Книга: Кеплер. Движение планет. Танцы со звездами.

СПУТНИЦЫ ЖИЗНИ КЕПЛЕРА

<<< Назад
Вперед >>>
закрыть рекламу

СПУТНИЦЫ ЖИЗНИ КЕПЛЕРА

Нам мало известно о женщинах, которых ученый встретил в своей жизни. Видимо, он не придавал особого значения любви или же просто стремился защитить свою частную жизнь. В гороскопе, который астроном составил для самого себя, написано:

«1591. Холода принесли новую вспышку чесотки. Когда Венера была в седьмом доме, я помирился с Ортолфусом; когда она вернулась, я представил их друг другу. Когда она вернулась в третий раз, мы вновь поссорились, потому что я страдал от любовной раны. Начало любви: 26 апреля».

В гороскопе есть также запись о 1592 годе, когда Иоганну был 21 год: «Мне предложили познакомиться с девушкой. Встреча прошла в канун Нового года. Я с трудом выдержал, так как меня мучили острые боли в желчном пузыре». Больше о юношеских увлечениях великого ученого ничего не известно.

Нельзя сказать, чтобы он был в восторге от своего первого брака с Барбарой Мюллер, заключенного в 1597 году. Впрочем, нам доподлинно неизвестно, как именно звучала фамилия первой супруги Кеплера – Мюллер или Мюлек. Ее отец, хозяин мельницы в Мюлеке, был очень богат, а сама невеста, хотя ей было всего 23 года, уже дважды овдовела. Будущему свекру была не по душе идея выдать дочь замуж за человека, как он говорил, столь скромного происхождения, под чем мельник подразумевал, что у Кеплера не было за душой ни гроша. Однако друзья ученого, выступавшие в качестве посредников, сумели убедить отца Барбары.

В этот момент сам Кеплер находился в Штутгарте, занимаясь моделью чаши с небесным сводом и пересекающимися орбитами планет. Друзья попросили его незамедлительно приехать, ибо дата свадьбы была уже назначена. Однако ученый вернулся в Грац лишь через три месяца, когда невеста уже отчаялась его увидеть и передумала выходить замуж. Друзья астронома сумели смягчить Барбару и ее отца, и в конце концов 26-летний Кеплер женился. Словом, чаша интересовала ученого гораздо больше, чем собственная свадьба.

«Она была глупа и неприветлива, имела характер, склонный к одиночеству и меланхолии»,

– так писал Иоганн Кеплер о своей первой супруге Барбаре.

Однако богатое приданое сыграло свою роль. Ученый отнюдь не презирал деньги, необходимые хотя бы для того, чтобы заниматься научной деятельностью. Отец Барбары, со своей стороны, никогда не был особенно щедр ни с дочерью, ни с ее мужем-мечтателем. «Ей несправедливо не дают распоряжаться имуществом, и она может рассчитывать лишь на услуги плохонькой служанки», – рассказывал Кеплер Гансу Георгу Герварту фон Гогенбургу, с которым поддерживал длительную переписку.

Барбара была красива, «недалекого ума и плотного сложения», однако добродетельна, честна и скромна. Как рассказывал сам Кеплер, его «брак был более спокойным, нежели счастливым, хотя и не лишенным любви и душевности». Зная крайнюю прямолинейность ученого, можно предположить, что его в общих чертах устраивала семейная жизнь, которая приносила определенную гармонию и не мешала научным занятиям, хотя и счастливой ее не назовешь. По всей видимости, мир в семье Кеплеров был непродолжительным, потому что астроном порой описывал свою семейную жизнь как ад. Словом, проблем у Кеплеров было немало, и вызваны они были несовместимостью характеров, нехваткой денег, болезнями обоих супругов, смертью первых детей и религиозными гонениями, которые семье пришлось пережить. Гороскоп Барбары известил ученого о «грустной и несчастной судьбе». До свадьбы он писал Мёстлину:

«Мне придется потратить большую сумму денег, так как здесь существует обычай справлять пышные свадьбы. И, если Бог даст мне еще сколько-то лет жизни, я окажусь навсегда привязанным к этому месту (…), потому что у моей супруги здесь собственность и друзья, и здесь живет ее обеспеченный отец. Кажется, через несколько лет мне и жалование уже будет не нужно».

Это письмо не похоже на письмо влюбленного. К чести Барбары, она была приятна в общении и вела себя как любящая женщина, хотя они с мужем и не понимали друг друга. Барбару абсолютно не интересовала астрономия, она не вполне представляла, чем занимается супруг, и не понимала его стремления проводить все время за книгами и научными трудами. Сама она читала лишь молитвенник и часто нарушала уединение ученого, призывая его заняться домашними хлопотами. Со временем Кеплер перестал спорить, научился молчать и проявлять терпение.

Пара очень ждала первого ребенка, так как гороскоп предсказывал ему многочисленные успехи в жизни. Но младенец скончался в возрасте двух месяцев. Дочь Кеплеров, как и старший сын, умерла от менингита. Выжили всего двое детей, которые вместе с дочерью Барбары от предыдущего брака, Региной, были первой семьей Кеплера. Барбара стала терять память и умерла в возрасте 37 лет. В тот же год умер и еще один их сын.

То немногое, что мы знаем о Барбаре, взято из записей Кеплера. А вот о его второй жене, Сюзанне Рюттингер (1595- 1635), неизвестно вообще ничего: Кеплер не упоминает о ней, что может быть истолковано как отсутствие интереса или же, напротив, как признак гармонии в семейных отношениях. Сюзанна была сиротой. На момент замужества, в 1613 году, ей было 24 года. Астроном не говорит ни о ее скромности, ни о других добродетелях, однако именно на нее пал выбор Кеплера среди 11 (!) кандидаток в жены.

В браке с Сюзанной у Кеплера родилось семеро детей. Мы не знаем наверняка, был ли ученый хорошим мужем, однако сами за себя говорят некоторые его поступки. Когда Кеплер направился в Ульм в поисках издателя для Рудольфовых таблиц, он оставил Сюзанну с детьми в Регенсбурге и вернулся лишь спустя 10 месяцев. Почти сразу же он уехал в Прагу, где пробыл еще пять месяцев. А затем отправился в Линц. Можно только посочувствовать Сюзанне!

Наконец семья устроилась в Сагане и уже не испытывала денежных затруднений. Именно в этот момент ученый, видимо, находившийся в не совсем адекватном состоянии, внезапно уехал в неизвестном направлении, взяв с собой книги и значительную сумму денег. Через некоторое время он скоропостижно скончался в Регенсбурге. По всей видимости, женщины неспособны были соперничать с двумя настоящими возлюбленными Кеплера, Венерой и Луной.

Якоб Барч, помощник и ближайший соратник астронома, который впоследствии стал мужем его падчерицы Регины, повел себя с вдовой в высшей степени благородно, пытаясь, хоть и без особого успеха, собрать деньги, которые Кеплер должен был получить за издание своих последних трудов. Валленштейн тоже заплатил Сюзанне 250 флоринов, которые был должен Кеплеру, однако потом особо не интересовался судьбой его семьи. В Регенсбурге на могиле ученого собрались Сюзанна, Барч и сын Кеплера Людвиг. Барч помог вдове переехать во Франкфурт, где она и доживала свои дни в нищете, так и не получив всех денег, причитавшихся ее мужу.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.394. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
Вверх Вниз