Книга: Дикие кошки

Схватка с пумой-матерью

<<< Назад
Вперед >>>

Схватка с пумой-матерью

(Отрывок из книги Фенимора Купера "Пионеры")


'Пума - мать'

Первый американский романист, покоривший воображение читателей во всех частях света, Джеймс Фенимор Купер (1789-1851) видел свои книги опубликованными, как о нем писали, "в 34 местах Европы, едва он успевал их закончить". Популярность Купера была чрезвычайно велика - вплоть даже до того, что в 1888 году знаменитый австрийский композитор Франц Шуберт на смертном одре просил дать ему что-нибудь из книг Купера, чтобы отвлечься.

Первый успех Куперу принес "Шпион" (1821), исторический роман об американской войне за независимость. Кроме того, его перу принадлежат морские рассказы, сатирические произведения и даже история американского военного флота, но самыми знаменитыми были пять романов, действие которых развертывается в только-только осваивавшейся первозданной американской глуши, - романов об индейцах, составляющих цикл "Кожаный Чулок": "Пионеры" (1823), "Последний из могикан" (1826), "Прерия" (1827), "Следопыт" (1840) и "Зверобой" (1841). Эти книги выдержали испытание временем и остаются популярными, по сей день.

Следующий отрывок взят из "Пионеров" (Джеймс Фенимор Купер. Пионеры, или У истоков Саскуи-ханны. Пер. с англ. И. Гуровой и Н. Дехтеревой. - М.: Детская литература, 1974.). В нем типичным слогом Купера описывается драматичная встреча человека и зверя. Героиня романа Элизабет отправилась со своей подругой Луизой на прогулку в густой лес на склоне горы. Их сопровождает Воин, собака Элизабет. Внезапно в тихом воздухе раздался странный тоскливый плач.

- Вы слышите, Луиза? - воскликнула она в волнении. - Где-то на горе плачет младенец. Я не знала, что здесь поблизости есть жилье. Или, может быть, какой-нибудь ребенок заблудился, отстал от родителей?

- Да, это часто случается, - ответила Луиза. - Пойдемте на голос. Что если в самом деле кто-нибудь сбился с дороги, умирает от голода...

Подруги ускорили шаг, стремясь как можно скорее дойти туда, откуда раздавались негромкие печальные звуки.

Одаренной пылким воображением Элизабет уже не раз казалось, что она видит страдальца, как вдруг Луиза схватила ее за руку и, указывая на нечто позади себя, воскликнула:

- Взгляните на собаку!

Воин неотступно следовал за своей молодой хозяйкой с той минуты, как ее голос заставил его выбраться из конуры. Но почтенный возраст давно лишил пса его былой резвости, и, когда девушки останавливались полюбоваться видом или добавить цветок к букету, огромный мастиф тут, же укладывался и, закрью глаза, выжидал, когда надо будет снова подняться. Вялый, апатичный вид пса мало вязался с его ролью защитника. Но, когда Элизабет в ответ на возглас Луизы обернулась, она увидела, что собака, пригнув голову к земле, уставилась на что-то далеко впереди и шерсть у нее стоит дыбом, то ли от страха, то ли от ярости. Скорее всего, причиной тому была ярость, ибо Воин издавал низкое, глухое рычание и так скалил клыки, что напугал бы хозяйку, не знай она своего верного четвероногого друга.


'Собака охраняет своих хозяек'

- Успокойся, Воин, успокойся! Что ты там увидел, мой храбрец?

При звуках ее голоса ярость мастифа не только не утихла, но даже еще усилилась. Он подполз к девушкам и сел у ног хозяйки, рыча все громче и время от времени издавая злобный, отрывистый лай.

- Что он заметил? Наверное, какого-нибудь зверя, - сказала мисс Темпл.

Она обернулась к Луизе - та стояла бледная как смерть и дрожащим пальцем указывала на сук дерева. Элизабет быстро глянула туда и увидела свирепую морду и горящие глаза пумы, готовящейся к прыжку.

- Бежим! - крикнула Элизабет, схватив Луизу за руку.

Но та вдруг пошатнулась и тут же упала без чувств.

Элизабет была не из тех, кто покидает друга в минуту опасности. Она быстро опустилась на колени перед лежавшей без сознания Луизой и, пытаясь привести ее в чувство, разорвала ворот ее платья, сама в то же время непрестанно подбадривая четвероногого защитника.

- Смелее, смелее. Воин! - кричала она, хотя голос ее начал дрожать. - Ну смелее же, смелее, мой верный Воин!

И тут внезапно на землю спрыгнул доселе не замеченный ими детеныш пумы, уже довольно взрослый, - он сидел на ели, росшей как раз под буком, на котором находилась его мамаша. Этот несмышленыш, хотя вид у него был уже достаточно свирепый, ничуть не испугался; он подражал голосу и движениям своей родительницы, что странно сочеталось с его игривостью котенка. Поднявшись на задние лапы, он принялся драть передними кору с дерева, как это делают кошки. Потом заиграл, хлеща себя хвостом, рыча и царапая когтями землю и всячески стараясь изобразить свирепую взрослую пуму.

Все это время Воин не двинулся с места, готовый броситься вперед, и, прижавшись к земле и слегка присев на задние лапы, следил глазами за малейшим движением пумы и ее детеныша. А тот с каждым игривым прыжком приближался к собаке. Рычание всех троих становилось все более грозным, и вот детеныш, прыгнув дальше, чем рассчитывал, очутился прямо перед мастифом. Раздались пронзительные вопли, шум борьбы, но уже в следующее мгновение все было кончено. Воин подкинул детеныша с такой силой, что тот взлетел в воздух и, ударившись о ствол дерева, упал замертво.

Элизабет следила за этой краткой борьбой, радуясь, что мастиф смог так быстро расправиться со зверенышем, но тут пума спрыгнула с дерева с высоты двадцати футов прямо на спину собаки. Никакие слова не могут описать того, что затем последовало. Взметывая вихрь сухих листьев, вели бой два оглушительно ревущих зверя. Мисс Темпл, стоя на коленях подле лежащей без чувств подруги, не отрывала глаз от сражавшихся врагов. Она смотрела и с ужасом, и в то же время с напряженным вниманием, почти забыв, что от исхода борьбы зависит ее собственная участь.

Прыжки обитательницы леса были так мощны и стремительны, что ее тело, казалось, все время было в воздухе. Собака мужественно встречала каждое нападение врага. Когда пуме удавалось вцепиться в плечи мастифа, куда она все время целилась, старый Воин, весь изодранный когтями свирепой кошки, залитый собственной кровью из десятка ран, стряхивал с себя страшного противника, как перышко, и, встав на задние лапы и оскалив клыки, вновь неустрашимо кидался в бой. Однако почтенный возраст, да и праздная жизнь последних лет подорвали силы благородного животного, не исчезла лишь былая отвага. Но вот разъяренная хищница сделала необычайно сильный прыжок и оказалась вне пределов досягаемости для мастифа. Тот делал отчаянные, но бесплодные попытки снова кинуться на нее. Наконец пуме удалось вскочить на своего престарелого врага, но она удержалась на нем лишь одно мгновение. Неимоверным напряжением всех своих сил собака вновь сбросила ее наземь. Но, когда Воин вонзил зубы в бок кошки, Элизабет увидела, что его медный ошейник, все время сверкавший, пока звери дрались, весь залит кровью, и она поняла, что ее четвероногий друг вот-вот упадет на землю бездыханным. Пума несколько раз подряд пыталась вырваться из державших ее челюстей, но безуспешно. Внезапно мастиф опрокинулся на спину, тело его забилось в конвульсиях и тут же затихло. Бедному Воину пришел конец.


'Ожидая нападение собака стояла не шелохнувшись'

Теперь Элизабет была в полной власти страшной кошки. На мгновение глаза коленопреклоненной девушки встретились с глазами свирепого зверя. Говорят, что низшие твари иногда робеют под человеческим взглядом. Возможно, что именно поэтому пума не кинулась сразу. Она подошла к собаке и обнюхала павшего врага, затем обнюхала также и своего мертвого детеныша. Сверкая глазами, яростно хлеща себя по бокам хвостом, кошка выпустила из широких лап когти длиною в дюйм...

Мисс Темпл не могла шевельнуться. Она не сводила глаз с дикого зверя. Лицо ее покрылось смертельной бледностью, губы полураскрылись в немом ужасе.

Казалось, сейчас наступит роковая развязка. Тело прекрасной девушки покорно склонилось, ожидая неминуемого удара, как вдруг она смутно расслышала шорох листьев позади себя.

- Тсс! Осторожнее... -послышался шепот. - Наклонитесь ниже, из-за вашей шляпы мне не видно ее головы.

Скорее повинуясь инстинкту, чем сознавая, что она делает, наша героиня опустила голову низко на грудь. Щелкнул выстрел, прожужжала пуля, и раздались яростные вопли зверя, который покатился по земле, кусая самого себя, ломая ветви и сучья вокруг. В следующее мгновение из-за кустов выскочил Кожаный Чулок и кинулся к пуме, громко крича:

- Сюда, Гектор, сюда, старый дурень! Она еще может прыгнуть, кошки - живучие твари!

Бесстрашно загородив собой девушек, Натти перезарядил ружье; раненая пума грозно рычала и отчаянно пыталась прыгнуть - к ней как будто возвращались силы и свирепость. Но вот Натти приставил ружейный ствол к голове кошки и этим выстрелом убил ее наповал.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 2.107. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
Вверх Вниз