Книга: Бизоны степей: история, современное состояние, агроэкологические перспективы

2.4. Американская специфика спасения вида: гражданская инициатива и роль государства

<<< Назад
Вперед >>>

2.4. Американская специфика спасения вида: гражданская инициатива и роль государства

История поздней фазы истребления бизонов известна достаточно хорошо и давно используется в качестве хрестоматийного примера истребления диких животных человеком на почве алчности, принявшей маниакальную форму. Крупный копытный грассифаг, достигший волею естественной истории статуса монодоминанта всех видов прерий от высокотравных до пустынных, сначала сокращает свою численность с десятков миллионов голов до миллионов, а затем практически мгновенно оказывается на грани вымирания. Массовое маниакальное истребление прекратилось лишь с исчезновением объекта преследования — крупных бизоньих стад, от которых остались лишь жалкие разрозненные остатки, скрывавшиеся в самых труднодоступных местах. К 1889 г. от миллионов бизонов осталось, по оценке того времени, менее тысячи (Haines, 1970; McHugh, 1972).

За пределами США уже публиковали мрачные пророчества, вид уже почти похоронили (Кобельт, 1903), но среди американцев еще со времен великой бойни были те, кто не опустил руки и делал все, что было в силах, для сохранения бизона. Лучшее подтверждение успеха их деятельности — это более полутора миллионов бизоньих копыт, ныне ступающих по американской и канадской землям. Впрочем, современное положение бизона представляет собой заслугу не только тех немногих энтузиастов и государственных деятелей, спасавших вид от вымирания в конце XIX или начале XX в., но и их преемников, прокладывавших для бизона путь уже от спасения к триумфу, о котором пойдет речь в следующей главе.

Исчезнув из дикой природы прерий, равнинный бизон сохранялся в полувольном содержании на частных ранчо и в зоопарках. С этих нескольких сотен животных и началось возрождение вида, в котором, как будет показано далее, исключительно важную роль сыграли энтузиасты: ранчеры, деятели охраны природы, индейцы и политики.

В этой главе, посвященной первым шагам на пути спасения равнинного бизона, попытаемся показать, что именно в них кроется секрет установленного в недавнее время большого генетического разнообразия вида (Gates et al., 2010), а также предпосылки, сделавшие осуществимым современное бизоноводство. Признано, что все сохранившиеся равнинные бизоны обязаны главным образом четырем группам-основателям (Haines, 1970), возникновение которых рассмотрим ниже.

Группа-основатель № 1 ведет свое начало на северо-западе штата Монтана (регион р. Милк на границе США и Канады). Речь идет об осиротевших телятах, прибившихся в 1873 г. к индейцам племени Пенд д’Орейль (Pend d’Oreille), жившим в резервации Флэтхед (Flathead), но охотившимся на р. Милк (Milk River) за сотни километров оттуда. Дальнейшая судьба прибившихся к индейцам телят тесно связана с Сэмюэлем Бродячим Койотом (Samuel Walking Coyote) — индейским охотником, решившим доставить их в свою резервацию и основать там собственное бизонье стадо. В Броунинге Сэмюэль заинтересовал своим планом агента по делам индейцев и, пользуясь его рекомендацией, привел телят на ранчо в окрестностях Хэйстек Батт в штате Монтана. Хозяин ранчо, к сожалению, оставшийся неизвестным, принял телят на вскармливание его коровами и для отдыха перед путешествием через Скалистые горы, за сотни километров, в резервацию Флэтхед. Заведомо не располагая животноводческими навыками (североамериканские индейцы никогда этим не занимались), Сэмюэль Бродячий Койот каким-то образом сумел сохранить телят живыми и доставить их в Броунинг, что при тех условиях было трудноразрешимой задачей даже для умелого животновода. Он успешно провел из Броунинга в резервацию Флэтхед за сотни километров и через горные перевалы шесть телят (Haines, 1970). Таким образом, в деле сохранения бизонов сыграл значительную роль индейский охотник из племени Пенд д’Орейль.

Сэмюэль Бродячий Койот был не единственным индейцем, подбиравшим осиротевших бизоньих телят. Уникальность его примера в том, что это была единственная известная попытка спасения бизонов путем содержания их при своем жилище, предпринятая индейцем. В регионе оз. Манитоба индейцы тоже подбирали осиротевших телят, но основывать собственные стада, видимо, не пытались. Известно, что пятерых таких телят приобрел Тонка Джим Мак-Кей (Tonka Jim McKay). В 1882 г. он продает всех своих бизонов (уже 23 головы) некоему Сэму Л. Бедсону (Sam L. Bedson), причем считается, что данное количество заведомо больше возможной численности стада с учетом его естественного прироста от тех пяти телят за время, разделяющее обе сделки. Поэтому предполагают, что упомянутая достоверно известная покупка бизоньих телят у индейцев, совершенная Т. Д. Мак-Кеем, была не единственная (Haines, 1970). Таким образом, формируется усилиями индейцев и сосредоточивается Т. Д. Мак-Кеем группа-основатель № 2.

Группа-основатель № 3 связана уже не с индейцами. Она возникла благодаря крупным ранчерам, супругам Чарльзу (Charles) и Мэри Энн (Mary Ann) Гуднайт (Goodnight) в техасской «ручке сковороды» — области на севере Техаса, граничащей на западе с Нью-Мексико, а на севере и востоке — с Оклахомой (рис. 11). В 1878 г. ковбои, работавшие на ранчо, подобрали несколько осиротевших телят и проникшаяся к телятам хозяйка ранчо попросила мужа сохранить их. Для бизоньих телят был выделен отдельный загон, вскоре пополнившийся новыми подобранными в прерии сиротами. Так, успешная семья крупных ранчеров, глава которой к тому времени уже был известен на весь Техас, сделала свой первый шаг в истории спасения бизона (Haines, 1970).


Рис. 11. Чарльз и Мэри-Энн Гуднайт

Группа-основатель № 4 обязана своим возникновением другой легендарной личности американских прерий — Чарльзу Джесси Джонсу (Charles Jesse Jones), более известному как Буффало Джонс (Buffalo Jones) (рис. 12). С 1886 г. этот опытный преуспевающий ранчер, основатель г. Гарден-Сити в Канзасе, признанный мастер аркана, начинает отлавливать осиротевших бизоньих телят на техасских равнинах. На открытой местности никем не защищенные и не нужные охотникам они были обречены стать добычей волков, расплодившихся за время великой бойни. Волки вносили дополнительные сложности в и без того непростое дело отлова и доставки телят живыми на ранчо за десятки километров так, что потребовались не только искусство арканщика, но и отвага и изобретательность. Несмотря на все сложности, рискованное предприятие имело положительный результат, к 1888 г. на ранчо Буффало Джонса жило уже 50 отловленных бизонов (Haines, 1970; McHugh, 1972). С того же года эта группа-основатель вступает на путь качественных изменений.


Рис. 12. Чарльз Джесси Джонс, более известный как Буффало Джонс

Прежде чем рассматривать дальнейшую судьбу четырех признанных главными групп-основателей, обратим внимание на то, что речь идет об осиротевших телятах, которые либо прибились к человеку сами, либо специально отловлены и выращены людьми. Следовательно, современные бизоны происходят главным образом от животных, которые в раннем детстве получали молоко от человека, а значит были обязаны ему жизнью и с ранних лет жили около него. Следовательно, американский равнинный бизон прошел «бутылочное горлышко» рядом с людьми. Это не делает его домашним, но невозможно не обратить внимание на то, что бизоноводство — разведение равнинного бизона в условиях ранчо или фермы — стало реальностью лишь тогда, когда подвид начал вести свое происхождение от выращенных человеком телят. Попытки содержания бизонов на ранчо или фермах предпринимались еще с XVII в., но до великой бойни никогда не удавалось держать в хозяйстве половозрелых животных. За более чем два века многочисленных попыток никто не добился большего результата, чем упряжка из подросших телят, которых приходилось отпускать на волю по достижении половой зрелости (Haines, 1970; McHugh, 1972).

В связи с этим считаем возможным выделить группу-основатель № 5. В известных нам источниках она не признается равнозначной перечисленным четырем, но так же, как перечисленные четыре, это выращенные людьми пять телят, пойманных ранчером Фредериком Дюпри (Frederick Dupree) в 1881 г. в Южной Дакоте в регионе р. Гранд Ривер (Buffalo Capital…, 2011; Reservation…, 2013; Bison, 2013). Судя по месту их отлова, они происходят от обитателей северного ареала.


Рис. 13. Фредерик Дюпри (справа) и Джеймс Филипп, более известный как Скотти Филипп (слева)

После смерти Фредерика Дюпри его стадо приобретает Джеймс Филипп (James Philip), более известный как Скотти Филипп (Scotty Philip) (рис. 13). С 1901 г. это стадо, насчитывавшее уже более 50 голов, переводится на специально выделенное для него пастбище на р. Миссури около современного г. Форт Пьер (Южная Дакота). Впоследствии стадо увеличилось до сотен голов, животные из него поставлялись в многочисленные национальные парки и парки штатов по всем США (Buffalo Capital…, 2011; Reservation…, 2013; Scotty Phillip…,2013).

Скотти Филипп пользовался огромным авторитетом на Западе. Когда в 1911 г. он внезапно скончался, на похороны стало стекаться такое великое множество людей, что железнодорожная компания Chicago and Northwestern Railroad выделила для них отдельный поезд, причем в знак уважения к памяти умершего, проезд был бесплатным. В похоронной процессии участвовали сотни человек самого разного положения: преуспевающие банкиры, ковбои, индейцы из резерваций, ранчеры. «Суровые ковбои не стеснялись слез на своих щеках», — писала одна из газет. Когда процессия приблизилась к кладбищу, бизоны спустились с ближайших холмов, как будто отдавая последний долг спасшему их человеку (Scotty Phillip…, 2013).

Обратимся к биогеографии перечисленных групп-основателей. Известно, что к 1870 г. единый ареал равнинного бизона уже был расколот на два изолированных ареала: северный — к северу от р. Плат в штате Небраска, и южный — к югу от р. Плат. Регионы р. Милк у границы США и Канады, оз. Манитоба, а также Гранд-Ривер, откуда происходят группы-основатели № 1,2,5, располагаются в пределах, по северо-восточному краю или к северу от этого края северного ареала бизона, как он существовал перед великой бойней. Следовательно, группы № 1,2, 5 происходят от обитателей северного ареала. Равнины Техаса и техасская «ручка сковороды» (северная часть тех же техасских равнин), откуда происходят группы № 3,4, располагаются в пределах южного ареала бизона, как он существовал перед великой бойней. Следовательно, группы-основатели № 3, 4 происходят от обитателей южного ареала.

Таким образом, пять групп-основателей объединяются в два ствола: северный (№ 1, 2, 5), ведущий свое происхождение из северного ареала, и южный (№ 3, 4) — из южного. Если спасителям бизона удалось осуществить генетический обмен между этими стволами, то они генетически воссоединили популяции северного и южного ареалов (так называемые «северное» и «южное» стада), расколовшиеся, вероятно, еще в 1860-е гг. во времена колонизации р. Плат. Пытались ли они это сделать? Если да, то насколько успешно?

Сэмюэль Бродячий Койот, поддерживавший группу № 1, был охотником, необходимыми навыками животновода не обладал и большого успеха в разведении бизонов не достиг. В 1884 г. он продает всех своих бизонов (в то время 13 голов) своим соседям по резервации Флэтхед, двум друзьям и компаньонам Майклу Пабло (Michel Pablo) и Чарльзу Алларду (Charles Allard). Приобретя бизонов за огромные по тем временам деньги -2000 долларов золотом — Пабло и Аллард основывают совместное бизонье ранчо и полностью принимают на себя поддержание линии группы-основателя № 1 (Haines, 1970).

Сэмюэль Л. Бедсон, в 1882 г. принявший у Тонки Джима МакКея линию группы-основателя № 2, в 1888 г. продал Буффало Джонсу всех имевшихся у него бизонов (в то время 58 голов) (Haines, 1970). Таким образом, Буффало Джонс сосредоточил у себя линии групп № 4, 2, причем № 4 происходит из южного ареала, а № 2 — из северного.

В 1893 г. Пабло и Аллард приобретают у Буффало Джонса 26 бизонов, целенаправленно отбирая животных, относящихся к группам-основателям № 2, 4 для смешения обеих линий с поддерживаемой ими линией группы № 1 (Haines, 1970). Следовательно, еще на заре генетики и Буффало Джонс, и Пабло, и Аллард интуитивно осознавали признанную в настоящее время первоочередную необходимость генетического обмена между мелкими разрозненными группами многочисленного некогда копытного.

Соединения потомков групп-основателей № 3, 5 с потомками других групп рассмотрим позже, пока отметим лишь то, что места отлова или приема телят для групп № 3, 4 географически намного ближе друг к другу, чем для № 1, 2, 5. Река Милк (№ 1) пересекает границу США и Канады за сотни километров от региона оз. Манитоба (№ 2), расстояния такого же порядка отделяют регион Гранд-Ривер в Южной Дакоте (№ 5) и от р. Милк, и от оз. Манитоба. В то же время техасская «ручка сковороды» (группа № 3) — это северная часть тех же равнин Техаса (№ 4), что означает исключительную близость групп № 3, 4 вплоть до практического единства. Не исключено, что нескольких телят для своего стада Буффало Джонс поймал по соседству с ранчо супругов Гуднайт.

К концу 1889 г. Буффало Джонс владеет уже более чем 100 бизонами, происходящими от групп-основателей № 2, 4. С того же года он торгует бизонами по 1 тыс. долларов за голову. Покупателями выступали не только американские зоопарки, парки, ранчо. Десять бизонов проданы в Британию, Ливерпуль (H-Net, 2011); не исключено, что это были первые американские бизоны, привезенные в Европу. Некоторое количество бизонов приобрел известный железнодорожный магнат Остин Корбин (Austin Corbin), основавший частный дичерезерват на юго-западе штата Нью-Гемпшир. В июне 1904 г. там обитало уже 160 бизонов, ныне это место известно как Blue Mountain Preserv, а также как Corbin Park — резерват, управляемый семейной некоммерческой корпорацией (Haines, 1970; McHugh, 1972; Corbin Park, 2013).

1893 г. отмечается в американской истории биржевым кризисом, получившим название «Паника 1893 года» (H-Net, 2011). Вероятно, под влиянием неблагоприятных экономических обстоятельств Буффало Джонс полностью распродает свое бизонье стадо, покупателями выступают ранчеры в Монтане и Калифорнии (H-Net, 2011), включая Пабло и Алларда, о чем уже было сказано. Судя по тому, что в 1896 г. стадо Пабло и Алларда насчитывало около 300 голов (Haines, 1970), в 1893 г. оно было уже достаточно крупным и, скорее всего, самой большой бизоньей популяцией, несущей в себе гены групп-основателей и из северного и южного стволов. Кроме того, в 1893 г. оно было, пожалуй, единственным, объединяющим потомков трех групп-основателей из пяти: № 1, 2, 4.

Учитывая, что опыт спасения американского бизона рассматривается нами в интересах восстановления диких степных копытных Евразии, прежде чем рассматривать дальнейший ход спасения бизона, обратимся к вопросу о гибридизации — извечному предмету беспокойства ученых, занятых сохранением и восстановлением редких и исчезающих видов животных. Наличие генов крупного рогатого скота (КРС) в популяции бизона — это факт, немало волнующий североамериканских специалистов (Redford, Feam, 2007; Gates et al., 2010) и, как оказалось, довольно старый.

Уже в 1888 г. Сэм Л. Бедсон располагал 25 гибридами бизона и КРС, ведущими свое происхождение от группы-основателя № 2. Буффало Джонс, потерявший немало голов скота из-за суровых зим, всерьез рассчитывал на гибридизацию бизона и КРС как на средство получения выносливой и рентабельной породы для разведения в условиях ранчо. Он сам получал, приобретал и продавал гибридов. Например, в 1888 г. он купил 25 гибридов у Сэма Л. Бедсона, а в 1893 г., помимо 26 бизонов, продал Пабло и Алларду 18 «каттало» (так тогда называли таких гибридов). Получением «каттало» занимался и Чарльз Гуднайт, вероятно, в тех же целях, что Буффало Джонс (Haines, 1970).

Из имеющихся в нашем распоряжении источников известно, что на этапе спасения бизона никому не удалось получить гибрид, способный к самовоспроизводству (Haines, 1970; McHugh, 1972). Однако это не снимает вопрос о внедрении генов КРС в популяцию бизона еще на стадии спасения, поэтому рассмотрим его подробнее.

Итак, гибридизацией занимались Сэм Л. Бедсон, Чарльз Гуднайт, Буффало Джонс, что означает привлечение к процессу линий групп-основателей № 2, 3, 4 и, скорее всего, самих основателей. Пабло и Аллард приобрели «каттало» в 1893 г., т. е. они держали в своем хозяйстве гибридов во всяком случае с этого года, и не исключено, что имели гибридов и раннее. То есть с 1893 г. потомки группы-основателя № 1 тоже жили в одном хозяйстве с гибридами. Тем не менее интрогрессия генов КРС в генофонд потомков перечисленных групп-основателей еще на этапе спасения бизона маловероятна по следующим причинам.

1. Равнинный бизон и КРС не проявляют интерес друг к другу, что генетически изолирует виды при совместном проживании (McHugh, 1972).

2. Возможности свободного скрещивания бизонов и КРС не существует, гибридное потомство обладает ограниченной скрещиваемостью (Haines, 1970; McHugh, 1972).

3. Получение гибридов в условиях конца XIX в. было крайне сложным и в то же время казалось многообещающим (Haines, 1970; McHugh, 1972). Поэтому целенаправленно полученное гибридное потомство отличали от чистокровных бизонов как перспективных племенных животных. Если, несмотря на известное отсутствие интереса друг к другу у бизонов и КРС, допустить, что гибриды могли спонтанно возникать в управляемых людьми бизоньих стадах, то их тоже заведомо отличали от чистокровных бизонов как перспективных племенных животных.

4. Непреднамеренное принятие гибрида за чистокровного бизона и его последующее смешение с бизоньим стадом в то время были невозможными. Во-первых, самовоспроизводящихся гибридов не существовало, следовательно, имели место гибриды только нескольких первых поколений, а они по внешним признакам легко отличаются от бизона. Во-вторых, с ними работали люди, превосходно знающие бизонов и способные отличить их от гибридов первых поколений. В-третьих, гибриды считались перспективными племенными животными, их получением занимались несмотря на все трудности и привлечение дорогостоящих бизонов; при таких условиях гибридов заведомо отличали от чистокровных бизонов.

Серьезный успех в гибридизации бизона и КРС достигнут лишь в конце XX в. (Bison from Farm…, 2013), но широкого распространения в животноводстве гибриды не получили. Их существование поддерживается, вероятно, из соображений о перспективах улучшения пород КРС и академического интереса. Гибрид заведомо менее продуктивен, чем специализированные мясные породы КРС, и в то же время не является природным бизоном из-за чего производить натуральный бизоний продукт не может. Трудно представить себе как массового покупателя на мясо гибрида, которое стоит заведомо дороже говядины, так и любителя высококачественного дикого мяса, который предпочтет мясо гибрида чистокровной бизонятине. Будучи в наши дни чем-то средним между массовой говядиной и элитной бизонятиной, гибрид получается для современной потребительской культуры «ни Богу свечка, ни черту кочерга».

Говоря о судьбе потомков групп-основателей, начнем со стада Пабло и Алларда, сосредоточившем в себе, как было сказано, генофонд трех групп-основателей из пяти. Первое что обращает на себя внимание — это численность стада в 1896 г. порядка 300 голов (Haines, 1970). Вспомним, стадо Пабло и Алларда возникло в 1884 г. и включало 13 бизонов, купленных у Сэмюэля Бродячего Койота. Из практики бизоноводства известно, что при самых благоприятных условиях удвоение стада протекает за четыре года (Gates et al., 2010). В 1896 г. стадо существовало только 12 лет, т. е. максимум три удвоения, или увеличение в 8 раз. Нетрудно посчитать, что с 13 голов численность стада могла достигать лишь 104, но никак не 300. Учтем достоверно известную покупку 26 голов у Буффало Джонса в 1893 г., но даже если это поголовье удвоилось за три года вместо четырех, в 1896 г. к 104 головам добавится лишь 52. То есть в 1896 г. стадо Пабло и Алларда никак не могло насчитывать более 156 бизонов, а это вдвое меньше, чем 300.

Откуда у Пабло и Алларда взялись еще 150 бизонов? Едва ли все они были гибридами, посчитанными как бизоны. Это невозможно прежде всего потому, что гибриды могли рождаться только от бизоньих коров. Домашние коровы погибали, вынашивая гибридный плод, и никакого потомства не давали (McHugh, 1972). Не будем забывать и того, что никто в XIX в. так и не смог получить самовоспроизводящийся гибрид. Это означает, что сколько бы гибридов ни имели Пабло и Аллард, они могли быть получены только за счет воспроизводственного потенциала чистокровных бизоньих коров, следовательно, ценой сокращения чистокровного приплода. То есть продолжительность удвоения стада не могла сократиться путем гибридизации: чем больше был приплод гибридов, тем меньше оказывался чистокровный приплод, так как и те, и другие использовали один и тот же воспроизводственный потенциал чистокровных коров, а потенциал домашних коров не мог быть привлечен.

Самая большая доля гибридов в XIX в. отмечалась в стаде Сэма Л. Бедсона в 1888 г. — 25 из 83 (Haines, 1970), но это лишь 30 %, а никак не половина, которая должна бы быть, окажись «лишние» 150 голов Пабло и Алларда гибридными. При этом гибридов и бизонов в то время четко дифференцировали, поэтому если бы стадо Пабло и Алларда состояло наполовину из гибридов, это нашло бы отражение в имеющихся источниках. Более вероятным представляется другое объяснение трехсотенного поголовья данного стада уже в 1896 г.: покупка бизонов у Буффало Джонса в 1893 г. была не единственной между 1884 и 1896 гг., однако сведения о других сделках в научный оборот не введены и, возможно, не сохранились. В таком случае следует признать, что Пабло и Аллард существенно пополняли стадо извне, со всей очевидностью повышая его генетическое разнообразие.

В 1896 г. Чарльз Аллард умирает, стадо разделяется пополам между Майклом Пабло с одной стороны и наследниками Чарльза Алларда — с другой. У Майкла Пабло остается 150 бизонов, другие 150 делятся поровну между вдовой и четырьмя детьми Чарльза Алларда. В дальнейшем Майкл Пабло содержит своих бизонов на ранчо в резервации Флэтхед, вдова и дети Чарльза Алларда распродают свои доли стада либо в том же году, либо в ближайшие несколько лет. Южд Вудроу (Judge Woodrow) приобретает одну пятую часть бизонов, доставшихся наследникам Алларда, и помещает их на свое ранчо 101 Ranch в Техасе. Другую пятую часть того же наследства покупает монтанский ранчер Чарльз Конрад из Калиспел (Charles Conrad of Kalispell), остальные три пятых — Говард Итон (Howard Eaton) (Haines, 1970).

В 1909 г. 34 бизона из стада Чарльза Конрада помещаются на государственное охраняемое Национальное бизонье ранчо (National Bison Range), организованное в то время на территории резервации Флэтхед. Несколько ранее, в 1906–1907 гг., других 30 бизонов из стада Чарльза Конрада приобретают канадские власти и, по всей вероятности, помещают их в национальный парк Буффало (Buffalo National Park), организованный ими в Альберте (Haines, 1970; McHugh, 1972).

В 1901 г. Йеллоустонский национальный парк получает средства на приобретение 21 бизона у ранчеров. Бизоны приобретаются в Монтане и Техасе, старшим егерем становится не кто иной, как Буффало Джонс, в то время уже легендарная личность. У Говарда Итона, который незадолго до этого приобрел примерно три десятых стада Пабло и Алларда, куплено 18 бизонов. Эти животные были потомками группы-основателя № 1 и, вероятно, № 2, 4. Еще 3 бизона, приобретенные в Техасе, скорее всего, вели свое происхождение из «южного стада» с техасских ранчо. До 1901 г. в Йеллоустонском парке были только бизоны, являвшиеся потомками немногочисленных животных, переживших великую бойню в верховьях р. Ламар (отдельная линия из северного ареала). К 1901 г. их численность сократилась до 25 голов, что способствовало приобретению 21 бизона у частных лиц (Haines, 1970; McHugh, 1972). Таким образом, генетическая линия, ведущая свое происхождение от выживших в верховьях р. Ламар, была смешана с потомками группы-основателя № 1, а также «южного стада».

Признано, что изолированная популяция бизона численностью менее 2 тыс. голов неизбежно приходит к вырождению. Внедрение в стадо 4–5 производителей из других стад за каждые 10 лет представляет собой обязательное требование к современным бизоноводам, содержащим поголовье менее 250 (Gates et al., 2010). С середины 1890-х гг. численность йеллоустонской популяции не превышала 100 голов, сокращалась до 1901 г. (McHugh, 1972), но тем не менее генетически не выродилась. Считаем, что это стало возможным благодаря своевременному внедрению в популяцию генов группы-основателя № 1 и «южного стада».

Еще одна линия, не связанная с упоминавшимися пятью группа- ми-основателями, ведет свое происхождение от небольшой группы животных, переживших великую бойню в районе Большого Невольничьего озера к северу от ареала равнинного бизона. Бизоны этой линии стали основателями популяции в национальном парке Банф (Bunff National Park), организованном в Альберте в 1897 г. В том же году в эту популяцию введены три бизона из стада супругов Гуднайт, вследствие чего она получила генофонд группы № 3. Позднее национальный парк принимал дары животными, которые могли принадлежать к потомкам любой группы-основателя (Haines, 1970; McHugh, 1972).

В 1906 г. Майкл Пабло, по-прежнему содержавший бизонов в резервации Флэтхед, сталкивается с угрозой потери территории из- за правительственных планов открыть резервацию для заселения. В течение 1907 г. и последующие несколько лет он продает свое стадо — в то время уже более 600 голов — канадским властям, которые помещают приобретенных бизонов в национальный парк Буффало в Альберте (McHugh, 1972). Таким образом, к концу 1900-х гг. этот парк сосредотачивает основную часть потомства стада Пабло и Алларда.

Майкл Пабло продавал бизонов и ранее: более 50 голов — в зоопарки (McHugh, 1972), среди которых вполне мог оказаться и Бронкский зоопарк Нью-Йоркского зоологического общества, также сыгравший, как будет показано далее, немалую роль в восстановлении бизона.


Рис. 14. Уильям Темпл Хорнедей

Свои усилия к спасению и восстановлению американского равнинного бизона прикладывали не только ранчеры и индейцы. В 1889 г. старший таксидермист Смитсоновского университета Уильям Темпл Хорнедей (William Temple Hornaday), посланный на запад США в целях добычи шкуры ставшего редким бизона для коллекции, составил оценку численности вида, его географического распределения по статусу мест обитания (рис. 14). Данный анализ представил собой первое введённое в научный оборот свидетельство угрозы вымирания бизона в то время. Именно «ценз Хорнедея» заставил задуматься о том, как в столь короткий срок прежде многочисленный вид стал не просто редким, а был поставлен на грань исчезновения (McHugh, 1972).

Впоследствии Уильям Темпл Хорнедей возглавил Бронкский зоопарк, принадлежавший Нью-Йоркскому зоологическому обществу. Под его руководством с 1899 г. в этом зоопарке формируется бизонье стадо. На базе Нью-Йоркского зоологического общества и его зоопарка в декабре 1905 г. возникает Американское бизонье общество (The American Bison Society) — общественная организация национального масштаба, призванная объединить усилия частных лиц и государства по сохранению и восстановлению бизона (Redford, Feam, 2007; American Bison Society…, 2010; Bison Range, 2011) (рис. 15).


Рис. 15. Основатели Американского бизоньего общества. Крайний справа — Эрнст Харольд Бейнс, второй справа — Уильям Темпл Хорнедей, первый президент Американского бизоньего общества (по: Redford, Feam, 2007)

Возникновение Американского бизоньего общества не было исключительно гражданским делом, оно создавалось при поддержке 26-го президента США Теодора Рузвельта (Theodore Roosevelt). Получению такой поддержки предшествовала активная кампания в прессе, проведенная журналистом Эрнстом Харольдом Бейнсом (Ernest Harold Baynes), для которого было очевидным, что сохранение данного животного только в единичных частных стадах ненадежно. Он опубликовал серию статей о полезности бизона, предпринимал попытки самого разного использования вида — от работы в упряжке до источника шерсти с высокими теплоизоляционными свойствами, составлял письма в адрес влиятельных лиц, пытаясь привлечь их к сохранению бизона (McHugh, 1972).

Президентом созданного Американского бизоньего общества стал У. Т. Хорнедей, секретарем избран Э. Х. Бейнс, президент США Теодор Рузвельт — почетным президентом (рис. 16). Пользуясь поддержкой главы государства, общество развернуло активную и эффективную деятельность. Уже в 1907 г. создан первый государственный бизоний резерват, о необходимости которого писал Э. Х. Бейнс. Им стал Уичито Маунтин Уайлдлайф Рефьюдж (Wichita Mountains Wildlife Refuge), организованный в прериях Оклахомы на площади 8 тыс. акров (3,2 тыс. га), которая впоследствии будет расширена до 59 тыс. (23,6 тыс. га). В том же году 15 бизонов, отобранные У. Т. Хорнедеем, перевезены в этот резерват из Бронкского зоопарка (McHugh, 1972; Redford, Feam, 2007; American Bison Society…, 2010).


Рис. 16. Теодор Рузвельт — 26-й президент США, почётный президент Американского бизоньего общества

Второй крупный бизоний резерват организован на территории США в 1909 г. — Нэйшинал Байсон Рэндж (National Bison Range) в Монтане в резервации Флэтхед. После 1908 г. государственные бизоньи резерваты создаются в штатах Южная Дакота и Небраска, «поставщиком» бизонов для стад этих государственных резерватов также становится Бронкский зоопарк, что придает ему высокую значимость как источника животных для первых «природоохранных стад», сформированных на этапе спасения бизона. Среди созданных в то время резерватов заслуживает внимания Кастер Стэйт Парк (Custer State Park) в Южной Дакоте, где бронкские бизоны встретились с бизонами стада Дюпри-Филиппа (группа № 5), а также Форт Ниобрара (Fort Niobrara) в Небраске, где к бронкским бизонам присоединились животные, подаренные частными лицами Небраски (Haines, 1970; McHugh, 1972; Buffalo Capital…, 2011; Preservation…, 2013).

Учитывая значение Бронкского зоопарка в формировании первых государственных природоохранных стад бизона на этапе спасения вида, мы предприняли попытку выяснить происхождение бронкских бизонов. Согласно данным, опубликованным в начале XX в. самим зоопарком, на 1 января 1907 г. бронкское стадо состояло в основном из животных, полученных в дар от Уильяма К. Уитни (William С. Whitney), и их приплода (Hornaday, 1909). Через переписку с Американским обществом охраны дикой природы (Wildlife Conservation Society) мы узнали, что Уильям К. Уитни, подаривший бизонов Бронкскому зоопарку, — это никто иной, как Уильям Коллинз Уитни (William Collins Whitney), крупный американский бизнесмен и политик конца XIX в., с именем которого связаны успешная борьба с коррупцией в Нью-Йорке, развитие военного флота и производства брони в США. С 1897 г. он владел поместьем площадью 68 тыс. акров в горах Адирондак на севере штата Нью- Йорк. Кроме того, Уильям Коллинз Уитни признан страстным деятелем охраны природы (William…, 2011; History of the William…, 2011). Дар Бронкскому зоопарку мог быть сделан им не ранее конца 1899 г., когда У. Т. Хорнедей стал директором зоопарка и приступил к созданию бизоньего стада, и не позднее начала 1904 г., когда У.К. Уитни скончался.

Значение подаренных У.К. Уитни бизонов в формировании бронкского стада сделало вопрос о происхождении этих животных ключевым. Очевидно, что оно ведет начало не с адирондакского поместья и, вообще, не с востока США. Собственная популяция там не могла существовать, к первому дню XIX в. равнинных бизонов на востоке США уже не было (Haines, 1970). Трудно представить себе и происхождение этих животных от отдельной группы, спасшейся от великой бойни в Адирондакских горах или где-либо еще на востоке США, например в Массачусетсе, где У.К. Уитни также имел поместье. Подобные разрозненные группы, бежавшие с Великих равнин от массового истребления, находили убежище только в тех глухих местах, куда можно было добраться, минуя плотно населенные районы (McHugh, 1972). Очевидно, что в то время было невозможно попасть с Великих равнин ни в Адирондакские горы, ни в какой-либо иной изолят на востоке США, пройдя мимо плотно населенных территорий.

Если время дарения бизонов Бронкскому зоопарку более-менее устанавливаемо, то когда приобрел их сам У.К. Уитни неизвестно. Если это произошло близко к великой бойне, то эти животные могли не иметь к упомянутым пяти группам-основателям никакого отношения, а быть купленными у какого-нибудь ранчера или индейца, так или иначе подобравшего осиротевших телят, но вскоре продавшего их.

Характерно, что в сети интернет имеются сведения о личности У.К. Уитни как бизнесмена, политика и деятеля охраны природы, но он не упоминается как владелец бизонов. Более того, в доступных интернет-источниках, в том числе тех, в которых У.К. Уитни признается страстным деятелем охраны природы, его имя никак не связывается с деятельностью, касающейся спасения бизона. Лишь вступив в переписку с библиотекарем и архивистом Общества охраны дикой природы Мэделин Томсон (Madeleine Thompson), мы узнали, со ссылкой на ежегодный отчет Нью-Йоркского зоологического общества, опубликованный в мае 1900 г. (May 1, 1900 NYZS Annual Report), что У.К. Уитни подарил Бронкскому зоопарку двух взрослых быков: одного, приобретенного из стада Остина Корбина, упоминавшегося ранее в связи с покупкой бизонов у Буффало Джонса, и другого — из собственного стада, содержавшегося в поместье Ленокс в штате Массачусетс. Из того же источника, опирающегося на фонды Американского общества охраны дикой природы, мы выяснили, что это именно У.К. Уитни, а не иной обладатель инициалов W.C., довольно распространенных среди американских Whitney. Выдающиеся обладатели этой фамилии, как выяснилось, известны еще из Англии XIII в., а в Новое время вошли в историю США (Whitney Research…, 2012).

В ряду активных участников спасения бизона У.К. Уитни не упомянут. Учитывая, что бронкское стадо, о значении которого сказано ранее, обязано своим возникновением главным образом его дару, считаем это несправедливым забвением вклада У.К. Уитни в спасение бизона. Вероятно, поэтому нам было нетрудно найти сведения о выпуске бизонов из Бронкского зоопарка на какую-нибудь государственную охраняемую территорию, но в то же время стоило немалых усилий узнать, откуда в нем взялись бизоны.

Итак, по данным ежегодного отчета Нью-Йоркского зоологического общества, опубликованного в 1900 г., один из быков, подаренных У.К. Уитни Бронкскому зоопарку, происходит из стада Остина Корбина, которое в свою очередь ведет свое начало от стада Буффало Джонса. Следовательно, этот бык был потомком групп- основателей № 2, 4 или одной из них. Второе маловероятно, но возможно в том случае, если, несмотря на соединение линий двух групп-основателей в стаде, предки данного животного происходят только от одной линии. Другой бык происходит из собственного стада У.К. Уитни, содержавшегося в Массачусетсе, и о его возникновении ничего не известно. Как уже говорилось, не исключено, что массачусетские бизоны Уитни могли и не иметь к пяти упоминавшимся группам-основателям никакого отношения, а происходить от купленных у какого-нибудь ранчера или индейца, так или иначе подобравшего осиротевших телят

По имеющимся сведениям, «в чистом виде» к началу XX в. могли существовать только линии групп-основателей № 5, 3, но даже их «чистоту» допускаем лишь в силу отсутствия данных о приобретении животных других линий Скотти Филиппом или супругами Гуднайт. К 1900 г. «чистые» линии могли быть только у этих хозяев и Йеллоустонского парка (у последнего лишь до 1901 г.). Остальные три линии стараниями Сэма Л. Бедсона, Буффало Джонса, Майкла Пабло и Чарльза Алларда к 1900-му г. были уже смешаны друг с другом.

Смешение этих линий, определившее генетическое соединение бизонов «северного» и «южного» стад, изолированных друг от друга по крайней мере с 1860-х гг., обеспечение генетического обмена между мелкими изолированными популяциями, существовавшими на этапе спасения вида, считаем ведущими причинами сохранения американским равнинным бизоном высокого генетического разнообразия, признанного современными специалистами.

С начала XX в. благодаря системной охране наметился устойчивый рост поголовья бизона с 1644 в 1903 г. до 21 701 особи в 1933 г. К началу 1940-х гг., по разным оценкам, численность бизонов в национальных парках достигла 30–40 тыс. голов. С колебаниями это количество поддерживалось в основном в национальных парках вплоть до 1970-х гг. (McHugh, 1972). Таким образом, 1905–1935 гг. можно рассматривать как время стабильного ежегодного прироста спасенного поголовья, формирования государственных «природоохранных стад» на охраняемых природных территориях. Затем наступил почти сорокалетний период стабильности, новых пре- рийных охраняемых территорий не создавалось. В 1970 г. численность бизона в Северной Америке, по разным оценкам, равнялась 29–33 тыс., из них 12 тыс. обитали в национальном парке Вуд Баффало (Wood Buffalo National Park). Поголовье равнинного бизона в природоохранных стадах составляло около 20 тыс., лесного — 10. Примерно такое соотношение наблюдается и в настоящее время. Первое встреченное нами упоминание о разведении бизона на мясо относится к 1972 г., уже тогда не менее 6 тыс. животных содержалось на ранчо в США, причем это составляло более половины бизонов в США (McHugh, 1972; Gates et al., 2010). Такие данные о соотношении численности бизона в природоохранных стадах и на частных ранчо в советское время не были доступны и приводятся нами впервые.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.575. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз