Книга: Дикие кошки

Вступление

<<< Назад
Вперед >>>

Вступление


'Отдых'


'Выслеживание жертвы'


'Охота'


'Приглашение к ужину'


'Разделование жертвы'

Стоит задуматься о кошках, о всех связанных с ними "как" и "почему", и сразу встает вопрос: откуда они взялись? Ведь не так давно на земле не было никаких кошек. Подобно всем остальным ныне живущим животным, они развились из более древних форм. И хотя было бы любопытно проследить кошачьих предков на полмиллиарда лет назад, до самых истоков жизни, достаточно будет заглянуть в прошлое на какие-нибудь 190 миллионов лет, где мы встретим группу небольших давно вымерших насекомоядных теплокровных зверьков, которые были предками всех млекопитающих - людей, лошадей, дикобразов, мышей... и кошек.

Только около шестидесяти миллионов лет назад потомки этих исходных насекомоядных животных разделились на различные группы - или эволюционные ветви, - в которых уже проглядывает сходство с современными млекопитающими.

Одна такая ветвь начинается с небольшой группы животных, которые постепенно сменили пищу и из насекомоядных превратились в плотоядных. Это были миациды, предки всех современных хищников. Подобно своим насекомоядным пращурам, они были невелики, коротконоги, с длинными туловищами и узкими вытянутыми мордами. Но череп у них был крупнее, и предполагается, что их мозг отличался заметно большей сложностью.

Около двадцати миллионов лет назад миациды в свою очередь стали предками других животных, а точнее - десяти ныне существующих семейств плотоядных. Три из этих семейств - ушастые тюлени, настоящие тюлени и моржи - вернулись в море (где зародились все живые существа) и заново приспособились к жизни в нем. Ни в одном из семи семейств, оставшихся на суше, - енотовые, медвежьи, собачьи, куньи, виверровые, гиеновые и кошачьи - не развились такие фантастические формы, как у их морских родичей. В этом не было нужды. Былые миациды представляли собой хищников широкого диапазона, и в их сухопутных потомках улучшались те или иные качества исходной модели. Они стали быстрее и зорче, развили более тонкий слух и обоняние, но в остальном не приобрели особых отличий. Это прекрасно доказывают кошки. Завалить зебру может только крупный хищник - такой, как лев, - а хищник помельче - например, домашняя кошка, - естественно, бросается на добычу помельче, вроде мыши, но если отбросить масштабы, лев и кошка, в сущности, очень похожи. Тем не менее между хищниками есть свои различия. Собаки, например, полагаются на острое обоняние, а кошки больше зависят от зрения, слуха и, как ни удивительно, от осязания, чем и объясняются их великолепные усы. Кошки охотятся в основном по ночам и, пробираясь через густые заросли, нащупывают путь между веточками и листьями с помощью усов, что позволяет им двигаться практически бесшумно.

У всех хищников есть крупные, хорошо развитые клыки и резцы, чтобы хватать, убивать и отрывать большие куски мяса от туши. Далее следуют так называемые хищнические зубы, которые при смыкании челюстей играют роль резаков. Что касается коренных зубов, расположенных глубже, то ими лучше обеспечены другие плотоядные, например волки, предки же кошек утратили часть этих зубов в процессе эволюции, что и неудивительно, так как коренные зубы предназначены для жевания, то есть для перетирания пищи, а кошки практически не жуют. Едва оторвав подходящий кусок мяса, они его сразу проглатывают. Они неспособны дробить большие кости. Нижняя челюсть кошки работает только в двух направлениях - вверх и вниз, а для раздроблений больших костей нужно двигать челюстью из стороны в сторону, как делают собаки... и люди.


'Движение гепарда'


'Эволюция кошек'

Три ветви современного семейства кошачьих - мелкие кошки, крупные кошки и гепарды - начали развиваться от общих предков, неофелид, около 40 миллионов лет назад. Примерно тогда же появилась еще одна боковая ветвь кошачьих, палеофелиды, представленная двумя группами - нимравинами и древними саблезубыми кошками. Эти последние просуществовали около 30 миллионов лет, а затем по неизвестным причинам вымерли. Неофелиды, однако, продолжали развиваться, и около 20 миллионов лет назад появился Pseudaelurus, потомки которого включают еще одну саблезубую группу, наиболее крупным и поздним представителем которой был Smilodon, вымерший примерно 10 тысяч лет назад. От неофелид произошла и группа примитивных крупных кошек, представителем которых был Dinofelis. Пять миллионов лет назад это были единственные крупные кошки в мире. Размерами они были со льва и исчезли примерно миллион лет назад, как раз тогда, когда появились первые современные кошки.


'Пятна на шкуре ягуара (вверху), леопарда (в середине) и гепарда (внизу)'

Невнимательному наблюдателю пятна на шкуре ягуара, леопарда и гепарда могут показаться одинаковыми. Однако эти рисунки наглядно показывают различия между ними. Пятна ягуара (вверху) собраны в розетки по четыре - пять вокруг еще одного пятна или нескольких пятен. Шерсть леопарда (в середине) тоже украшена розетками, но без пятен в центре, который однако, несколько темнее общего желтоватого фона. Шерсть гепарда (внизу) исперщена четкими черными пятнами, не образующими правильного узора

Поскольку у кошки меньше зубов, чем у собаки, челюсти у нее короче и морда более плоская. Такое строение морды объясняется еще и тем, что кошка больше, чем собака, полагается на зрение. Однако оба они животные-охотники и им необходимо точно рассчитывать расстояние до движущейся добычи. Поэтому их глаза расположены более спереди, чем с боков. Благодаря этому поле зрения одного глаза накладывается на поле зрения другого, что обеспечивает хорошее восприятие глубины. Такое зрение называется бинокулярным. Травоядным бинокулярное зрение не нужно: их пища от них не убегает. Зато им нужно высматривать врагов, которые могут появиться с любой стороны. Вот почему глаза у них расположены по бокам головы. Кролик способен одновременно видеть то, что находится впереди, вверху, сзади и сбоку, но в любом из этих направлений - только одним глазом. Человек не в силах вообразить, каким представляется кролику окружающий мир, поскольку наше зрение бинокулярное, как у кошек. Возможно, мы видим окружающие предметы примерно такими же, какими их видят кошки, - но кошки, вероятно, не различают цвета, к тому же их мозг устроен иначе, и потому не исключено, что они воспринимают предметы совсем не так, как мы.

Глаза кошек, большие и немигающие, как у совы, помещаются спереди непосредственно по сторонам носа. Кошки никогда не глядят искоса, а поворачивают голову и смотрят прямо на то, что их интересует. Собака, наоборот, будет лежать на полу, положив голову на лапы, а если ей вздумается взглянуть на что-то, просто подымет глаза, даже не шевельнувшись.

Кошачьи глаза - великолепный инструмент. Они, по-видимому, могут сфокусироваться на любое расстояние. Достаточно понаблюдать, как кошка следит за кружащей по комнате мухой, чтобы убедиться в их поразительной способности к аккомодации. Крохотная муха оказывается то совсем рядом, то в дальнем углу с такой быстротой, что наши глаза не успевают сфокусироваться, и мы теряем ее из виду, но кошке это не доставляет ни малейших затруднений. Собственно говоря, муха в полете для нас почти невидима, и мы замечаем ее лишь на фоне окна или белой стены, кошка же следует за ней взглядом без всяких усилий.

Другой полезный инструмент, характерный только для кошки, - ее язык. Он покрыт крохотными выростами, которые называются сосочками, и напоминает деревянную терку. У домашних кошек сосочки совсем маленькие, и когда кошка лижет вам руку, ее язык кажется только чуть шероховатым. Но у более крупных кошек они далеко не так безобидны. Если лев два-три раза лизнет вам руку, он может содрать с нее кожу. Хотя язык в первую очередь служит для туалета, он также играет особую роль во время еды. Прайд голодных львов может сожрать зебру за полчаса, и все кости будут вылизаны дочиста, за исключением нижней части ног.

Туловище у кошки длинное и гибкое. Кости, хотя в сравнении с размерами животного и не очень большие, отличаются плотностью и крепостью, которую еще увеличивают не менее крепкие мышцы и сухожилия, соединяющие их довольно свободно. Именно этому последнему обстоятельству кошка обязана своей неподражаемой грацией и изяществом движений.

Ноги у большинства кошек имеют среднюю длину и очень сильны. Они не только обеспечивают мощный и стремительный прыжок на добычу, но и служат могучим оружием, в частности, благодаря таким острым когтям, каких нет, ни у кого из других хищников. (Гепард с его длинными ногами и тупыми когтями составляет в семействе кошачьих единственное исключение.) Кошка может регулировать положение своих когтей и обычно держит их втянутыми.

Общие пропорции тела у всех кошек поразительно схожи, хотя и существует несколько явных отклонений. Так, у гепарда ноги слишком длинны, а голова мала. У льва (не у львицы!) голова кажется чересчур крупной, а уши сервала словно бы кроились для кошки следующего размера. У всех кошек длинный хвост - исключение составляют рыси и некоторые породы домашней кошки, вроде кошек острова Мэн. Куда девался их хвост и почему, не знает никто, поскольку хвост, бесспорно, один из важнейших атрибутов типичной кошки. Он уютно свертывается или обвивает туловище, когда животное спит. Он невыразимо томно и лениво свисает с дерева, на котором устроился леопард. Он с устрашающей напряженностью подергивается вправо и влево, когда кошка готовится к прыжку. Он торчит прямо, как корабельная мачта, когда серая мурка неторопливо прогуливается по теплой кухне.

Шерсть кошек бывает разного цвета, хотя у большинства основной ее тон песочно-коричневый - вероятно, для маскировки. Ее узоры разнообразны - тут и пятна, и крапины, и розетки, и полосы. Даже песочно-желтые львы в детстве бывают пятнистыми, а многие из них сохраняют слабые пятна на боках довольно долго и в зрелом возрасте. И у всех ныне живущих кошек есть одна общая метка - слезная полоска у внутреннего уголка каждого глаза.

Шерсть, украшенная этими узорами, также неодинакова у разных видов. Как правило, чем крупнее вид, тем грубее шерсть. У льва она очень грубая, и ее волоски все примерно одинаково коротки, как и положено животному, обитающему в жарком климате. Они плотно прилегают к коже, как у коров и лошадей, и нисколько не походят на восхитительный густой и пушистый мех некоторых других кошек. Однако и мягкая, и жесткая шерсть растут на коже, облегающей тело довольно свободно, что очень полезно для драк: такую кожу можно рвать и терзать, а скрытые под ней ткани и органы остаются неповрежденными.

Вот каково в целом строение кошек. Учитывая огромную разницу в величине (один взрослый лев весит примерно столько же, сколько пятьдесят средних домашних котов), их широкое распространение на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды, а также приспособленность к самым различным местам обитания - от покрытых снегами склонов и березовых рощ Гималаев до влажных тропических лесов Центральной Америки и полупустынь Экваториальной Африки, - можно только поражаться, насколько кошки похожи друг на друга. И причина этого сходства заключается в том, что они самые совершенные из всех животных-охотников, каких только создал эволюционный процесс.


'Переправа'

Родословные многих видов животных полны досадных пробелов, и путь, который ведет к кошкам от примитивных миацидов, также окутан туманом. Окаменевшие остатки кошачьих обнаруживаются очень редко. Палеонтологи надеются отыскать их побольше в Азии, откуда, как полагают, происходят все кошки. Несмотря на скудость палеонтологического материала, твердо известно следующее: кошки, достаточно сходные с современными, чтобы иметь право на латинское название этого семейства - Felidae, бесспорно существовали пять, а возможно, и десять миллионов лет назад. И даже в этом далеком прошлом уже имелись две четко различающиеся группы. В одной группе были предки быстрых и гибких современных кошек. Вторая включала более тяжелый и предположительно более медлительный, более мощный тип животных, приспособленных к охоте на крупных медлительных травоядных тех времен. К этой ветви семейства кошачьих принадлежит самый, пожалуй, прославленный из всех известных ископаемых хищников - Smilodon, знаменитый саблезубый тигр ледникового периода.

Загадка саблезубой кошки возникла одновременно с открытием ее ископаемых черепов - слишком уж непомерно развитыми оказались ее верхние клыки. У самых крупных из саблезубых кошек длина клыков превышала 20 сантиметров. Эти два сидящих в верхней челюсти кривых кинжала, когда пасть закрывалась, ложились по бокам нижней челюсти, и концы их торчали под ней. Естественно, сразу же возник вопрос: как саблезубой кошке удавалось раскрыть пасть настолько широко, чтобы клыки не мешали ей есть? По мнению некоторых теоретиков, эти необычайные животные вымерли именно потому, что их клыки стали слишком уж велики, и они погибли от голода. Это, конечно, смехотворно: разные саблезубые кошки сумели прожить с такими клыками, и во многом благодаря им, почти 40 миллионов лет.

Таким образом, загадка заключается не в том, как саблезубые справлялись со своими кинжальными клыками, а в том, каким образом они их использовали. Почти все соглашаются, что эти клыки служили колющим оружием. У некоторых саблезубых кошек, и в частности у североамериканского смилодона, были чрезвычайно мощная шея и шейные мышцы: полагают, что они убивали добычу, ударяя ее смертоносными клыками сверху вниз. Эта гипотеза находит и другие подтверждения. Так, нижняя челюсть саблезубых была относительно слабой, что ограничивало ее способность кусать и рвать. Кроме того, их плотное сложение и величина должны были обеспечивать достаточный вес и рычаг для успеха подобного нападения. Крупнейшие из них были больше современных тигров и намного тяжелее. А в дни их расцвета на земле в изобилии водились именно такие внушительные травоядные, какие могли служить для них подходящей добычей. Детеныши мамонтов, мастодонтов и гигантских наземных ленивцев, или мегатериев, были большими, медлительными, флегматичными животными, весившими тонну и больше. Они тоже вымерли, и логично предположить, что хищник сошел со сцены вслед за своей добычей.

<<< Назад
Вперед >>>
Оглавление статьи/книги

Генерация: 0.320. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз