется, не связаны, но малейшее изменение даже одной из них привело бы к вселенской катастрофе.

Например…

Есть гравитационная постоянная, которую проходят все школьники, изучая ньютоновский закон всемирного тяготения. Сила притяжения, как учит нас Ньютон устами школьных преподавателей, пропорциональна массе тяготеющих тел, а также некоему установленному экспериментально коэффициенту, который и называется гравитационной постоянной. Это мировое число, заданное самой природой. В физике оно обозначается буквой G и равно 6,67408 ? 10-11. На это число надо помножить массы тяготеющих тел, чтобы получить силу их притяжения.

Почему оно такое? А черт его знает! Ниоткуда это не вытекает, ни из каких более общих теорий. Вот просто такое оно, и все! А могло бы оно быть другим? Неизвестно.

А что было бы, если бы оно было другим?

Будь гравитационная постоянна больше, то есть сила всемирного тяготения мощнее, она бы остановила разлет Вселенной вскоре после Большого взрыва и вскоре схлопнула мир обратно. Даже совсем небольшое увеличение этого коэффициента привело бы к тому, что звезды стали бы более горячими и быстро прогорающими. Жизнь вокруг таких звезд просто не успела бы возникнуть.

А если бы значение гравитационной постоянной было меньше, силы тяготения не хватило бы для такого уплотнения звездного вещества, при котором возникают температуры, достаточные для возгорания термоядерной реакции – звезды класса Солнца бы не зажглись, а звезды крупнее не смогли бы наработать всю таблицу Менделеева.

То есть для возникновения жизни подходит лишь небольшой интервал этой постоянной.

А что случилось бы, если б соотношение масс протона и электрона было другим, то есть если бы протон был не в 1836 раз тяжелее электрона, а больше? Или меньше? В первом случае увеличилась бы мощность сильного взаимодействия, протоны объединились на ранней стадии развития Вселенной в гелий, и Вселенная оказалась бы лишена не только главного звездного топлива, но и вещества, создающего воду, – водорода.

А во втором случае (слишком легкие протоны) вообще ничего тяжелее водорода во Вселенной бы не было: протоны просто не смогли бы образовывать тяжелые ядра химических элементов, ядерное взаимодействие для этого было бы слишком слабеньким.

То же самое относится к массам электрона и нейтрона (точнее, к соотношению этих масс). И не только к массам, но и к зарядам. Скажем, если бы заряд протона был чуть больше, сила электростатического отталкивания не позволила бы собрать тяжелые элементы таблицы Менделеева, являющиеся основой жизни. А если бы заряд был чуть меньше, электроны не смогли бы надежно удерживаться возле ядер и не было бы вещества в привычном нам смысле слова, элементы просто не смогли бы собраться.

Кроме того, если бы заряд электрона был чуть-чуть другим, стала бы невозможной вся звездная кухня.

А если в цифрах?

Насколько Вселенная чувствительна к изменению указанных величин? Как сильно они должны измениться, чтобы привычный нам мир рухнул?

Это хороший вопрос.

Если изменить массу протона или нейтрона всего на тысячную (!) долю, никакой Вселенной из привычного нам вещества не получится. А будет Вселенная, состоящая из одних нейтронов да нейтрино (малюсенькая бесполезная частица, которая практически не взаимодействует с веществом и которая получается во время термоядерной реакции в звездах в качестве «выхлопа»).

То же самое касается и силы ядерного взаимодействия – изменись она на доли процента (0,2 %), и никакие сложные структуры, не говоря уже о жизни, в такой Вселенной были бы невозможны.

Далее. Когда-то в нашей Вселенной существовали во множестве так называемые античастицы, они возникли вместе с частицами. Что такое античастица – ну, например, антипротон? То же самое, что и протон (по массе, по размерам), только заряжен не положительно, а отрицательно. А еще бывает антиэлектрон, его называют позитроном. Позитрон по величине и массе такой же, как электрон, но имеет не отрицательный, а положительный заряд. В принципе, из античастиц можно было бы собирать антиматерию, скажем, атом антиводорода – это позитрон, запущенный вокруг антипротона.

Вот только нету во Вселенной никакого антивещества, антизвезд, антигалактик и антипланет. Лишь отдельные частички антиматерии ученым удается получать в ускорителях. В 1965 году отечественными физиками было создано ядро антигелия из двух антипротонов и антинейтрона. Но живет антивещество недолго. Не потому, что оно нестойкое, а потому что окружено обычным веществом и когда с ним сталкивается, происходит нечто ужасное. Или прекрасное, это как посмотреть!

Что же происходит, когда античастица сталкивается с частицей? Происходит аннигиляция – самый энергичный процесс из известных нам, когда частицы полностью исчезают – аннигилируют: вся их масса превращается в энергию, то есть в излучение. А в массе, друзья мои, сосредоточена просто колоссальная энергия! Масса – это овеществленная, «законсервированная» энергия. Если бы у нас был 1 грамм антивещества, то столкнув его с 1 граммом вещества, мы бы получили такую энергию, которая эквивалентна взрыву 10 тысяч тонн взрывчатки! Представляете?

И в ранней Вселенной антивещество было. Его было много! Но в первые же мгновения существования мира оно проаннигилировало с веществом и исчезло, превратившись в излучение (то самое, которое потом расцвечивало всю Вселенную, а теперь остыло до реликтового). Но вещества было чуть-чуть больше, чем антивещества – на миллиард частиц антивещества приходился миллиард и еще одна частица вещества. То есть от всей первоначальной материи Вселенной осталась после аннигиляции лишь одна двухмиллиардная часть. Из этой ничтожной доли и сделана нынешняя Вселенная и мы с вами.

Иными словами, тонкая настройка Вселенной допустила превышение частиц над античастицами ровно на одну миллиардную долю. Но если бы число частиц было всего на одну миллиардную долю меньше, вся Вселенная была бы сегодня пуста. В ней бы просто не было вещества.

И вот подобного рода значений и соотношений между ними, при изменении которых всего лишь на десятые доли процента, или вообще на миллиардную долю, нашего мира не было бы… таких вот чисел – констант и отношений – очень много! И не видно, чтобы все они как-то были зависимы друг от друга. Их набор представляется случайным.

Константа ядерного взаимодействия… Массы основных частиц… Так называемый резонанс в ядре атома углерода… Параметры электрослабого взаимодействия… Скорость света… Постоянная Планка… Значение энтропии Вселенной… Размерность пространства… И многие, многие фундаментальные физические постоянные, о которых мы даже не упомянули, но малейшее изменение которых делает наш мир невозможным, поневоле заставляют задуматься – как же так все разумно устроилось, ведь это же почти невероятно, чтобы все-все так точно совпало!

Уж не признак ли это разумного вмешательства? Может, кто-то специально так тонко подобрал все характеристики нашего мира, чтобы в нем стали возможными «долгоиграющие» звезды, сложные структуры да и сама жизнь?

Но физики к мистике не склонны. И потому решают этот вопрос довольно просто. Двумя способами… Их объяснения тайны тонкой подгонки параметров мира получили в науке специальное название – антропный принцип (от греческого «антропос», что означает «человек», поскольку параметры мира словно специально подогнаны так, чтобы дать возможность существования в нашей Вселенной жизни и человека).

Итак, объяснение первое:

– Возможно, константы и не могли быть другими, возможно они друг с другом взаимосвязаны и вытекают друг из друга, просто мы еще не знаем, как и почему. Но узнаем.

Второй способ объяснения:

– Да, все эти константы могли быть другими! И действительно их так много, а диапазоны нужных значений так малы, что необходимое для существования разумной жизни сочетание крайне, исчезающе маловероятно. Но если предположить, что Вселенные возникают постоянно в неисчислимом множестве, в каждой из мириадов Вселенных реализуется свой набор констант. Поэтому абсолютное большинство Вселенных – пусто и безжизненно. Но чисто статистически среди этих мириадов Вселенных существует небольшой процент таких, где все мировые константы случайным образом подбираются так, что в них становится возможным существование сложных структур, включая жизнь. И эта жизнь потом ломает голову, отчего же ей так повезло! А ничего особенно удивительного в этом нет: просто в тех Вселенных, где жизни нет (а их большинство), некому и спрашивать!

И никакой бог для объяснения не нужен!..

Как же выглядит вся эта мультивселенная картина в целом?

Ну, например, так. Каждая черная дыра в нашей Вселенной – зародыш новой Вселенной, в которую она выворачивается через сингулярность, и там получается белая дыра – из такой же белой дыры возникла наша Вселенная. При этом в каждой Вселенной набор физических постоянных разный и определяется по случайному признаку. Но в пустых Вселенных и в тех Вселенных, где сплошной хаос, невозможно образование звезд и черных дыр. Соотвественно, эти Вселенные с дурным набором физических характеристик «бесплодны», они не дадут «потомства». А вот наша – даст, ей жутко повезло с набором правильных физических постоянных, в ней уймища зародышей для новых Вселенных.

Есть и другая разновидность этого Варианта объяснения, которая предполагает, что вселенных вовсе не много, Вселенная на самом деле одна. Просто в первые микросекунды своего существования она раздувалась так быстро (этот процесс назвали инфляцией), что разные микрообласти Вселенной, где в результате случайных колебаний сложились чуть разные мировые константы, раздуло так, что каждая такая область стала размером с наблюдаемую нами Вселенную. Поняли?.. Представьте себе миникапельку, в которой есть разные микрообласти, где чуть разные условия – где-то чуть больше чего-то, где-то чуть меньше… И вдруг эту миникапельку и ее внутренние микрообласти инфляционно раздувает так, что каждая микрообласть становится целым гигантским миром! Причем раздуло пространство так быстро, буквально в мгновение ока, что даже свет из соседних областей не поспел за этим раздуванием. Ну а если свет не смог долететь из тех областей до нас, значит, области эти с другими физическими условиями лежат для нас за горизонтом событий.

Придумал и обсчитал эту теорию наш соотечественник физик Андрей Линде. И он в качестве зримой иллюстрации своей теории предлагает представить размалеванный разноцветный воздушный шар. Когда шар маленький, цветные пятнышки на нем малюсенькие. А когда шар раздулся, увеличились и цветные пятна, причем, каждое пятно – свой мир со своим набором констант…

Вот примерно так сегодня наука представляет себе мироздание. Но людей всегда интересовало не только сегодня, но и завтра, поэтому в гипотезах о будущем Вселенной недостатка тоже не было и нет!

Еще не так давно была, например, популярна идея, что Вселенная живет циклами сжатия-расширения. Сначала она взорвалась и сейчас разлетается, но потом гравитационные силы, то есть силы взаимопритяжения материи, постепенно замедлят разлет, затормозят его, и Вселенная вновь начнет сжиматься все быстрее и быстрее обратно в сингулярность. А потом она снова взорвется. Так и качается, словно маятник.

Однако, последние научные данные вроде бы свидетельствуют о другом: нет никакого намека на торможение Вселенной, напротив, она разлетается со все возрастающей скоростью. Ее словно что-то расталкивает, какая-то «антигравитационная» сила! Это непонятное «что-то» получило название Темной энергии. Считается, что это энергия вакуума.

Вакуум – это ведь не пустота. Точнее говоря, вакуум – это пустота только в первом приближении, лишь на первый взгляд. Если из какого-то сосуда откачать воздух, там останется пустота, вакуум. И в технике, в инженерном деле под вакуумом действительно понимают пустоту, то есть отсутствие воздуха и любого другого вещества. Но не в физике! Потому что никакой «пустоты» в природе нет и быть не может – в этом физики уверены твердо. Они знают: вакуум – просто особая форма вырожденной материи. Материи, находящейся в «нулевом» или «почти нулевом» состоянии. Почему «почти»? Потому что реальная плотность вакуума не равна нулю, а чуть выше нуля, на ничтожную долю. Вот это «чуть-чуть» в масштабах огромной Вселенной и создает тот самый эффект расталкивания материи.

Вообще, о вакууме можно рассказывать довольно долго и много, с историческими экскурсами, жаль только, что тема эта относится больше к физике микромира. Хотя, с другой стороны, Вселенная – такой объект, в котором астрономические масштабы неразделимы со знаниями об элементарных частицах и планковских расстояниях, то есть таких крошечных, элементарных расстояниях, «квантах пространства», меньше которых и быть, наверное, не может. А если и может, это будут уже не расстояния, а что-то иное… Короче говоря, вакуум, как вырожденная, но все же материя, постоянно кипит рождающимися и тут же исчезающими парами частица-античастица. В каждой точке пространства они на мгновение выныривают из небытия и тут же схлопываются обратно в непроявленное состояние материи, именуемое вакуумом. Вакуум – это бесконечный океан виртуальных частиц. И полей.

Так что же дальше случится с этой ускоряющейся в своем разлете Вселенной, которую распирает вакуум?? Ничего хорошего нас не ждет, надо признать. Сценарий гибели мира получил название Большого разрыва. Вселенную нашу, бедненькую, так и будет продолжать раздувать со все большей скоростью. Галактики все дальше и дальше будут улетать друг от друга, затрудняя нам межгалактические путешествия, и это весьма досадно для будущих космических туристов.

За миллиард лет до Большого разрыва распадутся скопления галактик – все эти Великие стены, о которых мы говорили ранее.

Примерно за 50 миллионов лет до Конца света разлетятся галактики, то есть эти красивые спиральки просто перестанут существовать, их тоже растащит на отдельные звезды.

За 3 месяца до Большого разрыва все планеты улетят от своих звезд, их оттащит.

За полчаса до Большого разрыва планеты и звезды разрушатся, их разорвет.

Ну а за одну наносекунду (10-9 с) разорвет атомы, а потом и сами элементарные частицы. Большой разрыв!

И когда же случится это печальное событие? Примерно через 100 миллиардов лет (вы не забыли, надеюсь, что нашей Вселенной всего около 14 миллиардов лет, она еще юная). 100 миллиардов лет – это очень много! Напомню, что к этому сроку Солнце уже давным-давно погаснет, а смерть Земли наступит даже раньше угасания Солнца – всего через 3 миллиарда лет, когда раздувшееся светило испарит наши океаны.

Правда, в последнем случае у человечества есть призрачная надежда переселиться куда-нибудь на другую планету другой звездной системы, если получится. А вот при Большом разрыве уже никаких шансов – всю материю разорвет к чертовой матери!

Грустно?

Маленечко. Но и в этой безвыходной ситуации есть возможность помечтать. Дело в том, что на протяжении всей истории науки человеческий разум изучал природу как нечто постороннее, внешнее, от разума отделенное: вот есть с одной стороны разум, а с другой есть природа, которую мы изучаем. Но дело в том, что разум начинает все больше и больше влиять на природу. Даже такой сравнительно малоразвитый разум, как наш, едва-едва проклюнувшийся в космос на своих примитивных керосинках, уже кардинально влияет на облик планеты, формируя ландшафты и даже меняя климат. А что же будет через миллионы лет! Мы начнем влиять на мир уже в галактических масштабах! А может быть, даже менять физические законы, базируясь на каких-то более глубоких, более фундаментальных основаниях!

В общем, ученые, которые раньше не рассматривали всерьез влияние разума на космос, теперь все чаще утверждают обратное, называя разум универсальным космологическим фактором, который растет вместе с Вселенной и не может не оказывать на нее влияния.

Впрочем, и здесь есть свои тонкости и нюансы. Ведь вы же не думаете, что и через миллион (миллиард) лет человеческий разум все еще останется человеческим, то есть сидящим в нашем животном теле примата? Нет, конечно! Скорее всего разум покинет это убогое обиталище, которое ежесекундно нуждается в воздухе, ежедневно в животной пище и оксиде водорода (воде), вынуждено какать и пи?сать, поражаемо бактериями и вирусами. Смешно зависеть от такого слабенького и мякенького убожества, как тело! И потому на основе генной инженерии и кибернетики мы сделаем себе новое тело, в тыщу раз лучше прежнего.

А можно и вообще обойтись без тела, зачем оно нужно? Тело было создано природой только для того, чтобы бегать в пространстве в поисках пищевой энергии для своего существования. Но если энергия сама подается к мозгу по проводам или при помощи электромагнитного излучения, то к чему за ней бегать? Можно «сидеть» на одном месте, как сегодняшние мальчики и девочки возле компьютера, к которому мама приносит тарелку с пиццей. Без тела даже лучше! Тело предназначено для движения, и, усаженное в кресло, оно эксплуатируется в нештатном режиме, отчего начинает портиться – страдать искривлениями позвоночника, гастритами, сосудистыми заболеваниями. А ведь мы внутри него! Ну и к чему нам страдания?!. Избавимся от тела, оставив чистый разум на электронном носителе!

И это не бред. Это чисто научное предположение – существует знаменитой парадокс Ферми, который иначе называют загадкой молчания космоса: почему мы не видим в космосе никаких следов деятельности старших цивилизаций, ведь они при их-то высоком уровне развития должны быть циклопическими?! Почему мы не слышим никаких радиосигналов от братьев по разуму? Почему никто не откликается на рассылаемые нами радиосигналы? Почему космос молчит?.. Так вот, предполагается, что это молчание связано с тем, будто все цивилизации, достигнув некоего уровня развития, перемещаются не в космос, а в виртуальное, игровое, смоделированное, компьютерное пространство. В виртуальные миры. Где и продолжают обитать, играя и развлекаясь бестелесно без всяких ограничений.

Правда есть одно «но», которое выдвигающими эту гипотезу не учитывается – дело в том, что все удовольствия, которые мы испытываем, в том числе удовольствия от игры, имеют чисто телесную, животную природу. Они обусловлены химическим действием разных веществ, продуцируемых телом, на наш органический мозг, который воспринимает поступление этих веществ как удовольствие. Это была великолепная идея природы, ведь эволюции надо было простимулировать зверя на полезные с точки зрения выживания действия: покушал, то есть зарядился энергией для жизни – получи удовольствие! Размножился – получи удовольствие! Поиграл (а игра у детенышей есть форма обучения взрослым навыкам – охоте, например, как у котят, бегающих за фантиком, или как у человеческих детенышей, которые играют в дочки-матери, в войну и пр.) – снова получи удовольствие от поступления в мозг веществ, наработанных правильно себя ведущим телом!

А если нет тела, то какие ж удовольствия? Кто их будет испытывать? Железный компьютер с кристаллами и проводами?.. В общем, пока этот вопрос не решен, придется мириться с телом, его болезнями и смертностью. Но зато и со способностью радоваться. Что ж, недостатки – это продолжение достоинств, и наоборот.

Но есть и другая точка зрения, которая не сводит эволюцию интеллекта к индивидуальному разуму. Понятно, что описывать будущее, отдаленное от нас на миллиард или миллион лет, совершенно бессмысленно – мы не знаем, какого уровня технологий достигнем, какие открытия сделаем, и как они изменят мир. Это выглядит так же смешно, как если бы три миллиарда лет назад первые одноклеточные на нашей планете фантазировали о том, как они великолепно начнут прогрессировать и создадут отличную цивилизацию одноклеточных. Но одноклеточные были лишь промежуточным этапом развития. И разум запросто может оказаться таковым.

Ведь может быть так, что земная цивилизация – это всего лишь клетка галактического или даже вселенского информационного обмена. Такая гипотеза тоже существует, причем она вполне научна и публикуется в солидных изданиях солидными учеными. Представьте себе, что через некоторое время нам удастся установить радиоконтакт с какой-то цивилизацией. А потом с десятком или сотней. И мы, будучи не в силах добраться к братьям по разуму через бескрайние глубины космоса, начинаем с ними интенсивный радиообмен. Мы постараемся рассказать им все, что узнали сами, а они нам то, чем информационно богаты они. Нужно понимать, что никакого осмысленного диалога при этом не получится: радиоволны распространяются со скоростью света, поэтому сигнал будет лететь к адресату десятки, сотни, тысячи и миллионы лет, в зависимости от того, насколько далеко адресат расположен – в десятках, сотнях, тысячах или миллионах световых лет от нас. Поэтому цель передачи – не любезный диалог, а попытка сохранить и передать все накопленные человечеством данные. Все, что мы узнали сами, и все, что мы получили в подарок от другой цивилизации, мы отправляем во Вселенную – это чистый воды альтруизм. И тем же самым космическим альтруизмом занимаются все остальные цивилизации. Таким образом плотность информационных потоков растет. Вселенная нашими умами и глазами познает сама себя. Других глаз у нее нету.

И вскоре галактика или даже вся Вселенная начинает напоминать огромный мозг, в котором отдельные его клетки (планеты) обмениваются информационными сигналами. Возникает огромная информационная сеть, в которой каждая «клетка» как-то по-своему интерпретирует и передает дальше полученный сигнал в измененном виде (кстати, именно так и работает мозг – его клетки принимают сигнал и в несколько измененном виде передают дальше). Причем любопытно, что самой планеты может уже и не существовать – она погибла в результате естественного старения, из-за близкой гамма-вспышки или угасания своей звезды, но ее сигнал все еще летит по безбрежному космосу и, самое главное, информация, погибшей цивилизацией накопленная, будет транслирована другими цивилизациями дальше и не пропадет. А значит, все было не зря!

Таким образом, мы перешагнули стадию животного планетарного разума и перешли на следующую, более высокую стадию – галактического информационного обмена, существующего уже в совершенно других масштабах времени и пространства. Вселенная при этом как бы сама становится «думающим организмом» и ищет пути своего спасения или способы передачи накопленных знаний о себе другим Вселенным.

Почему я взял слова «думающий организм» в кавычки? Потому что это не совсем то, что мы с вами привыкли называть думанием и разумом. Разум – порождение развившейся на планете биоты, порождение жизни. И он носит на себе неизгладимый отпечаток нашего животного устройства – со всеми его животными стимулами, удовольствиями и тревогами: нашим разумом в основном командует тело, а разум уже ищет аргументы, чтобы оправдать хотелки тела. Наш человеческий разум, которым мы так гордимся, соотносится с жизнью одноклеточного создания так же, как соотносится описанный выше вселенский информационный обмен с нашим разумом. Это вещи разного порядка, стоящие на разных ступеньках эволюции. Как одноклеточное или даже муравей не может понять наших дел и интересов, так и наш разум принципиально не поймет дел вселенской информационной сети.

Ну а пока вы осмысляете столь грандиозные перспективы, вернемся к дню сегодняшнему, ибо есть еще одна вещь, о которой мы пока не сказали, но сказать о ней надо, как бы ни было мне неприятно про такое говорить. Итак, внимайте, и не говорите потом, что вы не слышали…

Друзья, помимо темной энергии, существует еще такое понятие, как темная материя!

Не слыхали?

Я тоже, когда был пытливым подростком, не слыхал. Мы этого не проходили! Потому что темная энергия и темная материя – последний писк научной моды, они вошли в обиход ученых совсем недавно. И если про темную энергию ученые прознали, когда выяснилось, что Вселенная не только не замедляется, но и ускоряется в своем разлете, то темную материю открыли при наблюдениях за вращением звезд в разных галактиках – оказалось, что скорость движения звезд вокруг центров галактик выше, чем должно быть по расчетам. А значит, помимо светящейся массы (звезд) в галактиках есть еще какая-то несветящаяся, темная масса. Причем эта масса плохо реагирует или вообще никак не реагирует с обычным веществом, вернее, она «общается» с ним только языком гравитации – тяготеет, и только. И больше никак себя не проявляет. Предполагается, что это некие частицы особого рода, которых довольно много и которые стали в начальной стадии развития вселенной центрами концентрации обычного вещества, стягивая его в галактики.

Физики тут же кинулись строить разные теории по поводу таинственных частиц темной материи, с которыми раньше никогда не встречались, и начали пытаться их найти своими сверхдорогостоящими установками. Но ничего на момент написания этой книги не нашли, как ни старались.

Может, и не найдут. Лично мне, признаюсь вам честно, эти новомодные штучки очень не нравятся. Я человек старых традиций и твердых принципов: деды наши жили без этой темной материи, и мы проживем! Не надо нам вот этого всего!

Не лежит у меня душа к этой вашей темной материи!.. Мне вообще кажется, что на роль темной материи вполне подошли бы черные дыры, образовавшиеся в молодой Вселенной. А что? Они тоже не светятся. И тяготеют!.. Так-то будет попроще, чем новые теории городить.

А более всего угнетает меня, красивого писателя, тот факт, что распределение массы-энергии во Вселенной оказалось весьма несправедливым.

По современным представлениям, далеким от тех, которые я впитал с молоком матери, в нашей Вселенной обычного, нормального вещества, из которого сделаны мы с вами, планеты и звезды, только 4 %. Всего четыре процента! А остальное – это темная материя (26 %) и темная энергия (70 %). Гадко на душе моей, право слово, от подобных соотношений, я так привык к обычному веществу, из которого сделан! И наука, я считаю, в мою душу просто наплевала своим темным веществом…

Где справедливость?

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.976. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз