Книга: Удивительные истории о веществах самых разных

Формула любви с мнимым членом, или Из городских легенд о любви (феромоны)

<<< Назад
Вперед >>>

Формула любви с мнимым членом, или Из городских легенд о любви (феромоны)

Феромоны – это летучие химические вещества, выделяемые животными и растениями, чтобы тем или иным образом воздействовать на поведение или даже развитие особей того же биологического вида. Скажем, пчелиная матка способна генерировать феромон, подавляющий половое развитие других самок в улье; в результате бедняжки на всю жизнь лишаются радостей любви, поскольку вырастают бесполыми рабочими пчелами. Феромонные метки, оставляемые муравьями, помогают им вернуться домой или, напротив, указывают их собратьям путь к добыче. В быту, однако, под именем феромонов стали известны и обросли всевозможными легендами главным образом так называемые эпагоны, или половые аттрактанты насекомых.

Речь о привлечении самца (или самки) с целью продолжения рода, для чего природа придумала химический язык. Выделяя эти самые феромоны, чешуекрылое сообщает возможному партнеру о желательности познакомиться поближе. Поразительна чувствительность рецепторов партнера – некоторые бабочки улавливают феромоны в концентрации 1 (одна!) молекула в кубическом метре. Первоначально ученые даже не могли объяснить, как самец – а у бабочек привлекающей стороной является самка – может эту молекулу отыскать. Загадка (якобы) уже решена – самец просто очень быстро и много летает, буквально сканируя, обшаривая крылышками окружающее пространство.

Здесь, кстати, между авторами возникли коренные разногласия. Легенда про одну молекулу в кубическом метре, несомненно, существует. Один из нас (П. О.), однако, держит ее за научный факт, а второй (Б. К.) – за бессовестную утку. Ну, унюхал шмель эту одну молекулу, летая по кубическому метру воздуха со скоростью Супермена, – и что? Солить ему ее, что ли? Откуда он узнает, где находится испустившая эту молекулу самка? Вероятно, это преувеличение в духе желтой журналистики. Несколько миллионов или миллиардов молекул (что совсем немного), за счет градиента концентрации, действительно могут указать верное направление, но одна – как?то не получается…

Феромоны насекомых, открытые сравнительно недавно (в 1962 году), представляют собой довольно сложные органические соединения (чаще всего стероиды), на синтез которых химики потратили сотни часов в лабораториях, оснащенных изощренной аппаратурой. Но результат оказался впечатляющим – сейчас до трети всех средств борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур представляют собой ловушки с искусственными феромонами, на которые незадачливые жучки-паучки слетаются, как богатенькие бездельники на стриптиз. Шансы вылететь из липкой ловушки у них отсутствуют напрочь, и, таким образом, без вредного химического воздействия на природу (или, как сейчас модно выражаться, экологию) удается спасти урожай капусты, брюквы и прочих овощей.

Химический язык распространен не только у насекомых. Молекулярными сигналами обмениваются рыбы, например лососи на нересте, птицы, млекопитающие – бобры, скунсы, собачки. Причем у млекопитающих отмечены и половые аттрактанты. Например, при появлении в слюне хряка некоторых веществ соседняя свинка принимает «характерную позу неподвижности», как скромно и стеснительно сообщает нам энциклопедия.

Все эти факты вызывают радостное любопытство у любого, кто интересуется жизнью во всей ее полноте. Но уж так мы устроены, что многое, относящееся к вопросам пола, воспринимаем с каким?то не очень здоровым интересом, наиболее активным в подростковом возрасте, но у многих сохраняющимся до старости. Немудрено, что слово «феромон» нередко вызывает скабрезную понимающую ухмылочку, особенно если дело происходит в казарме.

В годы нашего счастливого советского детства в пионерских лагерях перед сном было принято травить байки. Нам запомнились обстоятельные рассказы про мифическое вещество «конский возбудитель», якобы применяемое ветеринарами (в понятных целях), но действующее и на людей, особенно на девушек (также с понятными целями). Юные пионеры слушали с непередаваемым мечтательным энтузиазмом. К слову, эта тема, не имеющая ну решительно никакого отношения к реальности, и сегодня вызывает определенные страсти в среде вполне взрослых (но так, видимо, и не повзрослевших) пользователей Интернета – видимо, тех же, кто верит в телепатию, торсионные поля и климатическое оружие.

Вернемся, однако, к нашим баранам. У человека чувствительность к запахам, конечно же, гораздо ниже, чем у собак, обнаруживающих следы наркотиков в багаже авиапассажиров, но тоже достаточно велика и носит значимый характер. Это подтвердит каждый, случайно оказавшийся рядом с бомжом в общественном транспорте или заглянувший в парфюмерную лавку где?нибудь на Тверской. Видимо, эту чувствительность – вместе с упоминавшимся выше болезненным интересом к вопросам личной жизни – и решили использовать молодцы из нескольких компаний для распространения своих лжепродуктов, например лосьона «Формула любви».

Человек – мыслящее, но все же животное (мы не можем согласиться ни с Паскалем, ни с примкнувшим к нему Тютчевым, которые почему?то считали Homo sapiens мыслящим тростником – ведь мы все?таки не растения!). В организмах мужчин и женщин присутствуют половые гормоны, соответственно андрогены и эстрогены. Эти вещества принимают прямое участие в развитии половой системы, вторичных половых признаков, а у женщин еще и в управлении циклической репродуктивной деятельностью. Например, андрогены (тестостерон, андростерон, дегидроандростерон) стимулируют рост волос на подмышках и, по выражению Бродского, «стыдно молвить где», огрубление голоса и появление усов и бороды. Однако аттрактантами эти вещества никак не являются, то бишь к привлечению партнера отношения не имеют. Но биохимики в населении встречаются довольно редко, а значительная часть публики по невежеству считает, что раз половой гормон, значит, должен привлекать противоположный пол. Чем мы хуже насекомых?

Наследники Энди Таккера из рассказов О’Генри удачно используют простодушие народов. Они рекламируют и продают растворы андростенона, который по своей структуре лишь чуть?чуть отличается от андростерона, являясь продуктом метаболизма последнего. (Кстати, это вещество уже упоминалось выше – именно оно содержится в слюне хряков и очаровывает молодых свинок.) Для интересующихся приводим точное химическое название этого соединения: 5а-андрост-16?ен-3?он. А ниже – структурные формулы андростенола и антростенона.


Все эти вещества относятся к классу так называемых стероидов. В основе строения стероидов находится насыщенный (то есть только с одинарными связями углерод-углерод) тетрациклический углеводород стеран, изображенный ниже. Атомы углерода пронумерованы.


Производители уверяют, что они лишь недавно синтезировали андростенон и именно после этого начали готовить свое волшебное средство. Однако это совсем не так – чистейшие препараты андростенона получены уже давным-давно и продаются любому, кто воспользуется Справочником-прейскурантом по биохимическим соединениям «Сигма» (рассылается бесплатно). «Сигма» продает андростенон лет сорок, и зачем потребовался «новый» синтез – неясно. То есть ясно. Просто врут.

А как насчет феромонной активности, то есть является ли андростенон половым аттрактантом, как его рекламирует по телевидению некий мускулистый актер с прильнувшими к нему полураздетыми дамочками? На данный момент этому существуют некоторые подтверждения, но основная часть исследователей считает, что предпочтение женщинами именно того мужчины, который был намазан андростеноном, не превышает ошибки эксперимента. Более того, у значительного числа исследованных красавиц такие мужчины вызывали негативную реакцию! Что и неудивительно – андростенон пахнет нашатырным спиртом; это только реклама всех этих «Формул» уверяет, что вещество действует «на подсознательном уровне и не имеет запаха».

Кстати, упоминавшиеся выше научные доказательства активности «феромонов» человека получены весьма ушлым исследователем по имени Джеймс Коль, который по невероятному совпадению является автором популярной книжонки «Запах Эроса», а также основателем и владельцем интернет-магазина pheromones.com. По образованию он, кстати, медицинский лаборант, а вовсе никакой даже не биохимик. Будучи человеком законопослушным, прямого вранья в своей рекламе Коль старается избегать. И хотя в ней и утверждается, что феромоны – «это ваше тайное оружие для покорения женщин/мужчин», ниже фирма осторожничает, чтобы не нарваться на судебный иск от какого?нибудь горбатого разнорабочего, продавшего квартиру, чтобы искупаться в феромонах, однако обнаружившего, что к его привлекательности для других разнорабочих, не говоря уж о кинозвездах, это ничего не прибавило. «К сожалению, феромоны – не эликсир любви. Они просто повышают вашу привлекательность. Если вы отталкивающий грубиян, то люди не станут внезапно считать вас неотразимо обаятельным, как уверяют многие торговцы феромонами. Тем не менее, поскольку по?своему привлекателен всякий, феромоны могут дать вам неожиданное преимущество в возбуждении интереса противоположного пола». А кто будет против?

Увы, увы, не стоит надеяться, что, намазавшись андростенонным лосьоном, можно завоевать с первого взгляда… то есть с первого нюха, сердце красавицы на соседнем сиденье в троллейбусе. Если этот продукт и оказывает эротическое влияние, то разве что на самог? закомплексованного покупателя. Попросту говоря, намазавшись «Формулой», младший продавец-консультант универсама «Пятерочка» теоретически может сильней «запасть» на грудастую работницу отдела снабжения, чувствуя себя более уверенным в своей неотразимости, однако сама она ничего такого не почувствует.

Самое удивительное в рекламе таких препаратов, что одновременно и женщинам, и мужчинам предлагаются «сильнейшие препараты андростенона феромона». Помимо стилистической неграмотности этой фразы (это примерно как «колбаса пищи»), довольно странно, что «мужской» феромон рекомендуется и женщинам – тоже, очевидно, для привлечения других женщин. Может быть, компании контролируются сексуальными меньшинствами?

Добавим, что, когда стероидные препараты продаются как средства для любви, производители продают их раз в сто дороже, чем фармацевты. Например, большой флакон с огромными, лечебными дозами тестостерона (препарат «Андриол») стоит сущие копейки по сравнению с одеколоном среднего качества, содержащим мифические «феромоны».

Впрочем, в завершение нам придется признать, что половые аттрактанты, не всегда столь же летучие, как феромоны мухи-дрозофилы, но не менее действенные, все?таки существуют и у людей. К ним относятся не только женские духи, скажем Joy Parfum ($ 800), или мужские Clive Christian 1872 ($ 310), но и божественный запах шоу-бизнеса, от которого «тащатся» девчонки, и запах власти – по коридорам Думы гуляют неземные красавицы. И конечно, запах денег, особенно больших денег. Не обязательно новых, пахнущих американской зеленой краской. Годятся и старые купюры, да карточка American Express Platinum тоже издает свой собственный – и весьма привлекательный – аромат.

В то же время не так все просто. Любовь зла – полюбишь и козла. Но дело не в летающих в воздухе молекулах, а в тайнах загадочной человеческой психики. Женщины любят красивых – но и инвалидов войны, богатых бизнесменов – но и нищих поэтов. Они любят умных, но «дурачок ты мой» также входит в сферу их интересов. А уж про то, что женщины любят ушами (а не носами!), и вовсе известно со времен «Сказания о Гильгамеше».

Во всяком случае, тратить деньги на банку туфты не стоит. Все равно приглянувшийся вам паренек или дамочка не встанут в характерную позу неподвижности. А встанут – ну и что? Ваша пионерская мечта сбудется, но как же после этого станет стыдно и скучно! Пачку пельменей (у авторов скромные замашки) всегда можно своровать в универсаме. Но честно заработать на нее все?таки как?то приятней.

Завершим, как обычно, стихами. В интернет-дискусии по поводу «конского возбудителя» (прости, читатель!) мы обнаружили глубокомысленный комментарий о том, что «конским возбудителем» называют цветок туберозу, из которого делают эфирное масло для дорогих духов со страстным запахом. И хотя это такая же чушь, как все остальное в этой дискуссии, нам вспомнились классические стихи юного Бориса Пастернака. Феромонов в них нет, возбудителей тоже, а приближение к смыслу жизни – точно имеется. Ручаемся!

Пью горечь тубероз, небес осенних горечьИ в них твоих измен горящую струю.Пью горечь вечеров, ночей и людных сборищ,Рыдающей строфы сырую горечь пью.Исчадья мастерских, мы трезвости не терпим.Надежному куску объявлена вражда.Тревожный ветр ночей – тех здравиц виночерпьем,Которым, может быть, не сбыться никогда.Наследственность и смерть – застольцы наших трапезИ тихою зарей – верхи дерев горят —B сухарнице, как мышь, копается анапест,И золушка, спеша, меняет свой наряд.Полы подметены, на скатерти – ни крошки,Как детский поцелуй, спокойно дышит стих,И золушка бежит – во дни удач на дрожках,А сдан последний грош, – и на своих двоих.
<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.896. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз