Книга: Жизнь животных в рассказах и картинках по А. Брэму

Зубатые киты

<<< Назад
Вперед >>>

Зубатые киты

Дельфин в среднем бывает до 2 метров длиной. Сравнительно небольшая голова его равняется четвертой части длины тела; лоб слегка выпуклый, морда вытянута, сплющена и похожа на клюв. Продолговатые глаза расположены недалеко от углов рта, уши — позади глаз, а сверху, между ушами, лежит носовое отверстие, называемое «дыхалом». Веретенообразное, как у рыбы, туловище несколько сжато с боков. Спинной плавник, узкий, высокий и на конце острый, похож на серп. Ласты прикреплены в первой трети туловища. Они немного длиннее и ?же спинного плавника; хвостовый плавник разделен на две лопасти и в середине немного вырезан. Кожа очень гладкая, с блестящей, почти зеркальной поверхностью. Верхняя часть тела зеленовато-бурого или зеленовато-черного цвета, а нижняя часть белая; граница между обоими цветами идет по извилистой линии. У дельфина большое количество зубов, число их у некоторых видов доходит до двухсот двенадцати.

Зубы сидят на определенном расстоянии друг от друга, так что верхние попадают в промежутки между нижними.

Родиной этого всем известного животного, которое так забавляет моряков и путешественников, можно считать моря Северного полушария. От других своих сородичей дельфин отличается особой подвижностью и склонностью к играм. Иногда он рыщет по волнам в открытом море далеко от берега, иногда же поднимается по рекам вверх по течению. Стада дельфинов приближаются к кораблям, кружатся около них, непрерывно ныряют и снова поднимаются на поверхность воды. Они плавают так быстро, что не только успевают следовать за пароходом, но еще заводят всякие игры — кувыркаются, скользят по воде и кружатся около судна. Иногда один из них вдруг почти выскакивает из воды и затем падает обратно, вниз головой, почти без всякого шума. «Веселые животные, — говорит натуралист Пехуэль-Леше, — плывут длинной и относительно узкой вереницей, легко прорезывая волны. Они спешат, словно вперегонки, и успевают при этом еще делать резвые прыжки. Блестящие тела их время от времени описывают в воздухе дугу, падают в воду и снова взлетают над нею. Самые ловкие кувыркаются в воздухе, очень забавно махая при этом хвостом; другие ложатся на бок или спину; наконец, третьи прыгают совершенно вертикально, поднимаясь из воды несколько раз подряд, и словно танцуют, опираясь на свой сильный хвост. Как только дельфины завидят судно, сейчас же спешат к нему и точно намеренно начинают показывать все свои штуки. Чем быстрее идет судно, тем больше оживления проявляют дельфины».


Обыкновенный дельфин.

Дельфины образуют стада от десяти до ста штук, а иногда и более. Их склонность собираться в стаи объясняется общим интересом при добывании пищи в воде, а не привязанностью дельфинов друг к другу, как думали древние наблюдатели. Питаются дельфины рыбой, раками, головоногими и другими морскими животными. Они охотятся за рыбами и плавают стаями за сардинками и сельдями. В теплых морях гоняются за летучими рыбами. Размножаются дельфины, как и все киты, рождая хорошо развитых детенышей.

Дельфинов промышляют для получения жира, а также и мяса, из которого делают колбасу и консервы. Мясо их, впрочем, довольно грубо. У нас в СССР дельфиний промысел ведется на Черном море — у кавказских берегов и у южного берега Крыма.

Касатка может достигать в длину 9 метров, но средняя длина ее 5–6 метров. Этот морской хищник имеет широкую, короткую морду; полулунное дыхало у него расположено над глазами. Отличительным признаком касатки служит очень высокий, до 1? метров, спинной плавник, имеющий форму косы или широкой сабли. Кожа касатки гладкая и блестящая, как у дельфина, а окраска ее довольно различна. Верхняя часть тела обыкновенно густого черного цвета, нижняя, за исключением концов морды и хвоста, — почти чисто белая. Иногда встречаются экземпляры светлобурые и даже желтовато-белые.


Касатка.

Касатки водятся в Северном Ледовитом океане и северных частях Атлантического и Тихого океанов. Регулярно бывают также в морях у берегов Англии, Франции и Германии. В противоположность другим китам, касатка выходит в более южные моря, и не в зимние, а в летние месяцы, появляясь там в мае и исчезая поздно осенью. В северных морях эти киты встречаются чаще всего стаями от четырех до десяти штук. Касатки, хотя нигде не держатся в большом числе, однако часто попадаются как в открытом море, так и около берегов, заходя в большие заливы и даже в устья рек. Они плавают очень быстро; их косые плавники торчат, как сабли, над поверхностью воды.

«Когда видишь, — говорит Пехуэль-Леше, — как эти разбойники плывут по волнующемуся морю и, грациозно двигаясь по воде, то высоко поднимаются на гребни волн, то низко опускаются между ними, невольно вспоминаешь красивый полет ласточек. Это сравнение еще больше подтверждается одинаковым расположением цветов у тех и других: спина черная, низ белый. Касатки — самые красивые из китообразных. Они очень долго остаются под водой и затем около пяти минут держатся на поверхности воды, выпуская от трех до десяти раз короткие и мало заметные фонтаны».

Касатки — наиболее хищные и прожорливые из зубатых китов. Они нападают на всех мелких и крупных морских животных. Прожорливость часто заставляет их приближаться к берегу и устьям рек, когда там много рыбы, идущей метать икру. За крупной добычей касатки уходят в открытое море и остаются там по нескольку дней и недель.

По наблюдениям некоторых натуралистов, всегда можно увидеть касаток там, где встречаются киты, белухи и тюлени. Белухи и тюлени, заметив своего врага, в панике бросаются к берегу. «В Гренландии я был свидетелем кровавой битвы, — рассказывает Гольбель. — Большое стадо белух было загнано кровожадными врагами в маленький залив. Стадо было окружено, и ни одна белуха не могла найти выхода в открытое море. Касатки буквально рвали несчастных белух на куски. Они растерзали этих животных гораздо больше, чем могли съесть. Гренландцы, которые воспользовались охотой касаток и напали на загнанных в залив белух, кроме своей добычи, собрали еще много белух, умерщвленных касатками».

О прожорливости касаток можно судить по содержимому их желудков. Зоолог Эшрихт, вскрыв желудок подохшей касатки, нашел в нем остатки тридцати дельфинов и четырнадцати тюленей. Пятнадцатый застрял в глотке этой касатки и задушил ее. Другой зоолог, Скаммон, нашел в желудке убитой касатки несколько молодых тюленей. Касаток боятся не только тюлени, но и крупные сивучи, которые не идут в воду, если замечают присутствие этих хищников. Даже громадный кит бежит от касаток, так как они набрасываются на него и вырывают куски мяса из его тела.

«Нападение этих морских волков на кита, — говорит Скаммон, — очень напоминает травлю оленя стаей собак. Некоторые касатки повисают на голове кита, другие впиваются ему в брюхо, третьи хватают его за губы и даже рвут ему язык, когда он открывает свою огромную пасть. Я был свидетелем нападения трех касаток на самку полосатика с детенышем. Детеныш ростом был уже в два раза больше касатки и целый час бился с тремя своими врагами. Хищники бросались поочередно то на самку, то на детеныша и наконец умертвили детеныша, который пошел ко дну на глубину около 10 метров. Самка во время борьбы тоже обессилела: у нее были глубокие раны на груди и губах. Как только детеныш опустился на дно, касатки стали нырять и отрывать большие куски мяса от его тела, пожирая их на поверхности воды. Занятые едой, они дали возможность испуганной матери спастись. Она быстро уплыла, оставляя за собой длинный кровавый след».

По всей вероятности, эти хищники нападают на всех китов, за исключением разве кашалотов. Чайки и другие хищные птицы хорошо умеют отличать касаток от обыкновенных дельфинов и следуют за ними на большие расстояния в надежде поживиться остатками от их добычи. О размножении касаток точных сведений нет. Правильной охоты за касатками не существует. Все, что можно получить от этих китов, это ворвань, но ее вытапливается немного, что не оправдывает расходов по промыслу. К тому же касатки редко держатся большими стадами.

Белуха — зубатый кит, достигающий в длину от 4 до 6 метров. Голова у нее круглая, полулунное дыхало расположено на передней части лба. Туловище белухи сравнительно тонкое. Кожа на всем теле гладкая. У старых животных кожа желтовато-белого цвета, а у молодых — буровато- или голубовато-серая.

Белухи живут во всех морях, окружающих Северный полюс, и не спускаются далеко к югу. У берегов Гренландии они бывают только в зимние месяцы, а в июне уплывают на север — в Баффинов залив и к западным берегам Девисова пролива. Они обычны в Белом и Баренцовом морях, в Карском море и далее к востоку, у северных берегов Сибири и в Беринговом и Охотском морях. В редких случаях белухи появляются в более южных морях; они заходят к берегам Западной Европы, — молодых белух встречали в одном из заливов Шотландии. По уверениям промышленников, белухи редко уходят далеко от берега. Их можно считать прибрежными животными. Они часто поднимаются вверх по рекам на большое расстояние от устья, иногда даже заходят в большие озера материков.


Белуха.

Белухи питаются мелкой рыбой, раками и головоногими. Они почти никогда не плавают поодиночке, а всегда стадами. Порой стада их бывают очень многочисленны и представляют красивое зрелище: животные белыми пятнами выступают на фоне воды.

По наблюдениям Скаммона, стада белух обыкновенно состоят из групп в два-три экземпляра — вероятно, из самца, самки и детеныша. Гоняясь за рыбами, живущими на дне, белухи иногда попадают на мели. Но при этом они не бьются, как другие киты, а тихо сползают с мелей.

Преследование в открытом море белух, плавающих с очень большой быстротой, занимает так много времени, что делает охоту на них невыгодной. Только северные народы усиленно охотятся на белух из-за их кожи, жира и мяса. Жители Гренландии убивают ежегодно не менее пятисот белух.

Ловят их преимущественно сетями, которые устанавливают при входе в фиорды, бухты и в проливах между островами. Около Шпицбергена и Новой Земли белух тоже ловят сетями. В СССР промысел белух ведется в Белом море, Чешской губе, в устьях Оби и Енисея и морях Дальнего Востока.

Кожу белух дубят. Она очень прочна и идет на приводные ремни и другие изделия. Северные туземцы делают из нее некоторые части оленьей и собачьей упряжи.

Нарвал, или единорог, отличается от всех прочих китообразных огромным бивнем, длиной от 2 до 3 метров. Зубная система нарвала имеет только два резца, из которых левый развивается в бивень, выдвигающийся из челюсти в горизонтальном направлении. Бивень этот сравнительно тонок, внутри пуст и свернут винтом справа налево. У самок бивни развиваются только в виде исключения и бывают гораздо меньше. Кроме резцов, у молодых нарвалов в верхней челюсти появляются два небольших передних зуба и по одному коренному, но со временем они выпадают. На нижней челюсти зубов никогда не бывает. Тело единорога веретенообразно, морда очень короткая и толстая, с правой стороны несколько скошена, а спереди как бы срезана отвесно. Спинного плавника нет. Ласты — яйцевидной формы — спереди толще, чем сзади. Окраска очень жирной, мягкой, бархатистой кожи разнообразна и меняется в зависимости от возраста и пола животного. Цвет самцов белый или желтовато-белый с многочисленными темнобурыми пятнами неправильной формы; у самки пятна меньше, но гуще, чем у самца; молодые нарвалы гораздо темнее старых… Встречаются единороги без пятен — совсем белые, иногда с желтоватым или сероватым оттенком.

Длина нарвала — от 4 до 5 метров, но бывают экземпляры до 6 метров в длину.


Нарвал, или единорог.

Нарвалы живут в северных морях. Они встречаются в Девисовом проливе, Баффиновом заливе, Северном Полярном море — между Гренландией и Исландией, около Новой Земли и у северных берегов Сибири.

Южнее Полярного круга их редко можно встретить. Они почти всегда плавают многочисленными стадами. «Я видел, — говорит натуралист Браун, — тысячные стада нарвалов во время их странствования. Тесными рядами, точно полки кавалерии, направлялись они к северу. Поднимаясь и опускаясь на волнах, они тянулись извивающейся лентой. Подобные стада не всегда состоят из особей только одного пола, как утверждает Скоресби. Нередко в них вперемежку встречаются самцы и самки».

К югу нарвалы перекочевывают только с наступлением сильных зимних холодов и возвращаются на север, когда начинают таять льды. Когда пловучий лед понемногу закрывает поверхность воды и уменьшает пространства для охоты, нарвалы иногда вместе с белухами собираются в прибрежных частях моря. В этих полыньях вода не замерзает зимой — нарвалы и белухи непрестанно движутся в ней и мешают образованию ледяной корки. Эти быстрые и веселые животные то и дело ныряют и снова появляются на поверхности воды, делая, красивые и ловкие движения. О размножении нарвалов известно только то, что самка рождает одного детеныша.

Пищей нарвалам служат рыбы, голые моллюски и голотурии. В их желудках Скоресби находил камбал, которые были в три раза шире глотки этих хищников. Такую крупную добычу нарвалы заглатывают, повидимому, на ходу, крепко сжимая рыбу беззубой пастью. Возможно, что они, прежде чем проглотить, свертывают эту широкую плоскую рыбу в трубку, как это делают тюлени, когда их в неволе кормят крупной камбалой.

Охотой за нарвалами занимаются главным образом коренные жители севера. Добывают их мало. Мясо нарвала вкусно, если хорошо приготовлено.

Датчанки, живущие в Гренландии, как лучшее угощение подают это мясо на стол вареным или жареным и покрытым сверху желе, сваренным из жирной кожи нарвала. Туземное население Гренландии употребляет в пищу мясо нарвала вареным и сушеным, а жир обычно — в сыром виде. Жир употребляется также для освещения — его жгут в лампах; из сухожилий делают нитки; из кишечника — пузыри, употребляемые при рыбной ловле, а бивень, подобно моржовым клыкам, идет на изящные костяные изделия.

Кашалот — самое неуклюжее животное из китообразных. Он отличается массивной головой и сильно расширенной мордой, которая спереди точно обрублена отвесно. Дыхало расположено с левой стороны головы. Нижняя челюсть состоит из двух костей, очень близко стоящих друг к другу и образующих спереди острый угол. На этой челюсти расположены в один ряд многочисленные конусообразные зубы равной величины. По своим размерам кашалот близок к беззубым китам. Длина старых самцов нередко доходит до 26 метров, но в среднем их длину нужно считать в 20 метров, из которых 5 метров приходится на голову. Высота этой огромной головы, похожей на обрубок бревна, достигает 3 метров. На спине кашалота есть широкий жировой плавник; он неподвижен и похож на горб. Голая и блестящая кожа на спине и боках темнобурого цвета, иногда почти черная, а на нижней челюсти, брюхе и хвосте — светлая.


Кашалот.

Из кашалота, кроме жира, получают спермацет и амбру, вырабатывающиеся в его теле. На его голове, под слоем жира в несколько сантиметров толщиной, находится слой сухожилий. Этот слой закрывает особую полость, разделенную пополам поперечной перегородкой со многими отверстиями. Вся эта полость наполнена прозрачной маслянистой жидкостью — спермацетом, который, кроме того, находится еще в длинной трубке, идущей от головы к хвосту, и в небольших мешочках, заложенных в мясе и жире. Спермацет употребляется в медицине для приготовления мазей и в свечной промышленности для выработки стеарина. Еще замечательнее другое вещество — амбра, находящаяся в мочевом пузыре кашалота в виде твердых комков весом от 6 до 10 килограммов. Амбра имеет применение в парфюмерии и высоко ценится за приятный запах.

Кашалоты водятся почти во всех морях, за исключением Северного и Южного Ледовитых океанов. Настоящей родиной кашалотов можно считать области океанов, лежащие между сороковыми параллелями северной и южной широты. Оттуда эти звери, следуя по теплым течениям, заходят время от времени далеко на север и на юг. Обычно кашалоты, подобно дельфинам, плавают группами или целыми стадами. Стадо чаще всего состоит из двадцати-тридцати голов. Иногда во время странствования кашалотов несколько таких стай соединяются вместе и образуют большие стада в несколько сот животных. Вожаками в таких стадах бывают старые самцы.

В быстроте движений кашалот мало уступает другим быстро плавающим китообразным. Даже при спокойном плавании он проходит от 5 до 10 километров в час. Стараясь скрыться, он так быстро прорезает волны, что оставляет за собой пенящийся след, как пароход. Кашалот бесшумно движется под водой, когда плывет спокойно, но когда спешит, он так сильно взмахивает хвостом вниз и вверх, что голова его то высоко поднимается над водой, то глубоко опускается вниз. Нередко кашалот становится в воде отвесно, высоко выставляя голову или хвостовой плавник. Иногда он с большой силой выскакивает из воды, повторяет это два-три раза подряд и затем надолго уходит в глубину. Играя, кашалот бьет плавниками по воде, поднимая высокие пенистые волны. Пехуэль-Леше пишет, что животные одного стада часто выстраиваются правильными рядами, словно на параде, причем каждый ряд ныряет и выпускает фонтаны одновременно. Такими рядами кашалоты плывут по прямому направлению в одну сторону; по всей вероятности, они делают так, отправляясь в далекое странствование. В безветреную погоду они иногда лежат неподвижно на воде или становятся вертикально, выставляя головы. В последнем случае издали кажется, что видишь торчащие из воды толстые бревна.

Кашалот питается преимущественно головоногими. Глотает и маленьких рыб, если они попадут в его широкую пасть, но специально за рыбой он не охотится. Так как кашалот может оставаться под водой от двадцати до пятидесяти минут, то на отмелях ему нетрудно исследовать углубления морского дна, в которых он находит много пищи. Предполагают, что кашалот схватывает свою добычу следующим образом. Спустившись в глубину, он так широко открывает нижнюю челюсть, что она образует с туловищем почти прямой угол. Подвигаясь медленно вперед, кашалот этой челюстью ведет по дну, захватывает попадающихся животных, раздробляет их зубами и глотает.

Сведения о размножении кашалотов скудны. Матерей с сосунами встречают во всякое время года. Новорожденные кашалоты в четыре раза меньше взрослых, родятся очень развитыми и тотчас после появления на свет начинают плавать около матери. Для кормления мать ложится на бок, и детеныш схватывает сосок углом рта.

Охотиться на кашалота начали уже с древних времен, но систематически преследовать его китоловы стали с конца XVII века. Главное место ловли кашалотов в наше время — южная часть Тихого океана. Из жира одного большого самца вытапливают от восьмидесяти до ста двадцати бочек ворвани. Из зубов кашалота делают пуговицы. О значении спермацета и амбры мы уже говорили выше.

Охота на кашалотов опаснее и труднее, чем на других китов. Раненый зверь иногда яростно защищается. Существуют рассказы о том, как кашалоты разбивали и топили лодки ударами хвоста, делали ударами головы пробоины мелким деревянным судам, схватывали пастью борт лодки и размалывали его зубами. Китоловы и моряки часто рассказывают о несчастиях, происшедших от столкновения с кашалотами. Многие из этих рассказов преувеличены, а некоторые просто выдуманы, но все же случаи нападений кашалотов вполне достоверны и официально доказаны. Конечно, большинство нападений этих китов относится к тому времени, когда китоловные суда были парусными, деревянными и небольшими по размерам, а сама охота производилась при помощи ручных гарпунов, бросаемых в огромное животное с лодок.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.507. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз