Книга: Я познаю мир. Арктика и Антарктика

«Немного наторосило...»

<<< Назад
Вперед >>>

«Немного наторосило...»

Из дневников Ивана Дмитриевича Папанина, начальника дрейфующей станции «Северный Полюс–1».

«17 августа 1937 года. Льдину быстро несет на запад. Началось большое торошение. У трещин нагромоздило много льда. Издали кажется, что там возвышаются трехэтажные ледяные дома. Хотел сфотографировать эти сверкающие строения, но плохая видимость заставила отказаться от съемки.

30 августа. На льдине туман, температура – минус пять градусов. В северной части нашего поля немного наторосило, но сама льдина невредима.

13 сентября. Во время промера в «проруби Ширшова» [Петр Петрович Ширшов – участник экспедиции, проводивший гидрологические наблюдения] наблюдались колебания уровня воды. Прорубь покрыта тонким ледком, в котором пробито отверстие для опускания троса. Внезапно из этого отверстия выплеснулась вода. Вслед за тем уровень воды колебался в течение нескольких минут. ...Очевидно, эти всплески и колебания отражают сильное торошение льдов, происходящее где–то вдали от станции. Несмотря на отсутствие ветра, льды, должно быть, продолжают двигаться, сильно нажимая друг на друга.

Так как во время вертушечных измерений Петр Петрович ощутил сильный толчок, то не исключена возможность, что наша льдина где–нибудь треснула.

14 сентября. ...Вдруг путь мне преградила река. Вот и результат вчерашнего толчка. Трещина разошлась, и ширина ее достигает уже трехсот метров. При большом ветре здесь может быть много бед. За трещиной теперь надо следить каждый день, каждый час.

19 октября. Вид нашей трещины сильно изменился: у ее кромки теперь нагромождены свежие торосы самых различных размеров и форм.

18 ноября. Ночью ощущались сильные толчки. Временами раздавался глухой гул, но мы привыкли к этим звукам...

24 ноября. Весь день был слышен гул, напоминавший артиллерийскую канонаду. Нашу льдину стало крепче ворочать: мы приближаемся к северо–восточным берегам Гренландии, а там, вероятно, изрядное скопление льда. Возле трещины большие куски льда, которые оторвались от нашего поля. Они торчат вертикально, создавая причудливые, фантастические пейзажи.

6 февраля 1938 года. Нас разбудил Кренкель: он дежурил [Эрнст Теодорович Кренкель – еще один участник экспедиции, радист]. Начиналось торошение: льдины с треском и скрипом бились друг о друга. По краям нашего крохотного обломка вырастали ледяные валы. Они состоят из кусков снега и тонкого льда, образовавшегося в трещинах. Ближайший вал появился рядом с нами, в десяти метрах от палатки. Кренкель при каждом обходе внимательно рассматривал края нашей льдины: мы опасаемся, что дальнейшее сжатие может окончательно разломать ее... Трещины между движущимися льдинами расширяются ».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.187. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз