Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/admin/web/ours-nature.ru/public_html/new_site/book_print.function.php on line 421
Миф № 31 Из груды разрозненных костей можно собрать что угодно – хоть человека, хоть обезьяну, хоть человекообезьяну… / Мифы об эволюции человека / Библиотека / Наша-Природа.рф

Книга: Мифы об эволюции человека

Миф № 31 Из груды разрозненных костей можно собрать что угодно – хоть человека, хоть обезьяну, хоть человекообезьяну…

<<< Назад
Вперед >>>

Миф № 31

Из груды разрозненных костей можно собрать что угодно – хоть человека, хоть обезьяну, хоть человекообезьяну…

Конечно, для человека, не знающего, чем скелет обезьяны отличается от человеческого, все едино: что Homo sapiens, что орангутан, что макака. (Характерный вопрос, слышанный мной неоднократно: «Как, у шимпанзе разве нет хвоста?») Без знаний остается полагаться на авторитет, а если отсутствует доверие к ученым, авторитетом становится первый попавшийся мифотворец из Интернета. Да, если прогуливал анатомию, тебе не то что обезьяну – семиголовую гидру соберут из «комплектующих» от разных животных и продадут за чистую монету.

Про гидру – я не шучу! Вплоть до начала XVIII в. фигурировали такие диковинки в европейских коллекциях; одна даже могла попасть в число «натуралий», купленных Петром Великим для петербургской Кунсткамеры (см.: Танасийчук В. Невероятная зоология{95}).

Но – слава Дарвину – есть биологические факультеты, где заставляют-таки учить анатомию, зубрить латинские названия, практиковаться в определении косточек и т. д. Хороший антрополог отлично знает особенности скелета человека и человеко; образных обезьян.

Посмотрите на фото бедренной и плечевой кости и подумайте: можно ли спутать их? Для антрополога столь же очевидна разница, например, между третьей и четвертой плюсневой костью; а различия между поясничным и грудным позвонком вообще громадны. Профессионал пристраивает на свое место в скелете даже фрагментарную находку.

Я неоднократно наблюдал, как учатся определять косточки на летней практике студенты кафедры антропологии биофака МГУ. После двух недель возни на раскопках набивают руку и делают это уверенно. А матерые специалисты в состоянии идентифицировать кость даже с завязанными глазами, на ощупь – в буквальном смысле! Мы проводили такой эксперимент с С. В. Дробышевским и зафиксировали на видео (его можно найти в YouTube).

Но, разумеется, бывают случаи, ставящие в тупик даже опытных профи. Как правило, тому есть несколько причин.

Во-первых, некоторые кости у человека и у человекообразных обезьян действительно с трудом различимы, ведь мы – ближайшие родственники. Когда найден комплектный скелет, обычно диагностика не вызывает затруднений, но об изолированных костях могут возникать споры.

Да что там обезьяны!

Еще более вопиющими примерами служат находки в Орсе в Южной Испании: исследователи уже много лет спорят о принадлежности осколка эмали моляра Барранко Леон человеку или гиппопотаму, фрагментов плечевых костей из Вента Мицены и Куэва Виктории – человеку или копытному, фрагмента свода черепа из Вента Мицены – человеку или жеребенку, фаланги из Куэва Виктории – человеку или ископаемой геладе.

С. В. Дробышевский{96}

Другая потрясающая история – «ключица ископаемой обезьяны» из Ливии, найденная в 1979 г., а в итоге оказавшаяся… ребром дельфина. Ошибку распознал выдающийся палеоантрополог Тим Уайт{97}.

Во-вторых, у ископаемых существ сочетание признаков запросто могло быть иным, нежели у их современных родственников. Порой – причудливым и непривычным.

Помните, как ученые мужи не хотели признавать питекантропа? Ну не может – считали они – такой примитивный череп принадлежать обладателю столь современной бедренной кости! Скепсис был сломлен только после новых находок, подтвердивших, что такое сочетание возможно и даже обычно для древних гоминид. Мы восхищаемся самоотверженностью Дюбуа, бросившего вызов консерваторам, и корим ученых прошлого за их косность, однако в консерватизме научного сообщества есть несомненный плюс. Чтобы пробить «стену недоверия», первооткрыватели вынуждены искать самые убедительные, самые надежные подтверждения своих идей. А в результате – совершенствовать методы анализа находок, даже фрагментарных.


Лучшая защита от ошибок – осторожность и скептицизм научного сообщества. Так что ответ мифу о «химерах из разрозненных костей» таков: в XXI в. мало химеру собрать, нужно еще убедить сотни ученых-скептиков по всему миру. Ведь в случае, если ошибка обнаружится, никто из оппонентов не пощадит горе-ученого.

Уже десять лет спорят о реальности хоббитов с острова Флорес. До сих пор слышны голоса противников, считающих, что маленький человечек – не новый, неизвестный науке вид Homo, а просто больной сапиенс. Скептики – авторитетные ученые – в качестве доводов задействовали весь спектр патологий, приводящих к сходным особенностям скелета: всевозможные варианты микроцефалии, синдром Ларона с мутацией гена инсулиноподобного фактора роста I, микрогирию, недостаточное развитие гипофиза, эндемический кретинизм, синдром Маевского II типа; наконец, синдром Дауна{98}… На тему загадочного хоббита опубликовано более 100 статей; позиции сторонников «болезненной версии» постепенно слабеют, но они не собираются складывать оружие.

Да, чем сенсационней находка – тем более жесткую проверку она должна выдержать.

Так как же быть с найденной «грудой разрозненных костей»? Цель антрополога – отнюдь не собирать из этих костей «нечто». Задача – разобраться, докопаться до истины. Если говорить более конкретно, то антрополог:

• постарается понять, что это за кости, к какому виду (видам) они относятся;

• рассортирует их по разным особям;

• определит пол, возраст каждой особи;

• измерит и опишет особенности, в том числе патологии;

• при необходимости подключит других специалистов – генетиков, приматологов, палеопатологов и т. д.

Вы спросите: а как по набору костей, найденному при раскопках, вычисляют количество особей?

Например, так. Останки австралопитека Люси определили как кости одного скелета, поскольку кости:

• принадлежат человекообразному существу;

• подходят друг к другу по размеру;

• имеют сходную сохранность;

• явно одного биологического возраста (взрослая особь);

• найдены в непосредственной близости друг от друга;

• не дублируются! Например, встречается только одна правая плечевая и одна левая плечевая, одна правая и одна левая локтевая, один крестец и т. д. Если смешать два разных скелета, такой картины не получится. По теории вероятности в «миксе» обязательно окажутся дубли: скажем, две левые плечевые или два крестца.

Резюме


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.122. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз