Книга: Мифы об эволюции человека

Миф № 20 Человек умелый – это просто обезьяна, австралопитек

<<< Назад
Вперед >>>

Миф № 20

Человек умелый – это просто обезьяна, австралопитек

Мифотворцы невзлюбили человека умелого, пожалуй, еще больше, чем австралопитеков. Знал бы наш пращур о сомнительной чести стать красной тряпкой для «не помнящих родства»… Сначала 1,5 млн лет забвения, а потом – щедрое поливание грязью и обзывание «обезьяной» – ну не обидно ли? Стоило ли ради этого очеловечиваться?

Напомним, что первые останки Homo habilis – человека умелого – Луис Лики обнаружил в 1960 г. в Олдувайском ущелье (Танзания). Хабилис отличался от австралопитеков прежде всего более округлым черепом и крупным мозгом. Кроме того, в слоях с останками хабилисов залегали каменные орудия – наиболее древние и примитивные из известных в то время. За умение изготавливать их гоминид из Олдувая и получил свое видовое имя – умелый. Сейчас Homo habilis известен по останкам из Восточной и Южной Африки, древностью от более чем 2 до 1,5 млн лет. Поскольку некоторые из находок весьма своеобразны и отличаются от классического человека умелого, хабилисов часто делят на несколько видов (минимум на два, рассматривая отдельно человека рудольфского, Homo rudolfensis) или называют собирательным термином «ранние Homo».

Впрочем, разнородность «ранних Homo» не удивительна, если учесть, что под этим названием собраны экземпляры из разных областей Африки, разделенные сотнями тысяч лет. Вполне возможно даже, что на путь очеловечивания параллельно вступили разные группы гоминид – одна в Восточной Африке, другая в Южной.

В чем же суть претензии, вынесенной в заголовок мифа? И обидно ли для хабилиса быть «просто австралопитеком»? (Как мы выяснили выше, австралопитек – не совсем обычная обезьяна…)

Факт: человек умелый по многим признакам (строению мозга, пропорциям конечностей и т. д.) действительно похож на австралопитеков. Как и мы похожи на своих дедушек и бабушек. Ведь австралопитеки – непосредственные предки хабилисов, а эволюция не делает скачков!

Если бы можно было выстроить гоминид друг за дружкой хронологически и пройти вдоль строя, то мы бы увидели, как похож на хабилисов их потомок – человек работающий (Homo ergaster). Более поздний человек прямоходящий (Homo erectus) похож на эргастера, гейдельбергский человек во многом похож на своего предка – эректуса, а ранние неандертальцы с трудом отличимы от гейдельбергского человека.

Эволюционный процесс непрерывен, а созданная людьми систематика живых существ дискретна. Вот беда – не все находки хотят подчиняться придуманному учеными порядку! И найденный экземпляр нет-нет да оказывается на условной границе между видом-предком и видом-потомком. Вот смотрят на него антропологи и морщат лбы: хомо – не хомо, австралопитек – не австралопитек. Кто ж ты такой, хабилис, куда пристроить тебя? И в их натруженных руках найденный череп или челюсть может идти «на повышение» либо «на понижение». Да какая разница – последний из австралопитеков или первый Homo? Сколько ни спорь, не отнять у хабилисов их прогрессивных черт. Повторим их и добавим еще некоторые:

• более крупный мозг;

• «облегченный» череп: слабое надбровье; у самцов (или мужчин?) нет продольного гребня, который всегда украшает черепа самцов человекообразных обезьян и австралопитеков;

• свод черепа более высокий и округлый;

• челюсти и зубы меньше;

• средняя часть лица выступает вперед относительно скул (у австралопитеков лицо обычно резко уплощено).

Разумеется, говоря о б?льшем мозге, мы (как и в случае с неандертальцами и кроманьонцами – см. миф № 25) имеем в виду средние значения. Среди черепов ранних Homo есть и крупные, и небольшие, объемом примерно как у австралопитеков.


Логично, что по объему мозга все «эволюционно смежные» виды гоминид пересекаются. В этом легко убедиться, ознакомившись с таблицей.


А что мы знаем об образе жизни хабилисов? Реконструкции ландшафтов, в которых обитали ранние Homo, а также их пищевых предпочтений дают картину, отличную от австралопитеков: еще более открытая местность, а в пище – много мяса{62}.

Но самое важное, что знаменует появление хабилиса, – принципиальные новшества в поведении. То, чего прежде не видела планета Земля. То, чего никогда (за единичными исключениями) не находили с костями австралопитеков, и что мы привыкли связывать только с человеком, – технология. Плоды труда умелых рук – орудия – говорят нам, что хабилисы, хоть и на лицо ужасные, но Человечищи.

Резюме


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.311. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз