Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/admin/web/ours-nature.ru/public_html/new_site/book_print.function.php on line 421
3.2. Тайна степного зубра / Бизоны степей: история, современное состояние, агроэкологические перспективы / Библиотека / Наша-Природа.рф

Книга: Бизоны степей: история, современное состояние, агроэкологические перспективы

3.2. Тайна степного зубра

<<< Назад
Вперед >>>

3.2. Тайна степного зубра

Сама по себе мегафауна как явление связана с пастбищами разных типов, а поздний плейстоцен — одна из самых остепненных эпох в естественной истории. В его холодные периоды на планете, особенно в Евразии, господствовали открытые пастбищные ландшафты, характеризовавшиеся мегафауной. В фазы потеплений они сменялись саванной, полному облесению которой препятствовала также процветавшая мегафауна, в первую очередь мамонт. На рубеже плейстоцена и голоцена климатические изменения были более стремительными и радикальными, чем ранее. Мегафауна не смогла в полной мере сохраниться в рефугиумах среди разросшейся тайги и болот. В свою очередь сокращение копытных обусловливало наступление лесов и болот на травянистые ландшафты.

Переживший ряд плейстоценовых потеплений и похолоданий, ставший трансконтинентальным род Bison в Северной Америке показал способность к быстрому переходу между формами, адаптированными к разным условиям, и в полной мере реализовал свой потенциал, образовав в голоцене два подвида, один из которых стал монодоминантом грассландов. В отношении Евразии остается загадкой, почему тот же исходно степной и высокопластичный род достоверно сформировал в голоцене Европы, юго-запада России и Кавказа только лесостепные формы, обитающие в лесах: беловежский, карпатский, кавказский зубры, возможно, сибирский зубр. Существование чисто степной формы зубра пока достоверно не доказано (Зубр, 1979). Одна из лесных форм — беловежский зубр — стала традиционным государственным символом Республики Беларусь.

Приведём три основные группы факторов, которые могли воспрепятствовать эволюции степной формы зубра.

Слишком быстрая утрата основных пастбищ. Насколько резкая смена ландшафтной обстановки влияла на развитие голоценовой степной формы бизонов в Евразии? Евразия гораздо крупнее Северной Америки, ее современные степные территории превосходят прерии по площади и не уступают по ландшафтному разнообразию. Однако следует учесть, что современная степная зона сформировалась не сразу, в голоцене ее границы варьировались. По имеющимся данным, примерно 11,5 тыс. лет назад криоаридный климат Северной Евразии значительно потеплел, увеличилось количество осадков. Современная территория степной зоны могла быстро и на несколько столетий превратиться в саванноид или зарасти лесом. Ареал открытых степей мог сократиться и сохраниться лишь в самых аридных регионах, например в Центральном Казахстане или Монголии. До конца не ясно, существовал ли в этот период непрерывный пояс открытых степей к югу от современной степной зоны. Тем не менее, судя по естественной истории бизонов на американском континенте, подобные изменения сами по себе не катастрофичны для этого рода.

Далее, 9,7–9 тыс. лет назад, среднегодовые температуры резко выросли более чем на 10°C. Степи вновь получили мощный импульс для развития, но уже в условиях семиаридного климата, похожего на современный. Леса или саванноиды вновь сменились травяными системами, близкими к современной степи. Несмотря на естественное восстановление обширных пастбищ, именно к этому периоду принято относить окончательную деградацию мамонтовой степной мегафауны на обоих континентах за основными исключениями для бизонов в Америке и лошадей в Евразии.

Итак, в начале голоцена криоксерофитная лёссовая степь Евразийских равнин на севере превратилась в абсолютно непригодную для бизонов заболоченную тундру. В своем широтном центре она стремительно заросла тайгой, малопригодной для бизонов. На юге и юго-западе лёссовая степь сменилась широколиственными лесами и саванноидами, более пригодными для выживания бизонов. Быстрое облесение широтного центра бывшего плейстоценового ареала бизонов могло послужить природным толчком к образованию разнообразных лесных и лесостепных форм. При этом степи в Евразии никогда не исчезали полностью, но и в период последующего расцвета так и не стали ареной бизоньей экспансии, аналогичной североамериканской.

Возможно, раннеголоценовая аридизация современной степной зоны была настолько сильной, что бизоны лишились как летних кормов, так и снега — единственного зимнего источника воды при замерзании открытых водоемов. По всему ли степному поясу складывалась катастрофическая ситуация? Сегодня можно с уверенностью сказать, что расцвета степной формы в голоцене Евразии не произошло, но она могла локально развиться в нескольких очагах, не быть массовой и не получить отражения в исторических и археологических источниках.

Прямое преследование бизонов на открытых местах. Не следует забывать, что откочевавшие в евразийские степи остатки мамонтовой фауны оказались в более плотно населенных людьми регионах, чем североамериканские прерии. Очевидно, что охота с уже усовершенствовавшимися орудиями оставляла мало шансов крупным степным животным выжить на открытой местности. Это неизбежно обусловливало реакцию поиска укрытия в труднодоступных лесах, горах или малонаселенных полупустынях. Поскольку полупустыни и тем более пустыни не пригодны для круглогодичного обитания бизонов, прямое преследование определяло эволюцию данного вида в лесах.

Развитие степного животноводства. Лишившись мегафауны, человек был вынужден быстро найти новые источники средств к существованию. В Северной Евразии практически сразу после деградации мегафауны появляется животноводство, разводятся овцы, козы, КРС. Спустя 2–3 тыс. лет начинается одомашнивание лошади. По историческим данным, даже на ранних этапах животноводства домашнее поголовье было достаточно многочисленным, а с развитием массовых перекочевок практически вся степная зона была вовлечена в пастбищное использование. У индейцев Северной Америки не было домашнего скота и, соответственно, в прерии не существовало конкуренции бизонов с домашним скотом за основные места обитания. Кроме того, деятельность степных культур, активно способствующих животноводству, а впоследствии использовавших приемы конной охоты, с самого начала могла не допустить продвижения рода Bison в степную зону. Также возможно истребление едва начавшей развиваться евразийской степной формы.

Не оспаривая значения природных условий, рискнем предположить, что негативные антропогенные факторы сыграли в евразийской судьбе рода Bison решающую роль. Они вполне могли стать критическим дополнением к природным факторам, стимулировавшим развитие в Евразии преимущественно лесостепных форм рода, стремящихся к лесным — зубрам. Об этом говорят нам многочисленные данные истории и археологии. В историческое время основной ареал зубра включал широколиственные леса Европы, лесостепи и степи юго-запада России. Именно здесь возникла весьма своеобразная лесостепная форма, отличающаяся от типичного грассифага — равнинного бизона. Европейский зубр вошел в голоценовый фаунистический комплекс, адаптировавшийся к специфическим мягким зимам голоцена Европы. Огромные степные пространства голоцена Южного Урала, Западной Сибири и Северного Казахстана с более суровыми зимами, более высоким снежным покровом, а также степи Монголии и Китая с сильными морозами и малоснежными зимами так и остались без своего горбатого грассифага, аналога равнинного бизона Америки. В этой связи ответы на вопросы: «Как же на самом деле выглядел так называемый "сибирский зубр"? На кого он больше был похож: на плейстоценового степного бизона, европейского зубра, равнинного бизона, сам на себя?» помогли бы приблизиться к разгадке тайны степного зубра Евразии.

Исследуя естественную историю рода Бизонов в голоцене Евразии, нельзя обойти вниманием современные данные исследования генома европейского зубра (Bison bonasus). Оказалось, что его митохондриальная ДНК близка к быкам (Bos taurus), а ДНК ядра — к степному плейстоценовому бизону (Bison priscus). Это означает, что на рубеже плейстоцен-голоцена произошла гибридизация с участием самцов степных бизонов и самок Bos taurus с последующим вытеснением ядерной ДНК Bos taurus (Verkaar et al., 2004). В итоге форма исходно степного рода получила от Bos taurus дополнительную возможность к быстрой адаптации к более увлажненным стациям обитания, в том числе лесам.

Таким образом, туробизоний гибрид адаптировался как к парковым лесам, так и к наиболее увлажненным разновидностям европейских степей с относительно мягким климатом. Этот гибрид, в отличие от своего степного предка, уже не стремился осваивать открытые пространства типичных степей, а тяготел к парковым лесам и лесостепям. Гены тура не позволяли окончательно оторваться от лесов.

Итак, в историческое время в Евразии тур занимал наиболее влажные биотопы, включая болота, луга, луговые степи. Зубр, принимая его гибридное происхождение, был скорее лесостепным, а на огромном пространстве типичных и сухих европейско-казахстанских степей экологическая ниша бычьих осталась незанятой. Освоить в голоцене весь спектр степей Евразии мог только прямой потомок плейстоценового степного Bison priscus, тайна отсутствия которого в степной зоне до конца не раскрыта. Доказано формирование в голоцене лишь двух подвидов Bison в Северной Америке: лесного Bison bison athabascae и равнинного Bison bison bison бизонов, а также двух евразийских: беловежского Bison bonasus bonasus и кавказского Bison bonasus caucasicus зубров.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.159. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз