Книга: Живое прошлое Земли

Первые глотки воздуха

<<< Назад
Вперед >>>

Первые глотки воздуха

Морские животные и 400 млн. лет назад были хорошо приспособлены к своей среде обитания: воды - вдоволь, корма - сколько хочешь. И те позвоночные (в том числе и появившиеся лучеперые рыбы), которые жили в морях или в обширных и глубоких водоемах, процветали, обладали лучшими жизненными условиями, чем те животные, которые жили в мелких и солоноватых водах либо в очень широких тихих реках, в стоячих озерах. А таких было много в конце силура, в девоне и перми. Причин этому было много, а главная из них, пожалуй, - отсутствие травяного покрова, что окутывает сейчас землю по берегам рек, не давая очень-то расширяться и подмывать плоские берега. В далекие древние времена реки широко разливались по обширным плоским равнинам. Уже в силуре берега их покрыла мелкая растительность, стоявшая, видимо, "по колено" в воде. Вот эти-то подводные заросли и стали основным местом обитания особой ветви рыб - так называемых лопастеплавниковых, или саркоптеригий (Sarcopterygii). Сразу поделились и сферы влияния: двоякодышащие (Dipnoi) были преимущественно растительноядами или охотились на мелких беспозвоночных, а кистеперые (Crossoperygii) питались главным образом двоякодышащими и мелкими пластинокожими.


139. Главной особенностью лопастеплавниковых было строение плавника: небольшая оторочка из лучей и перепонки, но зато крупная чешуйчатая лопасть, составлявшая основу плавника. Такой скорее ласт, чем плавник, позволял маневрировать в прибрежных зарослях

Теплая вода мелких водоемов была очень бедна кислородом. Поэтому имевшийся еще у общих предков рыб особый добавочный орган дыхания атмосферным кислородом, превратившийся у лучеперых в плавательный пузырь, у саркоптеригий развился в настоящие легкие. Это имело решающие последствия для всей дальнейшей истории лопастеплавниковых.


140. Мелкие кистеперые просто кишели в неглубоких водоемах - даже в керне скважины, поднятом с глубины более сотни метров, латвийские буровики обнаружили часть скелета девонского турзиуса (Thursius talsiensis)


141. Давно известны прекрасные местонахождения кистеперых и двоякодышащих в тончайших темно-плитчатых девонских сланцах Шотландии, откуда происходит скелетик гироптиха (Gyroptychius agassice)


142. Не уступают им местонахождения в девоне Шпицбергена с целыми скелетами - вот часть скелета крупного остеолеписа (Osteolepis sp.)


143. В Советском Союзе самое крупное местонахождение древних рыб найдено в девонских кирпичных глинах латвийского карьера Лоде. До мельчайших деталей сохранился череп огромного лаккогната (Laccognathus panderi). Правда, на первый взгляд трудно понять, что это. А это плоская голова широкой и короткой рыбы, когда-то лежавшей на дне и поджидавшей добычу. Приглядитесь: овал морды, слабо различимые впадинки маленьких глаз, сзади - обрывки чешуи. В центре и на задних краях черепа различимы как будто царапины - это места расположений особых органов боковой линии, различавших добычу по волнам воды, распространявшимся от нее


144. Черепа кистеперых состояли из обособленных передней и затылочной частей, подвижных относительно друг друга. Вверху - затылочная часть черепа мегапома (Megapomus heckeri) из девона Ленинграда, а внизу - мордочки черепов эвстеноптерона, тоже из-под Ленинграда (Eustenopteron obrutchevi), и широлеписа (Shirolepis ananjevi) из девона Красноярского края. Посмотрите: поверхность черепа эвстеноптерона мелкобугорчатая, а у широлеписа - гладко-блестящая, гладкая даже под огромным увеличением электронного микроскопа! Жили, судя по форме черепов, рыбки примерно одинаково, и почему имеют такую разницу (один подчеркнуто бугорчатый, а второй идеально гладкий), не знаем


145. Кистеперые были хищниками. На куске карбонового известняка из Якутии челюсть маленького тизанолеписа (Thysanolepis micans) с непропорционально большими клыками


146. Еще страшнее челюсти огромного платицефалихта (Platycephalichtys bischoffi) из песков тихой речки Ловать под Новгородом


147. Двоякодышащие быстро избавились от пережитка прошлого - панцирной брони. Им-то стало удобнее, а для палеонтологов - много хуже, так как сохраняться было просто почти нечему. Ведь, правда, мало что видно на ценнейшем для науки образце - отпечатке головы девонского диптера (Dipterus arenaceus) из ленинградских известняков?


148. От поздних, мезозойских двоякодышащих обычно находят вообще только зубные пластинки, которыми они перетирали корм - водоросли, мелких рачков. Такие гребнистые, красивые пластинки от рыб-эпицератодов (Epiceratodus multicristatus) нередки в триасовых песчаниках Поволжья

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.574. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз