Книга: Жизнь животных в рассказах и картинках по А. Брэму

Выдры

<<< Назад
Вперед >>>

Выдры

Выдры живут в реках, озерах и морях. Они водятся почти во всех частях света, за исключением Австралии и крайнего севера. Из воды они выходят редко и ненадолго. Выдры великолепно плавают и ныряют и могут довольно долго оставаться под водой. По земле они бегают довольно быстро, хотя у них короткие ноги. Они смелы, понятливы и легко приручаются.

Выдры хорошо приспособлены к водному образу жизни. Их маленькие уши почти спрятаны в шерсти, и ушное отверстие закрывается клапаном; пальцы до самых когтей соединены перепонками. Череп выдры сильно уплощен и расширен в задней части; морда тупая и закругленная. Хвост у основания толстый, а к концу тонкий. Все туловище покрыто густым коротким мехом, состоящим из жесткой блестящей ости темнобурой окраски и более светлой, очень густой подпуши.

Речная выдра, или порешня, живет в Европе и Азии.


Речная выдра, или порешня.

У нас выдра распространена всюду: в Европейской части СССР от Северного края до Закавказья и по всей Сибири, но во многих местностях очень редка. Относительно чаще она держится в глухих лесистых районах у быстрых, порожистых речек. Питается выдра преимущественно рыбой, также лягушками, грызунами и птицей. Нору она делает на берегу реки всегда с выходом под водой на глубине не менее полуметра. Логовище устраивает выше уровня реки; в нем обычно сухо, но во время разливов вода иногда затопляет ее жилище. Тогда выдра временно устраивается в дуплах или просто на ветвях затопленных деревьев, где отдыхает и спит.

Выдра — превосходный пловец. «Ее строение, — говорит Брэм, — дает ей возможность удивительно ловко плавать и нырять. У нее широкое вытянутое тело с короткими ногами, превращенными почти в ласты, сильный хвост, служащий рулем, и гладкий мех, — все это помогает выдре хорошо плавать и нырять. В светлой и прозрачной воде горных озер можно видеть, как выдра гоняется за рыбой, то поднимаясь вверх, то уходя вглубь. Все это она проделывает легко, без всякого напряжения, как бы играя. Место, где плавает выдра, нетрудно найти: когда она плывет под водой, на поверхности появляется масса воздушных пузырьков. Если бы выдре не нужно было выплывать на поверхность, чтобы подышать, то никакая рыба не могла бы спастись от ее преследования. Зимой выдра охотится подо льдом, лазая в проруби и полыньи».

Свою добычу выдра хватает за брюхо. Пойманную мелкую рыбу она съедает в воде, а крупную вытаскивает на берег. Съедает она обыкновенно спину, а голову, хвост и остальные части бросает. Определенного времени для размножения у выдр нет: в любом месяце можно найти выводки молодых выдр. Самка мечет от двух до четырех слепых детенышей. На десятый день они начинают видеть, а месяца через два уже плавают вместе с матерью.

«Прирученная выдра, — говорит Брэм, — очень миловидное и добродушное животное. Своего хозяина она скоро начинает узнавать и тогда следует за ним по пятам, как верная собака. Она привыкает к молоку и может быть воспитана так, что совсем не станет есть рыбу. Мне приходилось воспитывать много выдр и приручать их.

Молодые выдры, взятые из гнезда, прекрасно поддаются дрессировке. Китайцы приучают выдр к рыбной ловле. В Германии их тоже дрессировали для этой цели. В Индии, именно по реке Инду, рыбаки часто держали дрессированных выдр, которых заставляли загонять рыбу в расставленные сети. Дрессировка эта довольно проста. Маленькую выдру кормят исключительно молоком и хлебом и никогда не дают ей рыбы. Когда она достаточно подрастет, ей дают искусственную рыбу, сделанную из кожи, и приучают играть с ней. Затем эту рыбу бросают в воду и заставляют приносить ее. Потом искусственную рыбу заменяют настоящей, но мертвой. Наконец пускают выдру в лохань с живой рыбой. Если она ловит и приносит ее, то воспитание считается законченным. Такую выдру можно пускать в большие пруды, озера и реки, она будет добросовестно ловить и приносить рыбу. Иногда выдру приучают ходить вместе с собакой на охоту за водяной птицей, и она отлично приносит убитую на воде дичь».

Мех выдры очень ценен. У нас ежегодно собирают до семи тысяч выдровых шкурок.

Морская выдра, называемая также камчатским бобром, или каланом, — наиболее крупное животное из наших куницевых. Длина морской выдры доходит до 1? метров, из них на хвост приходится около 30 сантиметров. Вес всего животного может доходить до 40 килограммов. Задние ноги калана имеют форму ластов и плохо работают на суше.

Калан издавна славится своим замечательным мехом. Мех этот самый дорогой — цена одной шкурки доходит иногда до десяти тысяч рублей. Особенно красивым считается мех старых камчатских бобров — черный с сединой. Лучшее описание морской выдры принадлежит Стеллеру, который в 1741 году вместе с знаменитым Берингом потерпел кораблекрушение у Командорских островов. Там он наблюдал морских выдр, которых тогда было еще очень много.


Морская выдра, или калан.

«Мех морской выдры, или бобра, — пишет Стеллер, — кожа которого неплотно прилегает к телу и во время бега колышется во все стороны, настолько превосходит по длине, красоте и темному цвету мех речного бобра, что этот последний не может выдержать с ним ни малейшего сравнения. Мясо калана съедобно и даже вкусно. Жареное или вареное мясо сосунков, которых зовут „медведками“, может по вкусу поспорить с молодой бараниной. Морская выдра, иначе камчатский бобёр, — веселое и забавное животное. Держатся эти бобры семейно: самец рядом с самкой и тут же полувзрослые детеныши — „кошлаки“ и сосунки — „медведки“. Самец ласкает самку передними лапами, словно гладит ее руками, а та нежно возится со своим семейством. Самец и самка так привязаны к детенышам, что, защищая их, идут на смерть. Самок можно круглый год видеть с детенышами, которых они мечут только по одному и всегда на суше. Детеныши рождаются зрячими и с зубами. На суше самки носят сосунков во рту, а в море — лежа на спине и прижав передними лапами к груди. Самки иногда играют с ними, подкидывают лапами и ловят, бросают в воду и снова берут к себе и ласкают. Как бы охотники ни преследовали самку, она до самой смерти не выпускает изо рта детеныша. Я нарочно отнимал у самок детенышей, чтобы узнать, что они будут делать. Они принимались рыдать, как огорченный человек, и, когда я уносил их детенышей, следовали издали за мной, как собаки. Тоскливые вопли матерей не прекращались ни на минуту. Когда детеныши тоже принимались кричать и визжать, я сажал их на землю. Матери тотчас же подбегали к ним и брали их; сосунков несли во рту, а кошлаков гнали впереди себя. Однажды я заметил самку, спавшую со своим детенышем на берегу моря. Когда я приблизился к ним, самка испуганно вскочила и стала будить и гнать маленького, но тот спросонья не мог бежать. Тогда мать схватила его передними лапами и швырнула в море. Если каланам удастся благополучно избегнуть опасности на суше, они, достигнув моря, так радуются, что на них нельзя смотреть без улыбки. Они становятся в воде на дыбы и прыгают в волнах, забавно приставляют передние лапы ко лбу и смотрят из-под них на берег, как будто защищая глаза от солнца, потом ложатся на спину и гладят себе брюхо передними лапами, как это делают обезьяны.

Питаются каланы морскими раками, ракушками, мелкой рыбой и реже морскими водорослями. Я не сомневаюсь, что каланов можно было бы привезти в Россию, приручить и разводить в прудах или реках. Морская вода совсем не составляет необходимости для каланов, так как они по нескольку дней живут на островах в маленьких речках».

Теперь эти ценные пушные животные почти совсем истреблены и живут под охраной государства: и у нас и в Америке промысел морской выдры запрещен. Встречаются каланы в небольшом количестве у южных берегов Камчатки, у Северных Курильских, Алеутских и Прибыловых островов. Больше всего морских выдр осталось у Командорских островов (у берегов острова Медного), где они тщательно охраняются. В Командорском пушном хозяйстве велись предварительные опыты по содержанию этих ценных зверей в неволе.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.967. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз