Книга: Жизнь животных в рассказах и картинках по А. Брэму

Нерпухи

<<< Назад
Вперед >>>

Нерпухи

Из нерпух в водах нашего отечества водятся сивуч и морской кот. Оба эти животные промысловые, на них охотятся для получения меха, кожи и жира.

Сивуч, называемый также морским львом, — могучее животное, достигающее 4 метров в длину и 3 метров в обхвате. Самец весит от 600 до 900 килограммов, самки гораздо меньше и редко весят больше 200 килограммов. Тело покрыто короткими, жесткими и блестящими волосами. Окраска меха старых животных очень разнообразна: на одной и той же скале можно видеть черных, красновато-бурых и светлосерых самцов и светлобурых самок.

Сивучи распространены в северной части Тихого океана и в его восточных областях до экватора. На островах, где находятся лежбища сивучей, они появляются из года в год большими стадами, выходят на берег и рождают здесь детенышей. Их времяпрепровождение очень ярко описывает натуралист Финч, наблюдавший сивучей на скалистом берегу Тихого океана, недалеко от Сан-Франциско. «Еще издали, — говорит он, — слышится шум могучего прибоя волн и доносятся странные звуки, напоминающие лай. Путешественник подъезжает ближе, и звуки усиливаются. Если итти по направлению этого лая, то вскоре можно заметить сильное движение на прибрежных скалах: на самых больших, выступающих вперед береговых утесах группами или поодиночке лежат сивучи, удобно растянувшись, а на самой высокой точке скалы расположился вожак, могучий старый самец. Время от времени он поднимает голову, сильно раздувает толстую шею и испускает низкий громкий лай. К нему присоединяется лай других сивучей. Начинают кричать бесчисленные чайки и каркать бакланы, сидящие рядами на выступах скал и отдельных вершинах. Слышны и густые, басистые голоса пеликанов, помет которых длинными белыми полосами выделяется на темном фоне скалы. Пораженный необычайным зрелищем, даже самый равнодушный посетитель останавливается на долгое время, чтобы наблюдать за этими разнообразными животными. Он с удивлением видит, как сивучи, на вид неуклюжие и неповоротливые гиганты, взлезают на верхушки скал. Конечно, это происходит медленно, но они так змееобразно извивают свое длинное туловище и так энергично подпирают его ластами, что в конце концов достигают цели. В спокойном состоянии эти животные напоминают гигантских темных слизней. Иногда во время сна они свертываются, как собаки, уткнувшись мордой в брюхо. Если мы удивляемся подвижности этих тяжелых животных на суше, то в воде они показывают себя во всем блеске. Они часто соскальзывают в море прямо с вершины скалы и, как дельфины, начинают играть среди волн. Они выпрыгивают из воды, опрокидываются навзничь, ныряют, гоняются и нападают друг на друга, затевая возню. Играют и на суше: злобно разевают свою страшную пасть, рычат друг на друга, но потом укладываются рядами и даже начинают иногда облизывать друг друга.

Целыми часами можно наблюдать за такими постоянно меняющимися картинами».


Сивуч.

Но теперь их можно наблюдать только там, где люди сивучей не трогают. В других местах эти чуткие животные, увидев или почуяв человека, немедленно обращаются в бегство. Страх их станет вполне понятным, если мы узнаем, что уже несколько десятков лет назад только у берегов Калифорнии истреблялось ежегодно столько сивучей, что тысячи бочек наполнялись ворванью, вытопленной из их жира. Количество истребляемых животных было просто баснословно. Убивали преимущественно мелких сивучей и редко сивучей таких размеров, чтобы из сала трех-четырех вытапливалась целая бочка ворвани. В настоящее время, чтобы сохранить этих ценных животных, убивают преимущественно самцов. Охотятся на сивучей с огнестрельным оружием. Дубинками и копьями добывают их там, где морской берег позволяет загонять зверя в глубь страны. Сивучи очень пугливы. На некоторых островах их загоняют в «тряпочные» ограды, то есть в загородки из редко вбитых кольев, соединенных веревками с развешанными на них тряпками. Этой легкой преграды вполне достаточно, чтобы удержать десятки могучих животных. Загнав в такие ограды двести-триста сивучей, их отгоняют потом на несколько километров в глубь страны, где и убивают. При этой «гоньбе» охотники кричат, стреляют, шумят, машут платками и флагами. Сивучей пугают обыкновенными зонтиками, которые быстро открывают и закрывают перед упирающимися животными. Даже самый разъяренный старый самец обращается в бегство при виде этого невинного инструмента.

У восточных берегов Сибири, Камчатки и Сахалина нерпухи встречаются в меньшем числе. И здесь сивучей добывают на лежбищах огнестрельным оружием или копьями. Из их крепких шкур туземцы делают лодки. В прежние времена, когда сивучей было больше, их добывали и другим способом. Бухты и речные устья Берингова и Охотского морей от июня до сентября наполняются лососями. Они в это время поднимаются по рекам для метания икры. Следом за этой рыбой движутся нерпухи. И вот тогда-то туземное население расставляло редкие сети, в которых нерпухи запутывались и захлебывались в воде.

Сивучи, живущие в северных областях Тихого океана, несколько отличаются по своим признакам от морских львов, которых добывают у берегов Калифорнии. Зоологи считают тех и других отдельными видами.

Сивучи легко уживаются в неволе, если были пойманы молодыми. Они делаются ручными и очень привязываются к воспитателю, проявляя нежность и ласковость. В Кельнском зоологическом саду сивучи даже несколько раз размножались, и самки успешно выкармливали своих детенышей.

При хорошем уходе и ласковом обращении сивучи легко поддаются дрессировке и делают всевозможные «фокусы» с мячами, тарелками, шестами, катящимися барабанами и прочими цирковыми предметами. Не так давно у нас показывал дрессированных морских львов известный дрессировщик животных В. А. Дуров.


Южные морские львы.

Морской кот по величине уступает сивучам. Длина тела самцов не превышает 2? метров, а вес — 250 килограммов. Вес самок не превышает 50–60 килограммов. Морской кот принадлежит к пушным нерпухам. Его мех состоит из густых, не очень длинных и не слишком жестких волос и очень мягкого и нежного подшерстка. Основной цвет шерсти — темнобурый, а у некоторых черно-бурый. Мех на голове и груди с сединой, потому что кончики волос белые. Самки отличаются от самцов серебристым оттенком. У очень старых самок шерсть на спине и боках темнобурая с белым налетом, а на брюхе — рыжевато-бурая. Молодые коты — серебристого цвета благодаря светлым кончикам волос.

Морские коты широко распространены. Они живут у берегов Патагонии и юго-западной Африки, на Фальклендских островах и островах Южной Шотландии и Георгии, на некоторых островах Индийского океана и на Командорских и Прибыловых островах в Беринговом море. Морские коты встречаются так же часто на экваторе, как и на дальних широтах юга и севера.

Жизнь этих животных на северных островах Тихого океана проходит следующим образом. В конце апреля у островов появляется несколько старых самцов, которые два-три дня плавают у берегов, вылезают на сушу и, обнюхивая воздух, исследуют знакомые места. Спустя дня три после этих разведок они решаются вылезти на каменистый берег, где ложатся с приподнятой вверх головой, прислушиваясь и осматриваясь кругом. Местные жители, хорошо знающие нравы и привычки этих зверей, стараются в это время их не беспокоить, избегают всякого шума и не разводят на берегу огня, чтобы не возбудить недоверия у разведчиков.


Морские коты.

После осмотра своих лежбищ морские коты уплывают в море, а через несколько дней появляются в небольшом количестве старые и молодые самцы. Старики занимают лучшие места и прогоняют с берега молодых, заставляя их оставаться в воде или селиться на незанятых, менее удобных местах острова. Каждый старый самец захватывает около двадцати пяти квадратных метров — место для спанья и отдыха для себя и самок, которых бывает от десяти до пятнадцати, а на лучших местах от сорока до сорока пяти. Каждый день прибывают новые самцы — двух, трех, пяти лет и старше. Следующим все труднее и труднее становится пробираться к удобным местам, так как каждый глава семейства держится своего места и уступает только силе.

Около 15 июня все самцы уже в сборе и все удобные места заняты. «Секачи», — так зовут промышленники старых котов, — поджидают прибытия самок. Самки прибывают сперва понемногу, позже целыми группами. К половине июля все удобные места оказываются занятыми и даже переполненными. Через два-три дня по прибытии на сушу каждая самка мечет по одному, редко по два детеныша. Молодой кот (котик) является на свет, как все ластоногие, совсем развитым и с открытыми глазами. Первое время самка почти не оставляет детенышей. Они до шести недель не умеют плавать и тонут, если попадут в воду. На седьмой неделе они начинают учиться плавать и в половине сентября уже становятся искусными пловцами. В это время детеныши линяют. На Прибыловых островах линька оканчивается около 20 октября.

Кроме описанной семейной группы, на лежбищах образуются еще две группы: одна, совсем небольшая, старых секачей, изувеченных во время драк, прогнанных другими со своих мест или вовсе не добившихся места; другая, гораздо более многочисленная группа состоит из несовершеннолетних («полусекачей») и холостых самцов («холостяков»), которых старые самцы прогнали со своих лежбищ. Молодые самцы собираются в большом количестве и устраиваются подальше от берега, занятого старыми. На земле они так доверчивы, что люди могут проходить около них, не вызывая ни паники, ни даже волнения.

Промышленники легко отделяют от стада любое число молодых котов и загоняют на места убоя, так как именно эти «холостяки» и составляют ту добычу, которую убивают для получения меха.

За свой превосходный мех морской котик ценится выше всех своих родственников. Жители островов убивают их и на мясо. На Прибыловых же островах алеуты питаются преимущественно мясом различных ластоногих. Во время лежбищ сивучей и морских котов местные жители запасаются их мясом на целый год. Из жира этих нерпух вытапливают ворвань, но при промысле морских котов это не играет большой роли. Главнейший доход доставляют ценные шкуры молодых котиков. На Прибыловых островах за котиками охотились так беспощадно, что уже в начале прошлого столетия русское правительство издало закон, пытаясь остановить варварское истребление этого зверя. Известно, например, что в 1803 году промышленники и скупщики собрали там восемьсот тысяч шкур котика. Такая добыча сильно истощала лежбища.

Количество котов на Прибыловых островах сильно уменьшилось. После продажи в середине прошлого века Аляски и Алеутских островов Соединенным штатам убой котиков был временно запрещен; теперь стада, приходящие на Прибыловы острова, очень велики.

На наших Командорских островах во время размножения собирается около двадцати тысяч котов. Бой их там запрещен, чтобы увеличить стадо. На пушной рынок поступают только шкуры американских котиков и котиков южных морей — свыше двухсот тысяч шкур в год. Из северных вод Тихого океана стада котов с наступлением осени на всю зиму уходят в открытые области Японского моря и еще южнее.

Шкуры морских котов — очень ценный пушной товар. Отделка их производится почти исключительно в Англии. Чтобы освободить мех от длинных, жестких волос, их выдергивают. Такая обработка производится машинами. После этой операции на шкуре остается только тонкий и мягкий подшерсток, который красотой и прочностью превосходит лучший бархат. Этот мех, выкрашенный в темнокаштановый, почти черный, цвет, поступает в продажу под названием морского котика и идет на женские шубки, муфты и шапки. Меховые изделия из обработанных таким образом шкур чрезвычайно красивы.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.662. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз