Книга: Мифы об эволюции человека

Миф № 28 Снежный человек – это неандерталец, который до сих пор скрывается где-то в лесах

<<< Назад
Вперед >>>

Миф № 28

Снежный человек – это неандерталец, который до сих пор скрывается где-то в лесах

Сотни сообщений очевидцев о встрече с «реликтовым гоминоидом», нечеткие фотографии, сомнительного качества кинопленки, слепки следов и пучки волос – бесчисленные свидетельства за последние полвека. Однако сам йети (он же сасквоч, он же бигфут и т. д.) продолжает оставаться неуловимым, избегая видеокамер, снова и снова уходя из-под носа у криптозоологов.

Лично я был бы крайне рад (и многие антропологи меня поддержат!), если бы где-то в дремучей тайге скрывался доживший до наших дней древний гоминид. Однако с точки зрения науки не суждено нам увидеть такое «живое ископаемое».

Во-первых, для того, чтобы некий вид животных существовал в течение десятков тысяч лет, недостаточно пары способных к размножению особей. Не выродиться от близкородственных скрещиваний, не вымереть в результате случайных факторов (из-за хищников, от болезней, травм, голода, засухи и т. д.) способна лишь популяция из нескольких десятков, а лучше – сотен животных. Тем более речь о неких человекообразных – а эти существа размножаются неторопливо (один детеныш раз в два-три года для шимпанзе – нормальные темпы воспроизводства).

Во-вторых, даже небольшой популяции крупных приматов требуется приличная территория. По данным Джейн Гудолл, группа шимпанзе, насчитывающая 14 взрослых самцов, контролирует участок леса площадью в 24 кв. км{88}.

В-третьих – да, ежегодно описываются сотни новых видов животных. Но примат – не хомячок, не паучок. Группа человеко; образных неизбежно «наследит». Шимпанзе, к примеру, сооружают для ночлега гнезда, а наутро оставляют их и отправляются на поиски пропитания. На следующую ночь обезьяны строят гнезда по новой. По этим гнездам специалисты безошибочно определяют не только факт ночевки обезьян, но и могут вычислить, сколько их было и как давно. А найденные в гнездах шерстинки и валяющиеся рядом фекалии – материал для генетических и прочих анализов. В конце концов, человекообразные обезьяны общаются и производят шум. Шимпанзе всегда с радостью демонстрируют свои вокальные данные. Предупредительный крик горилл разносится на много километров. Кто слышал пение гиббонов – никогда этого не забудет. Громко ревут даже относительно молчаливые орангутаны.

Так что человекообразные существа, не дающие себя обнаружить в течение многих десятилетий целенаправленных поисков, – это очень странные человекообразные. Если же речь идет о продвинутых гоминидах, типа неандертальцев, то где следы их культуры – орудия, кострища, остатки трапез? Если йети – хищники (как полагается гоминидам), то на кого охотятся? Если растительноядны, то что является основой для их прокорма зимой? Ведь большинство рассказов про снежных людей приходит отнюдь не из тропиков…

А легенд и правда немало. Кратко коснусь только одной – про Зану, «женщину – снежного человека», якобы жившую в XIX в. в абхазском селе. Вот как эта история изложена в книге Виталия Танасийчука «Невероятная зоология»:

По словам стариков, которым в 1960?е гг. было от 80 до 130 лет (отметим, что документы о рождении стали выдавать в Абхазии только в 1930?е гг., причем на основании устных заявлений), дикая женщина, которую назвали Заной, была поймана где-то в Западной Грузии. Ее неоднократно перепродавали и передаривали, пока она не оказалась в усадьбе дворянина Эдги Генаба в селении Тхина (78 км от Сухуми). Ее держали в загоне из бревен, куда спускали пищу. Постепенно она приручилась, ее перевели под навес в стороне от дома. Сначала она была на привязи, затем жила на воле – но не уходила далеко от места, где ее кормили.

Рассказывали, что ее кожа была черной или темно-серой, а все тело покрыто черно-рыжеватыми волосами. Рослая, массивная, мускулистая, обладающая огромной силой, но странная деталь – ее голени от колена до лодыжки были без расширения, то есть без икр{89}

И самое невероятное – у Заны рождались дети от местных жителей! Младший ее сын, Хвит, умер в 1954 г. И Зана, и Хвит погребены на сельском кладбище. Ко всей этой истории проявлял большой интерес Б. Ф. Поршнев, главный советский энтузиаст поисков «реликтовых гоминоидов». А Игорь Бурцев в 1970?е гг. даже провел раскопки предполагаемых могил Заны и Хвита. Оба черепа до сих пор хранятся у И. Бурцева в Москве, и недавно их осмотрел С. В. Дробышевский. Вот его комментарий:

Череп, который некоторые энтузиасты считают принадлежащим Зане, на самом деле, как сообщает И. Бурцев, далеко не обязательно ее. Скелет был найден недалеко от других раскопанных в поисках Заны погребений. Это погребение отличалось скорченным положением тела, тогда как по исламскому обряду тело должно быть выпрямлено. Сам череп принадлежит пожилой женщине и имеет ярко выраженные экваториальные черты: резкий прогнатизм, выпуклый лоб, несколько развернутые вперед скулы, широкий нос, уплощенные носовые кости и широкое межглазничное пространство.

Короче говоря, если череп действительно принадлежал Зане, то «женщина снежного человека» была обычной негритянкой. Возможно, она попала на Кавказ во времена Османской империи в качестве рабыни – такие случаи известны. А дальше – за прошедшие десятилетия народная молва сделала свое дело.

А что с Хвитом?

Череп Хвита выглядит действительно впечатляюще: мощные надбровные дуги, крупное лицо, широкий нос, рельефный затылок. Однако по всем признакам он – Homo sapiens. Мужчина был, очевидно, выдающийся, но повышенная массивность на Кавказе – не такая уж запредельная редкость. Крупное надбровье не имеет характера валика (как было бы у неандертальца), а так называемый надглазничный треугольник (уплощение у основания скулового отростка лобной кости – характерная сапиентная черта) выражен отлично. Современно строение и височной кости – едва ли не самой важной для диагностики видов, и нижней челюсти.

Увы, сенсации не получилось…

Совсем недавно было проведено глобальное генетическое исследование волос (шерсти?) снежного человека. Результаты его обнародованы летом 2014 г. в журнале Proceedings of the Royal Society B. Предыстория такова: пару лет назад группа генетиков, решив поставить точку в вопросе реальности снежных людей, обратилась с предложением о сотрудничестве к криптозоологам всего мира. Отрадно, что клич ученых был услышан! В ответ исследователи получили 57 образцов, собранных в разное время (даже полвека назад). Два образца забраковали сразу – один оказался растительного происхождения, а второй – вообще стекловолокном. В итоге ДНК удалось выделить из 30 образцов (среди которых 18 были из США, восемь из России, один из Непала, один из Бутана, один из Индии и один с Суматры). Что же показала экспертиза? Под вывеской «йети», «алмасты» и прочих бигфутов скрывалась шерсть медведей, волков, тапиров, енотов, лошадей, овец и даже обычных коров. Один образец принадлежал заурядному Homo sapiens. На всякий случай провели дополнительный тест: не неандерталец ли? Нет, какой-то европеец. Интересное все же нашлось: у двух шерстинок с Гималаев оказалась митохондриальная ДНК древнего белого медведя… Авторы предполагают, что это шерстинки медведей, чьи пращуры когда-то гибридизировались с предками белых мишек. Так что даже от такого курьезного исследования может быть толк! «Описанные методы положили конец десятилетиям неопределенности в видовой принадлежности „аномальных приматов“ и создают строгий стандарт, на основании которого можно оценивать любые будущие утверждения»{90}, – заканчивают авторы статью. М-да. Для криптозоологов, похоже, наступают трудные времена. Но где наша не пропадала! Убежденный поклонник йети всегда может сказать: «Ведь остались 15 образцов, из которых ДНК выделить не удалось! Они-то уж точно настоящие! А почему забраковали стекловолокно? Ведь по одной из версий, снежный человек – биоробот инопланетян».

Резюме

Реальный либо вымышленный, на неандертальца йети никак не тянет. Неандерталец – своеобразный, но человек, могучий и статный, хоть и ростом невысок. Йети, как его описывают, – несуразное, заросшее шерстью обезьяноподобное животное. Неандерталец – создатель культур среднего палеолита, изготовитель разнообразных орудий. Это успешный охотник, мастерски владевший копьем, он раскрашивал свое тело охрой, украшал себя перьями, подвесками из раковин и зубов. Ничего подобного за йети не замечено. Наконец, неандертальцы (как и подавляющее большинство людей) в лесах не жили, предпочитая открытые пространства.

Но неужели не могло случиться так, что какие-то тупиковые Homo, теснимые гоминидным мейнстримом (кроманьонцами), ушли в леса/горы, где смогли приспособиться к суровым условиям? В многовековой борьбе за выживание они обросли шерстью, утратили культуру, зато научились маскироваться, чтобы не попасть сапиенсам на стол… Красивая версия, которая «все объясняет». Дело за малым – предъявить общественности живой или мертвый экземпляр реликтового гоминоида. Ждем с нетерпением. Если кому-то из читателей удалось установить контакт с йети, сфотографировать его, взять автограф – срочно пишите мне!


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.372. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз