Книга: Бизоны степей: история, современное состояние, агроэкологические перспективы

3.4. Место бизона в экологическом будущем степей Евразии

<<< Назад
Вперед >>>

3.4. Место бизона в экологическом будущем степей Евразии

В программных документах по восстановлению зубра степной вектор его разведения не рассматривается ни в России, ни в Европе (Стратегия сохранения…, 2002; Pucek, 2004), таким образом, официальное научное и природоохранное сообщество фактически признает зубра лесным животным. В свете восстановления зубра внимание уделяется не столько исходным стациям обитания, сколько проблеме генетической чистоты вида (Перерва, 1992). Полному возрождению европейского зубра препятствует прежде всего отсутствие обширных целинных лесостепных мест обитания в европейской части России. Даже предельное насыщение зубром существующих лесостепных заповедников, включая Центральночерноземный, вряд ли способно решить проблему экологического будущего зубра.

Европейский зубр как уязвимый вид находится под пристальным вниманием ученых и особой опекой государства, что крайне затрудняет его разведение вне пределов особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Сегодня в России нет достаточно крупных компактных чисто степных ООПТ, пригодных для полувольного обитания европейского зубра. На Южном Урале и в Сибири пока имеются большие площади, но, как правило, они не в полной мере соответствуют экологическим требованиям вольной популяции зубра. Тем не менее в Горном Алтае в Алтайском круглогодичном биологическом стационаре Института цитологии и генетики СО РАН с 1982 г. действует парк-питомник беловежских зубров. На площади 470 га полувольно содержится около 50 зубров, т. е. в условиях, похожих на европейскую лесостепь или Кавказ, разведение зубра возможно и за пределами его ареала.

Принимая во внимание, что зубр не имеет статуса охотничьего вида и проблемен в генетическом отношении из-за затянувшегося периода «бутылочного горлышка», мы согласны с рекомендациями ведущих российских охотоведов в сложившейся ситуации разводить американского бизона как перспективный фермерский, охотничий и рекреационный вид (Полорогие, 2005). Мы считаем, что для этого необходимо научное обоснование экологической ниши американских бизонов в России и целесообразности их интродукции.

Инициативы, аналогичные тем, что были во времена бизоньего бума в США, в современных условиях не могут применяться к зубру. Очевидно, что в обозримом будущем зубр останется малочисленным видом, тщательно разводимым в пределах государственных лесных ООПТ. Тем не менее нет оснований отвергать саму постановку вопроса об экспериментах по его разведению на степных участках Европейской России. Исходя из исторического ареала зубра, этот вид способен адаптироваться к условиям степей и, возможно, с течением длительного времени превратиться в степную форму, аналог равнинного бизона.

Можно поставить эксперимент и по разведению зубра в заволжско-казахстанских степях, где пока существуют условия самовосстановления достаточно крупных массивов вторичных степей, травостой которых пока мало используется и бесполезно выгорает. Но с продвижением экспериментальной площадки по степной зоне на восток риск для зубра возрастает. Поэтому, ставя вопрос о реставрации степной формы рода бизонов в заволжско-казахстанских степях, целесообразнее экспериментировать с американским равнинным бизоном, уже имеющим полный комплекс адаптаций к подобным ландшафтам и генетически близким зубру до степени свободного скрещивания.

Самый успешный и длительный на сегодняшний день опыт акклиматизации равнинного бизона в степях Европы поставлен Ф. Э. Фапьц-Фейном в Аскании-Нова более 100 лет назад. В последние годы численность бизона стабильна и поддерживается на уровне 40–70 особей, которые содержатся в Чапельском поду в загоне площадью около 800 га. Успешный опыт XXI в. — это небольшое (приблизительно 10 голов) стадо равнинного бизона в Центре редких животных Европейских степей, принадлежащем ассоциации «Живая природа степи» и располагающемся на территории, прилегающей к заповеднику «Ростовский» в пос. Маныч (Живая природа…, 2010).

Проблема равнинного бизона в России не столько экологическая, сколько политическая. Основными противниками ожидаются «зеленые» ортодоксы и леворадикальные политики. Поэтому постановка вопроса такого рода требует многосторонней аргументации: политической, морально-этической, экологической, природоохранной, агроэкологической.

Политическая. Бизон может стать еще одним поводом для нормализации отношений и нового этапа сотрудничества между Россией и США. Похожий процесс уже идет путем сотрудничества по лесному бизону между Россией и Канадой.

Морально-этическая. Во-первых, Россия как преемник Российской Империи несет часть моральной ответственности за массовое истребление американского степного бизона в 1870-е г. Во-вторых, евразийская степная форма бизона, возможно, не сформировалась под воздействием наших предков. В-третьих, лошади все-таки вернулись в Северную Америку и свободно обитают на Дальнем Западе США. Таким образом, североамериканский континент получил и Бычьих, и лошадей. Степи Евразии до сих пор не имеют диких Бычьих.

Экологическая. Современным российским степеведением поставлен вопрос о воссоздании полночленных степных экосистем на модельных территориях. Обсуждая вопрос о месте Бычьих в этих системах, за теоретическую основу принимается то, что существование травяных биомов по типу степей, прерий и саванн основано на коэволюции дерновинных злаков и крупных травоядных млекопитающих, обеспечивающих биологическую переработку 60–70 % ежегодного прироста растительной массы (Жерихин, 1994). Такую переработку обеспечивал комплекс копытных, основу которого составляли лошади и быки — взаимодополняющие потребители травы. Лошади потребляли пищу «на ходу» избирательно (быстрое прохождение травяной массы через пищеварительный тракт). Бычьи, наоборот, питались с меньшими перемещениями (стационарное переваривание). Таким образом, полночленная степная экосистема должна включать травоядных с обоими типами питания.

По историческим сведениям, туры придерживались наиболее влажных местообитаний в лесах и степях. Зубр предпочитал разнотравно-злаковые северные степи и лесостепи с наиболее мягким климатом. В более сухих дерновинно-злаковых степях на каштановых почвах с обилием бессточных озер ниша Бычьих осталась незанятой, чисто степная форма зубра в Евразии не возникла. При этом существует аналог гипотетической степной формы — американский равнинный бизон. Его отличительные адаптации следующие: способность потреблять снег и успешно переживать длительные периоды низких температур и сильных ветров; «головное тебеневание», позволяющее пастись при глубине снегового покрова более 1,5 м; быстрое наращение массы тела на любых грубых кормах прерий; освоение пастбищ, удаленных от водоисточников; возможность питаться камышом в зимнее время (Haines, 1970; McHugh, 1972; Callenbach, 2000; Gates et al., 2007; Gates et al., 2010).

Природоохранная. Постановка вопроса об экологическом восстановлении степного зубра в Евразии зависит от уровня сохранения и возрождения степей, которые различаются по нарастанию разнообразия: участков почв и растительности степных экосистем; степной экосистемы, близкой к середине голоцена (историческое время), а также близкой к рубежу плейстоцен-голоцен (доисторическое время, мегафауна). Степная форма зубра представляет собой неотъемлемый элемент двух последних уровней.

Природоохранная актуальность усиливается ввиду некоторых прогнозов катастрофического извержения супервулкана Йеллоустон, способного уничтожить основные современные местообитания в Северной Америке. Учитывая глобальное значение рода бизонов, необходимо создать страховые резервные популяции в близких природных условиях.

Безусловно, не может говориться о свободном выпуске американского бизона в любое место евразийских степей. Для этого нет ни условий, ни предпосылок. Речь идет о научных экспериментах на территориях ОПТ инновационных пасторальных форм. В природоохранных целях американский равнинный бизон вполне может быть акклиматизирован в порядке эксперимента там, где имеются подходящие природные условия и форма землепользования. В качестве пилотного проекта наиболее перспективны территории Орловской (16,5 тыс. га) и Акжарской (14,7) степи в Оренбургской области, имеющие в том числе резерв расширения, а также вторичные степи, развившиеся в последние годы на невостребованных пока сельхозугодьях, составляющих более 1 млн га (Чибилёв и др., 2012). На протяжении последних лет нами проводятся исследования на предмет оценки природоохранного потенциала этих угодий и поиска инновационных агроэкологических объектов для их непахотного освоения.

Агроэкологическая. Евразийское степное будущее равнинного бизона как дикого вида может обсуждаться пока лишь для конкретных территорий в степной зоне. В то же время бизоноводство, уже показавшее свою состоятельность как отрасль пастбищного животноводства, может, исходя из имеющегося опыта, развиваться по всей Евразии за исключением Крайнего Севера и пустынь. На наш взгляд, наилучшие природные условия и предпосылки для создания крупных бизоноводческих ранчо имеются в степях юго-востока России, юга Украины и степной зоны Казахстана.

Для пастбищного степного животноводства бизон представляет собой уникальный агроэкологический объект XXI в. Вид известен как универсальный и исключительно эффективный потребитель степных трав. Его преимущества перед КРС следующие:

1) способность к набору массы на любых сухих степных кормах, более широкий спектр кормовых растений;

2) возможность потребления сухого камыша степных озер в зимнее время;

3) усвояемость пастбищных кормов выше на 3,7–6,1 %;

4) отсутствие необходимости в зимнем укрытии и зимнем водопое;

5) способность к добыванию корма из-под глубокого снега (до 1,6 м);

6) более высокий иммунитет;

7) не требует родовспоможения;

8) зрелищность вида как фактор привлечения туристов;

9) высокая охотничья ценность вида (Callenbach, 2000; Gates et al., 2007; Gates et al., 2010; National Bison…, 2010; Turner Ranches, 2013).

В России и Казахстане к развитию бизоноводства имеются следующие предпосылки:

1) актуальность сохранения и восстановления степных экосистем Евразии и их рационального непахотного использования;

2) для озерно-степных ландшафтов Западной Сибири и Казахстана — возможность эффективного использования огромных ресурсов озерного камыша;

3) потребность в «здоровом» мясе дикого животного;

4) решение проблемы занятости путем развития агроэкотуризма;

5) острый дефицит крупных охотничьих копытных, в первую очередь степных.

Отметим, что, по приведенным данным, равнинный бизон может органично вписаться именно в степные агроландшафты России и Казахстана, стать наиболее эффективным потребителем практически неиспользуемых в наше время огромных ресурсов грубых кормов степей, залежей, камышовых зарослей. Давая диетическую продукцию, зрелище и дорогостоящие дериваты, бизоноводство может стать реальной альтернативой как бездействию, так и заведомо убыточным и экологически несостоятельным существующим направлениям степного сельского хозяйства, особенно в подзоне сухих степей.

Растущими бизоноводческими кампаниями оценивались возможности для работы в России. Например, в 2005 г. корпорация «Голден бизон» проводила переговоры с администрацией Пензенской области о перспективах разведения бизона. Администрация поддержала проект, но влиятельная левая оппозиция выступила против (Седаков, 2005, Делегация американских…, 2005). Сведений о реализации данного проекта не имеется.

Пионером российского бизоноводства, организовавшим первую в стране бизоноводческую ферму, можно признать предпринимателе шведского происхождения Рикарда Хакберга. Ему удалось добиться для равнинного бизона официального статуса сельскохозяйственного животного России. Бизон был зарегистрирован в Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию, а фирма «Новбизон» получила статус оригинатора. В 2004–2005 гг. бизоноводческая ферма появилась в Маловишерском районе Новгородской области (Кустикова, 2009). Завезенное из бельгийской Ля Ферме дес Бизоне племенное поголовье успешно размножалось и к 2008 г., по фондовым данным, достигло более 45 голов. Создавались дополнительные рабочие места, приводились в порядок сельскохозяйственные земли.

Первая в России бизоноводческая ферма дала опыт работы в российских условиях и показала, что при сочетании материальных возможностей и стойкого желания заниматься в России бизоноводством возможно. Статус сельскохозяйственного животного, которого однажды добился для бизона Р. Хакберг, облегчит работу последующим бизоноводам. Основные проблемы сводятся к двум блокам (Кустикова, 2009).

Ветеринарные:

1) при завозе бизонов из-за границы требуется предельно внимательный ветеринарный контроль, исключающий прохождение инфицированных животных;

2) во время адаптации и карантина к бизону не применяется подход как к КРС: могут возникать травмы, сильный стресс вплоть до заболеваний и гибели. Необходимо учитывать накопленный опыт бизоноводства;

3) в отношении бизона нерационален регламент ветеринарного контроля за КРС с проверками два раза в год;

4) в период появления телят никаких манипуляций с бизонами, особенно коровами, проводить нельзя.

Социальные:

1) недоверие местных жителей, не вовлеченных в деятельность нетрадиционного сельхозпредприятия;

2) социальные противоречия, вызванные относительно высоким заработком работников фермы;

3) нарушение условий трудового договора наемными работниками;

4) высокая ликвидность земельного участка под фермой может существенно препятствовать ее развитию (Кустикова, 2009).

Социальные проблемы оказались сложнее, чем ветеринарные. Критический момент наступил во второй половине 2008 г., менеджмент компании изучал перспективы распродажи стада или его перемещения в другой регион. Наши предложения Р. Хакбергу о переносе фермы на территорию арендуемой нами «Орловской степи», к сожалению, были отклонены. Однако по данным 2011 г., ферма пережила 2008 г., часть поголовья была продана в Тюменскую область (Новгородских бизонов…, 2008).

Социальные проблемы Р. Хакберга могли осложниться организацией бизоноводческой фермы в Приильменской низменности на севере Нечерноземья, где не развиты традиции пастбищного мясного скотоводства по типу ранчо, а сельское хозяйство подверглось глубокому запустению с соответствующей деградацией социального капитала.

Первой бизоноводческой ферме не удалось получить большую поддержку природоохранного движения, политической элиты, широкого круга общественности хотя бы на местном уровне. Не было содействия маркетингу бизона в России, хотя бы отдаленно напоминающему тот, который осуществлялся в США. При том, что для американцев бизон — неоспоримый природный символ их страны, они восприняли идею бизоньей экономики только при масштабном маркетинге, не ослабевающем и в настоящее время. Было бы странно, если бы в России, природным символом которой бизон пока не является, не потребовалось маркетинга бизона. Наша работа — это попытка сделать первый шаг в данном направлении.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.228. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз