Главная / Библиотека / Белый медведь /
/ III. РАСПРОСТРАНЕНИЕ, РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И ЧИСЛЕННОСТЬ

Книга: Белый медведь

III. РАСПРОСТРАНЕНИЕ, РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И ЧИСЛЕННОСТЬ

<<< Назад
Вперед >>>
закрыть рекламу

III. РАСПРОСТРАНЕНИЕ, РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И ЧИСЛЕННОСТЬ

Ареал белого медведя представляет кругополярную область, ограниченную северным побережьем материков, южным пределом распространения плавучих льдов и северной границей теплых морских течений. В пределах ареала можно выделить четыре области: постоянного современного обитания животных (более или менее регулярного их появления, особенно в зимние месяцы); высокой численности; регулярного залегания в берлоги беременных самок; дальних заходов (или заносов со льдами) на юг (см. рис. 3).


Рис. 3. Распространение белого медведя в Арктике

1 — южная граница области регулярных встреч, 2 — граница области высокой численности, 3 — места залегания беременных самок в берлоги, 4 — места далеких заходов к югу (на суше) и встреч (дрейфующими станциями и судами) во льдах Северного Ледовитого океана, 5 — арктическое кольцо жизни, 6 — схематическое положение границы материкового склона, 7 — южная граница дрейфующих льдов зимой

I. Область постоянного современного обитания животных не выходит за пределы зимней границы дрейфующих льдов в северном полушарии. Она простирается до 50° с. ш. на северо-востоке Канады и до 79° с. ш. в Гренландском море, у западного побережья Шпицбергена.

Белые медведи распространены на всем побережье Гренландии, включая ер южную оконечность. Во льдах Гренландского моря они обитают к югу до о-ва Ян-Майен, в Баренцевом море — на островах Шпицбергена, Земли Франца-Иосифа, Новой Земли, на о-вах Медвежий, Вайгач и Колгуев (за исключением юго-западной части) и на массивах льдов, располагающихся между этими участками суши. В Карском море белые медведи встречаются повсеместно, кроме южных частей Байдарацкой губы, Енисейского залива и Обской губы. В морях Лаптевых, Восточно-Сибирском, Чукотском и Бофорта южная граница постоянного обитания их совпадает с побережьем материка. В Беринговом море она не опускается далеко к югу от о-ва Св. Лаврентия. В Канаде эта область охватывает п-ов Мелвилл, ограничена побережьем Гудзонова залива, восточным побережьем п-ова Ньюфаундленд и севером одноименного острова. Белые медведи регулярно обитают в Баффиновом заливе и Девисовом проливе. К северу (в высоких широтах Арктики) звери всех половых и возрастных групп, кроме самок с новорожденными медвежатами, распространены вплоть до Северного полюса.

II. Область высокой численности белых медведей приурочена к материковому склону Северного Ледовитого океана и на севере, по-видимому, совпадает с его границами, что обусловлено гидрологическими и гидробиологическими причинами.

Издавна известно существование в высоких широтах Арктики более или менее постоянных значительных участков открытой воды — полыней: Великой Сибирской, Восточно-Таймырской, Гренландской и др. Как установлено Я. Я. Гаккелем в 1957 г., участки открытой воды закономерно приурочены в Северном Ледовитом океане к районам материкового склона, а также, по-видимому, к районам крупных подводных хребтов, что связано с усилением приливно-отливных течений, наличием разных по динамике масс льда (неподвижный припай и дрейфующие льды), перемешиванием поверхностных холодных вод с нижележащими атлантическими. Перемешивание вод способствует формированию здесь слабоконтинентального климата и повышению биологической продуктивности вод. Замкнутое кольцо открытой воды, располагающееся в Северном Ледовитом океане, играет в жизни позвоночных животных, в том числе и белого медведя, громадную роль и с полным основанием может быть названо арктическим кольцом жизни. К нему, в частности, приурочено распространение на земном шаре своеобразного арктического дельфина — нарвала. Здесь зимует ряд видов арктических птиц, в их числе розовые чайки, некоторые чистиковые птицы; тут же наиболее многочисленны нерпы.

Существование арктического кольца жизни и тесная зависимость от него белого медведя подтверждается многочисленными наблюдениями советских дрейфующих станций «Северный полюс». В тех случаях, когда станции находились в зоне этого кольца, полярники чаще встречали медведей. По мере того как станции удалялись к северу, встречи с медведями становились более редкими.

На юге область высокой численности белых медведей (в нее не входят участки морей с сильно разреженными льдами) ограничена не столь четко, как на севере. В Гренландии звери более обычны на северо-западе, севере и востоке острова. Они становятся многочисленными на севере Гренландского моря, на севере и востоке Шпицбергена, в центральных частях Баренцева моря, на северо-востоке Новой Земли. В восточной части Карского моря и на западе моря Лаптевых, где разреженных льдов практически не бывает, эта граница приближается к побережью материка, т. е. к южному пределу области постоянного современного обитания животных.

В архипелаге Новосибирских островов белые медведи более многочисленны на севере о-вов Анжу и на о-вах Де-Лонга. На востоке Восточно-Сибирского моря, в морях Чукотском и Бофорта граница области высокой численности зверей вновь приближается к побережьям материков. В Канаде она опускается далеко к югу, захватывая север и крайний юго-запад Гудзонова залива, север Баффинова залива и восток Баффиновой Земли.

III. Районы регулярного залегания в берлоги беременных самок. В отличие от остальных особей вида, беременные медведицы имеют устойчивую связь с сушей, где осенью залегают в берлоги. Районы залегания в берлоги самок весьма постоянны, что связано с гидрологическими, климатическими, возможно, также кормовыми условиями.

Эти районы располагаются преимущественно в пределах области высокой численности животных. В Гренландии к ним относятся участки как северо-запада, так и северо-востока острова. В Баренцевом море очаги залегания в берлоги медведиц находятся на юго-востоке Шпицбергена и на западе Земли Франца-Иосифа. Далее к востоку регулярно, хотя и в небольших количествах звери размножаются на северном острове Новой Земли (как на его западной части — между Архангельской губой и заливом Русская Гавань, так и на восточной — между мысами Крашенинникова и Миддендорфа), на мелких островах Карского моря, на Северной Земле, на северном и северо-восточном побережьях п-ова Таймыр.

В Восточной Сибири одиночные берлоги медведиц встречаются в дельте Лены, на Медвежьих островах, на побережье и прилежащих островах (Айон, Колючин) Чукотского полуострова. Более регулярно они залегают на севере Новосибирских островов. Здесь же, на о-ве Врангеля, находится один из крупнейших в Арктике очаг размножения животных.

На Аляске зимние убежища самок немногочисленны. Звери изредка размножаются в дельте реки Колвилл, у устья реки Купарук и иногда на прибрежном припае. В Канаде к районам регулярного залегания медведиц в берлоги относятся юг о-ва Банкса, побережье п-ова Симпсона, северо-восточное побережье Баффиновой Земли, северо-восток о-ва Саутгемптом.

Районы регулярного залегания в берлоги беременных самок, следовательно, имеют небольшую общую площадь и размещаются очень неравномерно. Роль их в воспроизводстве запасов вида оказывается к тому же весьма неравнозначной, о чем могут дать представление приведенные ниже сведения о возможной общей численности берлог в советской Арктике:

Земля Франца-Иосифа 100-150

Новая Земля 50

Мелкие острова Карского моря 15

Северная Земля 20

Побережье Таймырского полуострова с прилежащими островами 30

Новосибирские острова 50

Материковое побережье Якутии с прилежащими островами 20

Материковое побережье Чукотского полуострова с прилежащими островами 30

О-в Врангеля Не менее 200

Интересное открытие сделали американские зоологи: они обнаружили берлоги беременных медведиц на паковых льдах моря Бофорта.

IV. Область дальних заходов белых медведей на юг не имеет определенных границ, но она наиболее обширна. В подавляющем большинстве случаев в районы, расположенные вне области их постоянного обитания, звери попадают вместе с плавучими льдами. Именно таким образом время от времени (преимущественно ранней весной) они достигают Исландии, в прошлом попадали на северные побережья залива Св. Лаврентия и Скандинавии, п-ов Канин. В пределах Тихого океана льды нередко заносят белых медведей в Анадырский залив, к берегам Коряцкой Земли[3], иногда Камчатки, в центральные районы Берингова моря, а в прошлом даже до Курильских островов, берегов о-ва Хоккайдо и, возможно, о-ва Хондо (Хонсю). Непосредственно со льдами или пересекая Камчатку звери изредка попадают в Охотское и даже Японское моря.

Оказавшись после таяния льдов на побережье и стремясь вернуться в привычную обстановку, белые медведи нередко совершают большие переходы по суше, двигаясь иногда прямо на север. Очевидно, при таких обстоятельствах их чаще всего встречают в глубине континентов в Евразии и Северной Америке. Особенно многочисленны случаи встреч зверей вдали от моря на Чукотском полуострове, где медведи переходят из Берингова моря в Чукотское (например, из Мечигменской губы или бухты Руддера в Колючинскую губу), в долинах рек Анадыря Белой и Пенжины (переходы в Чукотское море из Анадырского залива или из Охотского моря). Белые медведи заходят в глубь суши, на расстояния в сотни километров от побережья и в других районах: например, в центральную часть Таймырского полуострова, в долины рек Печоры и Хатанги, на Аляску.

Границы областей постоянного современного обитания белых медведей и их высокой численности претерпевают существенные сезонные колебания, связанные с изменениями в ледовом режиме Арктики. Летом, когда кромка плавучих льдов в Гренландском, Баренцевом и Беринговом морях, Девисовом проливе, Баффиновом и Гудзоновом заливах сдвигается к северу, на юге остальных арктических морей образуются пространства открытой воды, становятся менее сплоченными льды Центральной Арктики — границы области практически сливаются. Общая площадь ареала сокращается, а распределение особей внутри его за счет продвижения животных в высокие широты бывает наиболее равномерным. Зимой белые медведи в большинстве районов спускаются к югу, исчезают из Центральной Арктики и концентрируются преимущественно у южного предела дрейфующих льдов и на арктическом кольце жизни. Площадь ареала вида в это время года становится наибольшей, а распределение зверей наименее равномерным.

В областях, испытывающих резкие колебания климата и «ледовитости» — потепления и похолодания Арктики, особенно на севере Атлантики (хотя в той или иной мере это относится ко всему ареалу вида), происходят многолетние изменения как в численности, так и в распространении животных. В Гренландии, где до 1865 г., судя по результатам охоты, белые медведи были обычны в северо-западных районах и относительно редки в юго-западных, после 1865 г. количество зверей возросло на юго-западе и сократилось на северо-западе. После 1930 г. они стали редки на западе Гренландии, но обычны на востоке.

В целом площадь и границы области постоянного современного обитания белых медведей за последние несколько столетий изменились мало. Одним из доказательств может служить факт совпадения в большинстве районов Арктики южных границ этой области и зимнего распространения дрейфующих льдов. Исключение составляют лишь юг Баренцева моря (крайний северо-восток Мурманского побережья, п-ов Канин, побережья Тиманской, Малоземельской и Большеземельской тундр), горло Белого моря и север Берингова моря, где, несмотря на благоприятные ледовые условия, звери отсутствуют, хотя в прошлом встречались регулярно.

Однако области высокой численности животных, регулярного залегания медведиц в берлоги и дальних заходов белых медведей на юг за последние 30–40 лет значительно сократились. Еще в 1900–1910 гг. белые медведи были многочисленны на западном побережье северного острова Новой Земли, на юге о-вов Анжу, в значительном количестве залегали в берлоги на Медвежьих островах и т. д. Падение численности этого вида связано с ростом населения и развитием индустрии в Арктике.

Как уже было отмечено, звери предпочитают держаться среди плавучих, но не мелкобитых льдов, перемежаемых с участками открытой воды, т. е. у кромки льда, у полыней и разводьев. Здесь круглый год бывают наиболее многочисленны нерпы — основной корм белого медведя. В этих условиях медведи успешнее на них охотятся.

При наличии открытой воды белых медведей можно встретить на льдах любого возраста. Полей очень молодого, непрочного льда толщиной до 5–6 см, лишенного на поверхности укрытий, они обычно избегают. Летом гладкие молодые льды, несомненно, привлекают зверей обилием нерп, образующих здесь линные залежки. В молодых льдах нерпы, а следовательно и медведи, более многочисленны в осенние и зимние месяцы. Одно- и двухлетние льды толщиной от 70 до 250 см, как правило покрытые грядами торосов и снежными заносами, особенно благоприятны для размножения нерп (устройство подснежных нор, рождение и укрывание в них молодняка). Как свидетельствуют наблюдения, среди массивов этих льдов белые медведи держатся и охотятся главным образом весной. Среди многолетних льдов, имеющих толщину свыше 3 м и сглаженную многократным летним таянием поверхность (они встречаются преимущественно в Центральной Арктике), нет участков открытой воды, и белые медведи здесь относительно редки.

Намечается определенная зависимость между распределением животных, возрастом льда и географическим положением ледяных полей. По наблюдениям с самолета, в советской Арктике всюду, за исключением Баренцева моря, белых медведей можно чаще встретить на молодых льдах весной (март — май). Однако в Баренцевом море они тяготеют к старым льдам, разомкнутым в отличие от льдов Центральной Арктики.

Выходя на сушу, животные держатся в основном у морских побережий или вдали от моря по речным долинам. Заходить на ледники они, как правило, избегают, хотя изредка их встречают даже на ледниковом куполе Гренландии.

В берлоги самки залегают в основном вблизи морских побережий. По нашим наблюдениям, на о-ве Врангеля в 1964 г. зимние убежища самок (около 55 %) располагались не далее 8 км от берега моря.

Возможность устройства медведицами родильных берлог зависит от условий накопления и таяния снега, а следовательно от рельефа местности: высоты склонов, их крутизны и экспозиции, преобладающего направления ветров в зимнее время, определяющих характер снежного покрова. В какой-то мере возможность залегания самок в зимние убежища зависит и от особенностей геологического строения суши.

Вследствие большой площади ареала белого медведя и крайне неравномерного распределения животных, работы, связанные с учетом этих зверей, дОроги, поэтому современная их численность определена ориентировочно.

По данным Р. Скотта, впервые попытавшегося подсчитать общее количество медведей в Арктике, в 1956–1958 гг. один белый медведь в среднем встречался на площади 83 км2. Общая численность зверей, обитающих у Аляски, определена в 2,5 тыс. особей, а численность на земном шаре — около 19 тыс.

Один из путей определения общей численности белых медведей, изучения ее динамики — использование данных советских ледовых авиаразведок, систематически проводимых на больших площадях от запада Баренцева моря до Берингова пролива. Анализ весенних наблюдений авиаразведки за 1962, 1967 и 1968 гг. показал, что в советской Арктике в апреле — мае на площадь 700 км2 приходится один белый медведь. При пересчете на общую площадь льдов, составляющую по данным 1968 г. 6 395 222 км2, количество белых медведей в советской Арктике равно 5,6–6,6 тыс., а в пределах всего ареала — 10,7-13,6 тыс. особей.

Другим путем определения общего количества белых медведей может быть учет берлог беременных медведиц, особенно в местах их массового размножения. Основываясь на общей численности медведиц в СССР (500–600) и считая, что беременные самки составляют около 20 % популяций, автор в 1960–1965 гг. определил количество белых медведей в 5-10 тыс.

Приближенно о численности этих животных можно судить на основе анализа данных по их добыче и сведений о динамике и величине годового прироста. В конце 60-х — начале 70-х гг. во всей Арктике ежегодно добывалось по 1–1,5 тыс. медведей. Если в эти годы популяция их не возрастала и находилась в устойчивом состоянии, годовой прирост был близок 10 %, а общее количество зверей составляло около 10 тыс.

Этот вопрос можно решать и комплексно: с одновременным привлечением данных авиаучетов, подсчета берлог и т. д. Идя по такому пути, Харингтон ориентировочно определил современную численность белых медведей, обитающих в Канаде, в 6–7 тыс., а во всей Арктике — в 10 тыс. особей; по Ларсену общая численность белых медведей в Арктике составляет около 20 тыс. особей.

Динамика численности белых медведей обусловлена двумя основными факторами — антропогенным и климатическим. Как и большинство представителей фауны земного шара, белые медведи ощущают на себе косвенное влияние человеческой деятельности. Рост в Арктике населения, совершенствование транспортных средств, развитие на арктических островах и побережьях индустрии, появление поселков и даже городов несомненно способствовали сокращению численности вида, ибо звери вытеснялись при этом с мест своего размножения. Возможно, что при участившихся контактах с домашними животными среди медведей распространились некоторые заболевания (особенно инвазии).

Однако человек гораздо сильнее влияет на численность белых медведей в результате охоты и истребления животных. Промысел белых медведей получил развитие с XVI–XVII вв., и несомненно, что уже к этому времени относится начало сокращения их численности. В XIX в. объем промысла значительно возрос, и стали появляться данные об уменьшении численности животных, в частности в районе Баренцева моря. Наибольших масштабов промысел достиг в XX в., особенно к 30-х гг., когда во всей Арктике, по нашим подсчетам, ежегодная добыча белых медведей стала превышать 2 тыс. особей. Если учесть, что эта величина явно превышала годовой прирост зверей, в тот период общее количество их составляло около 20 тыс. особей.

Падение численности продолжалось и позже, вплоть до середины 50-х гг., когда она достигла минимального значения за всю историю существования вида (по-видимому, менее 10 тыс. особей). Этот процесс был приостановлен в результате запрещения охоты на медведей в 1956 г. в советской Арктике. В настоящее время численность животных находится в относительно стабильном состоянии (или увеличивается).

Климатические факторы — периодически происходящие потепления и похолодания климата, по-видимому, оказывают на численность белого медведя существенное влияние. Последний период потепления, происходивший в первой половине XX в. и особенно резко проявлявшийся в 1920–1940 гг. в приатлантической части Арктики, характеризовался повышением температуры воздуха и морских вод (преимущественно в зимние месяцы), учащением зимой оттепелей и гололедиц, сокращением площади льдов в море. В Гренландии он вызвал отступление к северу холодолюбивой рыбы сайки — основного корма нерп, падение численности этого тюленя и, как естественное следствие, неравномерное в пределах острова сокращение численности белого медведя. Возможно, что на жизнь белых медведей зимой неблагоприятно сказывались также оттепели и гололедицы.

Наблюдения, сделанные как в зоопарках, так и в природе, свидетельствуют о примерно одинаковом соотношении полов между новорожденными медвежатами. В то же время существует основанное на результатах охоты мнение о преобладании среди взрослых особей самцов. По данным Л. Н. Попова, среди 69 медведей, добытых за три года на востоке Таймыра, 58 (84 %) оказались самцами и лишь 11 (16 %) — самками.

Фактические данные, характеризующие возрастной состав популяций белых медведей, оказываются весьма противоречивыми, что обусловлено географическим положением района, ледовыми условиями, сезоном, методикой сбора данных, и вряд ли могут быть использованы для каких-либо конкретных выводов.

В советской Арктике, но сводным наблюдениям полярных станций, из 561 медведя на долю взрослых одиночек приходилось 63 %, на долю самок с медвежатами разного возраста — 16 и медвежат — 21 %.

<<< Назад
Вперед >>>
Реклама

Генерация: 0.818. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
Вверх Вниз