Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Нападения на скот

<<< Назад
Вперед >>>

Нападения на скот

Нападения тигра на крупный рогатый скот известны с незапамятных времён во всём ареале его обитания. Без сомнения, именно преследование этим зверем домашних животных послужило основной «претензией» к нему со стороны человека.

А. Брэм рассказывает:

«В Майсуре (Индия), в одной местности площадью 800 квадратных километров, жили 8 тигров из тех, что убивают скот. Иногда тигры довольствуются козами, овцами, ослами, а при случае хватают оленей, кабанов и другую дичь. Только старый, зажиревший и избалованный тигр довольствуется исключительно рогатым скотом; тогда он избирает себе удобную местность, где может найти достаточно мяса и воды. С жителями деревень такой тигр сосуществует на условиях взаимной снисходительности; через каждые три или четыре дня он регулярно убивает одну скотину.

Пастухи, уже поднаторевшие в обращении с тиграми, часто спорят с ними из-за добычи и стараются их прогнать. Иногда и сильные быки удачно защищают стадо от нападений хищника. С другой стороны, тигры, которым иногда долго не удаётся зарезать скотину, при случае загрызают животных про запас, причём число жертв бывает 3–5 в один день. Сандерсон рассказывает, что однажды тигр загрыз за один раз четырнадцать коров и телят, которые, правда, были уже полуживыми из-за холода и ветра».


Одна из наиболее частых жертв тигра среди домашних животных.

В Средней Азии до начала русской колонизации тигры вели себя по отношению к коренному населению совершенно безбоязненно, ибо, как писал известный путешественник М. Богданов, проводивший в 1873 году исследования в низовьях Амударьи, каракалпаки и другие обитатели дельты решительно беззащитны и страшно боятся встречи с могучим зверем.

Тигры нападали на скот в долинах Сырдарьи, Чирчика, Или и в других местах своего обитания. В 1903–1915 годах они часто резали скот в районе Перовска (ныне город Кызылорда в Казахстане), в 1930 году уничтожили более двухсот голов на Балхаше, в 1936 году нападали на домашних животных на Пяндже. Подобные инциденты чаще всего происходили в феврале-марте, хотя в голодные для хищников годы они начинались гораздо раньше — с октября-ноября. Нередко озлобленные нехваткой пропитания хищники забегали в аулы и небольшие города; даже в 1930-е годы в Таджикистане бывали случаи, когда тигры резали скот прямо в селениях.

Н. М. Пржевальский рассказывает о том, как сталкивались интересы тигров и русских крестьян-колонизаторов в первые десятилетия освоения Уссурийского края.

«Тигры делают много вреда, часто истребляя скот у казаков и крестьян. В июне 1869 года в селении Троицком на западном берегу озера Ханка в течение одного месяца тигр задавил 22 коровы и лошади, и совершенно безнаказанно, так как не было никакой возможности ни подкараулить его, ни выследить.

Вообще, о проделках тигров в Уссурийском крае ходит множество рассказов, но я сообщу здесь только самые замечательные.

Таким образом, зимой 1868/69 года тигр пришёл ночью в пост Раздольный на реке Суйфуне и, видя, что конюшня, в которой помещались лошади, плотно заперта, не долго думая, вскочил на крышу, откуда через небольшое отверстие забрался к лошадям и тотчас же задавил двух. Остальные лошади, перепугавшись неожиданного гостя, подняли страшный шум, так что солдаты, спавшие в соседней казарме, догадавшись в чём дело, прибежали на помощь.

Услыхав голоса людей, тигр выскочил через то же самое отверстие в крыше и исчез в темноте, так что вошедшие с огнём солдаты нашли в конюшне только двух мёртвых лошадей, валявшихся на земле.

В это самое время раздаётся новый гвалт в свинарнике, и прежде чем туда прибежали солдаты, этот же самый тигр успел задавить трёх свиней и уйти совершенно благополучно.

Ободрённый такими удачными подвигами, тигр приходил сюда ещё несколько раз ночью и таскал собак.

Однажды днём он посетил соседнюю телеграфную станцию, где в это время находился только один сторож. Последний, сидя в избе, вдруг заметил, что кто-то подошёл к окну и, взглянув в него, увидал тигра, который спокойно лизал сосульки, намёрзшие на стекле. Перепугавшись до смерти, солдат спрятался в печку и ждал, что будет дальше. Тигр же забрался во двор, задавил находившуюся там лошадь, наелся мяса и преспокойно удалился в лес.

После ухода зверя солдат вылез из печки, и когда вечером возвратился его товарищ, ходивший на охоту, то рассказал ему обо всём происшествии и о постигшем их несчастье.

Но вот ещё замечательный случай.

На пограничном с Маньчжурией нашем посту, лежащем верстах в пятнадцати от города Хун-Чуна, живут несколько солдат и у одного из них была корова с молодым телёнком. Однажды ночью тигр забрался во двор поста, перепрыгнув через забор, по крайней мере, в две сажени вышины. Здесь он тотчас же схватил телёнка и начал его душить на глазах чадолюбивой матери. Предсмертные стоны детища победили чувство страха, и, представьте, корова бросается на тигра и бодает его в бок своими рогами. В это самое время разбуженные шумом солдаты делают выстрел, так что оторопевший тигр бросает телёнка и хочет спастись бегством через забор, но делает неудачный прыжок, а между тем ободрённая своей победой корова снова бросается на зверя и снова его бодает. Вслед затем раздаётся новый выстрел… Перепуганный тигр, видя, что не может уйти, совсем теряется и мечется, как сумасшедший, по двору с одного конца на другой, преследуемый рассвирепевшей коровой… Наконец зверь делает ещё прыжок и перескакивает через забор. Храбрая победительница возвращается тогда к своему детёнышу, но находит его уже мёртвым. Рассказ этот я слышал от солдат, очевидцев такого необыкновенного боя, показывавших мне даже и самую корову, по всей справедливости, „храбрую из храбрых“.

…В конце января 1868 года на краю станицы Красноярской жил казак, имевший пару быков, которые, как обыкновенно у здешних казаков, помещались во дворе под открытым небом.

Тигр, прогуливаясь ночью возле станицы, приметил лакомый кусочек и, не долго думая, перескочил через забор во двор, задавил одного быка и принялся спокойно есть его тут же на месте. Самого хозяина в это время не было дома, оставалась только одна старуха, которая, услыхав шум, выглянула в окошко и увидела, какой забрался к ним нецеремонный гость. Полумёртвая от страха баба не смела даже пошевелиться и, причитывая разные молитвы, поневоле должна была смотреть, как тигр ужинал и, наевшись досыта, ушёл со двора. Заголосила утром баба на всю станицу, но горю пособить уже нельзя, быка не воскресишь, и оставалось только наказать самого тигра, который должен был явиться в следующую ночь доедать остатки своей добычи.

Двое казаков стали караулить зверя и засели в доме, на дворе которого лежал задавленный и нарочно неубранный бык. Действительно, ночью тигр уже шёл к нему, но на пути поймал собаку и ограничился только этим лёгким ужином…Просидев напрасно целую ночь и не дождавшись тигра, казаки на следующий день решились выследить его днём. Для этого они в количестве двенадцати человек отправились по следу зверя и вскоре нашли его залёгшим в кустах. Однако тигр не допустил до себя охотников, бросился науход и, выбравшись на дорогу, побежал по ней в направлении к станице. В это самое время казак, у которого была задавлена скотина, боясь, чтобы такая же участь не постигла и другого, последнего быка, погнал его в соседнюю станицу, чтобы продержать там несколько дней. Спокойно шёл он по дороге как раз в то время, когда тигр бежал по ней, уходя от охотников, так что совершенно неожиданно повстречался с казаком. „На, ешь и другую мою скотину!“ — закричал этот последний и, бросив быка, пустился бежать к станице».


В «лесу тигров» все опушки опасны.


Уссурийская тайга. Здесь человек имеет все шансы повстречать полосатого хищника. Фото М. КРЕЧМАРА

Просматривая дальневосточную прессу тех лет, мы постоянно встречаем сообщения о нападениях тигров. В 1890-е годы хищники не раз покушались на почтовые тройки; как-то за лето они зарезали у крестьян деревни Шкотово неподалёку от Владивостока пятьдесят лошадей. О нападении тигра на ямщика красочно рассказывает известный уссурийский охотник И. Алмазов:

«…Едет обратно ямщик. Мороз минус двадцать пять, а ямщик, выпивший, завернулся в доху и дремлет. Вдруг страшный толчок — он вылетает из саней; от падения опомнился, открыл глаза — лошади ускакали, а над ним лежит тигр и смотрит на него, повиливая хвостом. Думает — дело плохо: мороз берёт своё, да и тигр страшен. Он начинает пробовать откатиться от неприятного соседа; видит — дело пошло на лад, только тигр следит за ним глазами и хвостом поигрывает, а с места не трогается. Докатился ямщик, сам того не видя, до обрыва берега реки Амур, благополучно ухнул с него на реку и ею добежал до станка, не доходя которого увидал своих запутавшихся коней и разбитые сани».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.260. Запросов К БД/Cache: 0 / 2
Вверх Вниз