Книга: Разные человечества

Дарвин и «дарвинизм»

<<< Назад
Вперед >>>

Дарвин и «дарвинизм»

О биографии Чарльза Дарвина (1809–1882) написаны целые библиотеки. Написаны они о его тяжком, как у всех гениев, и до ужаса великом пути, и о том, что именно он начал считать человека обычным биологическим видом и «доказал» его «происхождение от обезьяны».

Но мы уже знаем, что вовсе не Дарвин первым придумал и происхождение человека, и эволюцию. Более того: эволюционизм – своего рода семейная традиция Дарвинов. Уже деды Чарльза Дарвина считали, что человек «произошел от обезьяны».

Дарвин вошел в историю потому, что дал объяснение, почему именно изменяются виды. Он полагал, что главная причина отбора – жесточайшая конкуренция видов между собой и животных одного вида друг с другом. Приспособленные побеждают, оттесняют менее приспособленных, имеют больше детенышей.

Эта идея буквально очаровала британцев… Ранний капитализм XIX века являл совершенно чудовищные формы «конкуренции», не ограниченные совершенно никакими законами. Треть британцев оставались старыми девами и холостяками, богачи имели больше детей – хотя бы потому, что имели деньги на очень дорогую в те времена платную медицину.

Идея «войны всех против всех» была очень в духе британского общества, и она этому обществу понравилась. Дарвин обосновывал, что какие бы чудовищные вещи ни происходили в Британии – все в порядке, все как всегда. Если дети батраков умирают от голода, не с нами что-то не в порядке, а мир так устроен. Слабые и должны погибать, чтобы дать место приспособленным и сильным.

Еще одно объяснение, данное Дарвином: виды изменяются из-за того, что происходит половой отбор, – самцы и самки выбирают самых красивых и приспособленных.

Это тоже очень понравилось.

Дарвин – яркий пример человека, который «попал в нужное время в нужное место». Именно в это время общество начало реально отступаться от христианства. Дарвин пришел вовремя и сразу стал говорить о «естественном отборе» без всякого там акта Творения.

Впрочем, первоначально о «происхождении человека от обезьяны» Дарвин сначала высказывался очень и очень осторожно. В предисловии к первому изданию книги «Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь» (1859) Дарвин честно признался: «Я уверен, что в этой книге вряд ли найдется хоть один пункт, к которому нельзя подобрать факты, которые приводили бы к прямо противоположным выводам, чем те, к которым пришел я…»

В этой своей первой книге Дарвин только на самых заключительных страницах отметил, что «свет на происхождение человека и его историю будет пролит» лишь в результате дальнейших исследований.

Не утверждение, а скорее намек. Но «оказалось»: такого рода намеки публика принимает более чем хорошо. 1250 экземпляров книги Дарвина распродали всего за один день. С такой же невероятной быстротой разошлись и три тысячи экземпляров второго издания: 30 июня 1860 года. К 1872 вышло шестое издание его книги «Происхождение видов».

И в новой книге «Происхождение человека» (1871) Дарвин писал уже иначе: «человека следует считать одним из органических существ при рассмотрении вопроса об их появлении на планете Земля». И что «человек – потомок волосатого, хвостатого, четвероногого существа, по всей видимости жившего на деревьях и безусловно обитателя Старого Света».

К 1872 году вся образованная Европа была в курсе дела: Дарвин «доказал, что человек произошел от обезьяны». Именно так! Можно было читать книги об эволюции, а можно – только хлесткие газетные статьи. Можно было считать Дарвина гением или шарлатаном. Невозможно было только одного: ничего не слышать о «великом открытии Дарвина», о нем слишком много писали и говорили.

Тут же возникло невероятное количество утверждений, которые приписывались Дарвину, но которых он никогда не делал.

Например, Дарвин лучше и обстоятельнее предшественников показал близость людей к человекообразным обезьянам. Но при этом он никогда не доказывал, что человек произошел от живущих СЕГОДНЯ видов обезьян. Но «широкая общественность» вникала во все детали научных теорий не больше, чем девушка с газетой «СПИД-Инфо» в руках.

Конечно же, теория Дарвина мгновенно сделалась знаменем любых революционеров, «борцов с поповщиной», «прогрессивных людей». Она очень быстро превратилась в идеологию и в составную часть нацизма, коммунизма, анархизма, либерализма и других политических идеологий преобразования мира.

Конечно, возникло множество самых разнообразных легенд. Собственно, уже само «происхождение человека от обезьяны» – легенда чистейшей воды: Дарвин никогда не утверждал ничего подобного. Он говорил о вероятном происхождении человека от обезьяноподобных предков… И не более.

Такие же точно легенды – и история, как дарвинисты громили противного попа, епископа Уилберфорса, на диспуте, произошедшем 30 июня 1860 года (спорный вопрос, кто кого громил).

И идиотская фраза, якобы произнесенная некой глупой англичанкой: «Будем надеяться, что этот ужасный Дарвин не прав, а если и прав, то чтобы это не стало широко известно!» (дама не говорила ничего подобного).

И приписанное Дарвину утверждение о случайном ходе эволюции. Но Дарвин никогда не утверждал ничего подобного! Эту глупость приписали Дарвину малограмотные борзописцы либо идеологически ангажированные люди. У меня часто возникает подозрение, что они Дарвина вообще не читали. Одного провозвестника теории Дарвина, Гексли, даже окрестили «цепным псом Дарвина» – так яростно он бросался в бой.

Вот оно, различие науки и идеологии. Самим «отцам-основателям» приписывается явный бред, чтобы получить нужные аргументы для того, чтобы оправдать пропаганду «борьбы с религией» и создание удобной для революционной сволочи «научной» картины мира.



Гексли – цепной пес Дарвина

Самый грандиозный из подобных «дарвиновских мифов» – это «открытие» Эрнстом Геккелем закона, по которому в развитии каждого организма он, в утробе матери, проходит некие этапы эволюции всего вида. По Геккелю, человеческий эмбрион проходит все стадии эволюционного развития: сначала беспозвоночное существо, затем рыбка с жаберными щелями, собачка с хвостом, обезьянка, покрытая шерстью, и лишь потом человек.

Опираясь на свои эпохальные открытия, Геккель построил даже генеалогическое дерево животного царства.

Этого «открытия» Геккель вовсе не сделал, он фальсифицировал рисунки эмбрионов, но созданные им иллюстрации были опубликованы несколько десятков миллионов раз, в том числе в учебниках для школ и ВУЗов.

А самое интересное вот в чем: ученый совет университета Иены официально признал Геккеля виновным в научном мошенничестве. Оказалось, Геккель рисовал зародыши не такими, какими они были, – а такими, какими ему хотелось. Так сказать, для подтверждения теории.



Злополучные эмбрионы, знакомые читателю еще по средней школе… Для интересующихся: этот рисунок фальсифицирован! Все не так!

Геккель был вынужден уйти в отставку и до конца жизни не преподавал. Он развивал теорию «монизма», причудливой научно-философской теории, призванной, по его мнению, заменить религию. Он даже создал международную «Лигу монистов», но безрезультатно: никто в его «Лигу» не поспешил вступить.

Начиная с 1997 года в разных американских журналах печатаются статьи, разоблачающие рисунки Геккеля. В 1997 году в журнале Anatomy and Embryology была опубликована статья группы исследователей, которые сравнили рисунки Геккеля с современными фотографиями эмбрионов тех же животных на тех же стадиях развития. Ученые дружно пришли к выводу о том, что рисунки Геккеля не содержат многих важных деталей.

Рисунки Геккеля были названы фальсифицированными и в обзоре по материалам этой статьи в журнале «Science».[24] А ведь «Science» – журнал для широких кругов научной общественности. В нем печатают то, что важно для ученых разных специальностей.

Но все эти исследования только подтверждают заключения Ученого совета Йенского университета.

…А теперь внесем полную ясность: Геккель рисовал, подчеркивая жаберные дуги, жаберные щели и хвосты зародышей. Но, независимо от его действий, у зародыша человека жабры и хвосты образуются! Пусть не такие и не так ярко выраженные. И в то, что позже зародыш – волосатый. Даже при рождении недоношенного младенца на 7–8-м месяце его мордашка покрыта волосами.

Более того: открыты сии факты антидарвинистом Карлом Бэром задолго до Геккеля. Закон зародышевого сходства Дарвин считал важным, хотя и не главным доказательством эволюции.

Современные антидарвинисты врут, заявляя, что Дарвин сразу же объявил биогенетический закон Геккеля главным доказательством своей теории. Цель понятна: раз основное доказательство Дарвина основано на фальсификации – какова цена самому Дарвину? И всей его теории?! А?!

Интернет буквально забит убогими злобными тявканьями на эволюционную теорию. И вот такими подтасовками.

Подло и глупо, господа… Глупо и подло…

Еще глупее, что нарисованные Геккелем эмбрионы, в том числе человеческие эмбрионы с жабрами и хвостиками, до сих пор кочуют из одного учебника биологии в другой. Вплоть до настоящего момента. Ведь главное подтверждение теории Дарвина, как-никак!

Вот и получается, что ни торжество «дарвинизма» и «эволюционизма»… Ни триумф Дарвина как создателя эволюционной теории… Ни то, ни другое не имеют ничего общего с наукой. Торжествует пропаганда, идеология. Дарвин сказал то, что хотело слышать общество, и его имя воспели.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.534. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз