Книга: Пароль скрещенных антенн

УПРАВЛЯЕМЫЙ УЛЕЙ

<<< Назад
Вперед >>>

УПРАВЛЯЕМЫЙ УЛЕЙ

МЕД ДАВНО перестал быть единственным источником сладчайшей пищи для человека.

Появились в посевах свекла и тростник, из сока которых изготовляется сахар, прекрасно хранящийся и дешевый, более сладкий, чем нектар цветков. Но потребность в натуральном меде не отпала и постоянно растет.

Воск, теплившийся когда-то в светильниках, давно нашел себе широкое применение в промышленности, производящей электрооборудование. Если верить мифам, воском были скреплены перья, из которых первые покорители воздуха собрали искусственные крылья. Ныне воск применяется в металлургии при качественных чугунных отливках, на железнодорожном транспорте — для изготовления некоторых смазочных составов, на оптических заводах — при гравировке стекол. Он используется в автомобильной, авиационной, полиграфической, стекольной, лакокрасочной и во множестве других отраслей промышленности.

Да и сами пчелы по-новому используются теперь, когда человек сознательно разводит их не только для сбора меда и воска, но и для опыления посевов и насаждений.

Для этой цели требуются сильные — с большим количеством пчел — многомушные семьи, которые пчеловод должен уметь выращивать, сохранять, размножать.

Дело это непростое. Оно требует и наблюдательности, и знаний, и умения.

В последние годы особенно пристально изучаются повадки пчел-сборщиц, которых всячески вынуждают раскрывать их секреты. Этой цели служат и пристраиваемые к стеклянным ульям лабиринты, ведущие к кормушке. Здесь наблюдается поведение «пешеходных» пчел. — Кормушку, стоящую в 5 метрах от улья, эти пчелы легко находят уже после трех-четы-рех часов обучения. Прошедшие такую школу пешие сборщицы добираются до корма по самому короткому пути. Они движутся уверенно и ровно. Если убрать лабиринт, пчелы продолжают идти к корму зигзагами, как если бы лабиринт еще стоял на месте. Лишь через шесть — восемь раз пчела осваивается с изменившейся обстановкой и начинает идти по прямой.

Цветные приметы очень помогают сборщице ориентироваться. Если перегородка, от которой следовало идти направо, была синей, а другая, от которой следовало повернуть налево, — желтой, то вскоре после начала дрессировки пчела приучается совершать на нужном месте нужный поворот.

Когда пешая сборщица с нагруженным зобиком, пробежав по всем зигзагам лабиринта, вернулась с кормушки, она совершает на сотах стеклянного улья такие же танцы, какие совершает и сборщица, прилетевшая в улей. Если обратный путь проходил по прямой, то местонахождение корма довольно точно обозначается в фигурах танца. Если путь изогнут под углом в 90 градусов, пчела с неизменной точностью обозначает направление, совершая танцы и пробегая при этом по прямой, как бы нацеленной на место с кормом.

В числе других особенностей пчел-сборщиц с разных сторон исследуется их «грузоподъемность».

Пчеловодам весьма важно знать, сколько нектара может приносить и сколько приносит в медовом зобике пчела. Но как измерить объем зобика?

Вначале задачу эту решали довольно хлопотливым способом: десяток пчел приучен в определенное время прилетать к месту, где на дрессировочном столике выставляется кормушка с заранее точно взвешенным сиропом. Общий вес выпитого пчелами корма делится на количество зарегистрированных прилетов. Так, в частности, удалось выяснить, что чем гуще — до определенного предела — сироп, тем больше выпивают его пчелы за один раз, а чем ближе к улью место взятка, тем меньше сборщицы нагружаются.

Теперь все это делается куда проще и точнее. Перед нами маленькая дощечка с проточенным в ее поверхности желобком, в котором покоится тонкая стеклянная трубочка с темным капиллярным столбиком жидкости внутри. Эта дощечка со стеклянной трубочкой напоминает шкалу термометра. Капилляр внутри градуирован хорошо видимыми делениями. Трубочка с одного конца открыта, а другим введена в изящный цветок из прекрасной синей пластмассы с желтыми и зеленоватыми тычинками и пестиком, тоже, разумеется, пластмассовыми.

Пчелы охотно посещают это подобие цветка, усердно берут здесь сироп, и количество его, выпитое при каждом посещении кормушки, определяется по передвигающейся в трубке верхушке нектарного столбика.

Число пчел, вылетающих из улья и прилетающих в улей, учитывалось раньше на глаз, а чтобы легче было вести такой учет, к улью пристраивались разным образом остекленные и перегороженные коридоры, у которых дежурило достаточное количество наблюдателей. Впоследствии для этой цели был сконструирован автомат, в котором тридцать крохотных балансиров, каждый длиной 15 и диаметром 7 миллиметров, перекрыли леток. Тридцать расставленных через один выходных и входных туннелей-трубочек должны были пропускать всех вылетающих из улья и возвращающихся домой пчел одной семьи, состоящей примерно из двадцати пяти тысяч пчел.

Входы пятнадцати туннелей были открыты, с внутренней стороны улья, входы других пятнадцати — с внешней стороны, с прилетной доски.

Проникая в трубочку-туннель, пчела своим весом опускала ее, закрывала за собой вход, после чего другая пчела в этот туннель войти уже не могла. Опустившаяся под тяжестью пчелы трубочка прикосновением контакта замыкала цепь, и электрический ток открывал выходное отверстие (в улей или в поле). Следуя по трубочке, пчела выходила из нее, и тогда туннель возвращался в прежнее положение, закрывал выход и вновь открывал вход для приема очередной пчелы.

От тридцати трубочек было сделано тридцать самостоятельных отводов к электросчетчикам, которые через каждые четверть часа автоматически отщелкивали на самопишущих аппаратах итоги.

В этом опыте все время регистрировались температура воздуха, сила ветра и его направление, атмосферное давление, яркость солнечного освещения, количество осадков, вес улья. И все это автоматически, с помощью самопишущих приборов!

Чем глубже продвигаются в неразведанные области исследователи биологии пчел, тем яснее становится, что нет границ человеческой любознательности и нет предела находчивости людей труда и науки.

При помощи довольно простенькой установки измерена сила возбуждающего пчел действия разных частей спектра, способность пчел различать длину световых волн. Если луч солнца пропустить через призму и получить спектр, то пчелы, приученные брать сироп с кормушки, стоящей на подкладке определенного цвета, постепенно сосредоточиваются именно на том отрезке спектра, который соответствует цвету подкладки под кормушкой.

Сходный опыт повторяется на обыкновенном колориметре с одной краской различной интенсивности, п таким образом открывается возможность измерить границы цветной избирательности пчел.

Пчел приучили брать сироп из кормушки, стоящей в ящике, надушенном определенным запахом. После того как сборщицы начинают сюда исправно прилетать, на том же месте устанавливается батарея из пустых ящиков, абсолютно похожих один на другой, но пахнущих на десятки различных ладов. После некоторой суматохи сборщицы прокладывают четкую воздушную трассу к уже известному им запаху — к ящику с кормом.

Так измерена обонятельная избирательность сборщиц.

На горизонтальную круглую платформу, сделанную из старого велосипедного колеса, свободно вращающегося вокруг оси, поставлены блюдца, на каждом из которых закреплены по две пробирки. В одну из них налит сахарный сироп, в другую — раствор ароматического вещества, далее, соответственно, тот же раствор и чистая вода. Для того чтобы пчелы, приученные на кормушке к запаху ароматического вещества, не привыкали к определенному положению пробирок и блюдец, платформу все время вращают вокруг оси. С помощью этих опытов показано, что обоняние пчел несравненно острее человеческого: некоторые ароматические вещества опознавались сборщицами в растворе один на миллион!

Пчел приучили брать сироп из кормушки, поставленной с камере, з которой поддерживалась определенная температура, и после того испытали в камерах с разной температурой. Так выяснилось, что пчелы способны отчетливо воспринимать различия всего в 2 градуса!

Драгоценное умение открытыми глазами видеть явления живого мира и великолепное искусство спрашивать в опытах растения, животных, испытывать живую природу и получать необходимые ответы требуются и ученым-исследователям, и мастерам-практикам.

По-разному проходят весна и лето в различных местах. Да и в одном и том же месте весна на весну и лето на лето в разные годы не похожи. Однако, как опытный капитан парусника приводит свое судно в намеченную гавань при всяком ветре и даже при штиле, умелый пчеловод при всех условиях, при всякой погоде обеспечивает опыление посевов, сбор меда и воска.

Уже весной, выставляя ульи с пчелами на точок, пчеловод начинает прокладывать свой курс к цели.

Одни ульи с семьями, которые медленно растут и долго набирают силу, он выставляет пораньше и на таком месте, чтобы солнце подольше их освещало. Для других ульев с семьями, более склонными к роению, он с весны подобрал место, где они не будут слишком прогреваться и где в самые жаркие часы на них обязательно будет падать тень рядом стоящего дерева. И те и другие ульи он ставит в хорошо защищенное от ветров место и так поворачивает летком, чтобы пчеле нетрудно было и вылетать из улья, и возвращаться домой со взятком.

Чем больше таких мелочей умеет предвидеть и использовать пчеловод, тем более послушны ему пчелы каждой семьи. И он выращивает их, чтобы в день, когда это понадобится, выпустить сотни тысяч крылатых сборщиц на взяток.

Пчелы, которые вереницами потянутся на сбор нектара, начинают развиваться задолго до вылета.

Еще зеленеют первые всходы тех растений, с которых должен быть получен взяток, еще некоторые из растений даже и не посеяны, еще не начали набухать по-настоящему цветочные почки на деревьях-медоносах, а пчеловод уже сделал все от него зависящее, чтобы сотни тысяч сборщиц к нужному сроку созрели в ячейках.

Новые пчелы должны появиться на свет задолго до начала главного медосбора, чтобы успеть еще проработать положенное время в улье, до того как первые бурные танцы разведчиц оповестят их о начале взятка и они выйдут в полет, захваченные летной горячкой.

С этой минуты вся сила семьи будет направлена на сбор, приемку и переработку нектара.

Так оно и получается у опытного пчеловода, если он умеет присматриваться к ходу весны и лета, к их приметам и особенностям.

Умение, а пожалуй, и искусство заключаются здесь в том, чтобы не промахнуться во времени, в том, чтобы использовать на взятке всю силу семьи.

Идя к этой цели, знающий свое дело пчеловод ускоряет и усиливает или, наоборот, сдерживает и прерывает яйцекладку маток. Он увеличивает семьи, наращивая в них число пчел, а когда требуется, умеряет их рост. Он уверенно делит семьи и производит для этого, если надо, пересадку матки, отделяя или удаляя ее из разделяемой семьи, с тем чтобы пчелы в ответ на это заложили маточники. Иногда пчеловод соединяет семьи. Он специально разводит или, наоборот, предупреждает появление трутней; сам подкармливает пчел или изымает из улья залитые медом соты; заставляет пчел усиленно выделять воск, строить, оттягивать вощину и вести побелку суши или, наоборот, всячески отвлекает семьи от строительных занятий.

Пчеловод ни на один день не выпускает пчел из-под своего влияния и, используя законы пчелиной семьи, управляет ее жизнью.

При всех условиях: на колхозной ли пасеке, или в вишневом садике на усадьбе колхозника, в палисаднике перед домом рабочего на Урале или на балконе седьмого этажа где-нибудь в городе, а то и на крышах домов, где когда-то ворковали любительские голуби, — везде у опытного и умелого пчеловода пчелы делают то, что ему требуется.

Пчелы в улье все больше покоряются воле человека. Но для опыления цветков человеку необходимо управлять работой пчел и вне улья — в поле, в саду. Между тем здесь, под открытым небом, пчела выходила из повиновения человеку. Она улетала по вызову танцовщиц, по адресу, указанному ими, и, привязавшись к месту взятка, продолжала посещать только его. И люди не знали, как направить полет пчел в своих целях. А это крайне важно, хотя бы, например, для того, чтобы принудить пчел опылять цветки тех возделываемых растений, которые пчелы сами не посещают.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.772. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз