Книга: Атлетичный мозг [Как нейробиология совершает революцию в спорте и помогает вам добиться высоких результатов]

Укол от усталости

<<< Назад
Вперед >>>

Укол от усталости

Сообщения о том, какими были последние слова Тома Симпсона, сильно разнятся. В те дни информация распространялась медленнее, и по мере спуска с коварных склонов Мон-Ванту во Французских Альпах эти слова постепенно меняли облик, дойдя уже в сильно искаженном виде до сидевшего в баре у горы журналиста, который тоже добавил что-то от себя, и в этой редакции они попали на страницы лондонского таблоида The Sun.

Глядя на Мон-Ванту, думаешь, что ее вершина круглый год покрыта снегом, но, если приблизиться, окажется, что на верхних склонах вообще ничего нет. Ветры, которые дали горе ее название, полностью смели с нее всякую растительность, не оставив измученным велосипедистам ни малейшей тени. Крутой вертикальный подъем длиной около мили по Мон-Ванту — один из сложнейших горных участков «Тур де Франс».

Летним днем в 1967 г., во время 13-го этапа веломногодневки, когда Симпсон совершал последний в своей жизни подъем, условия были еще жестче. Пелотон метр за метром полз вверх, термометр показывал 54 °C. Пока шли альпийские этапы, британец, имевший олимпийскую медаль и титул чемпиона мира, страдал от болей в животе и диареи; несколько дней подряд он не мог вернуться к нормальному режиму питания. Накануне ему рекомендовали сняться с гонки. Он не послушался.

Ближе к вершине Симпсон стал терять управление, его велосипед начало мотать из стороны в сторону. Когда до пика оставалось порядка километра дистанции, спортсмен упал. Чаще всего упоминается, что в этот момент он прокричал: «Посадите меня обратно за руль!», но, если верить его механику Гарри Холлу, на самом деле его последними словами были: «Дальше, дальше!»

И он действительно поехал дальше. Сел на велосипед, проехал немного вперед, а затем снова упал, на этот раз уже без сознания. Руки продолжали сжимать руль. Его доставили полицейским вертолетом в больницу ближайшего города Авиньон, но врачи лишь констатировали смерть. Как же вышло, что, несмотря на все защитные инстинкты, Симпсон смог пойти наперекор собственному мозгу и в итоге загнал себя до смерти?

Ответ нашли в заднем кармане его спортивной формы — две пустые и одна наполовину пустая упаковка амфетаминов, которые он, судя по всему, запивал коньяком по ходу гонки. В то время запрета на допинг в велоспорте не существовало, и эта практика стала повальной. Чтобы справиться с болью и повысить выносливость, спортсмены обычно принимали амфетамины и стрихнин.

По словам Самуэле Маркоры, различные психостимуляторы, например кокаин или даже кофеин, способны снимать усталость и повышать выносливость. «Раньше многие думали, что влияние этих препаратов на работоспособность обусловлено тем, что они помогают сжигать жиры и, соответственно, сохранять энергетический запас в мышцах, — поясняет он. — Однако истинной причиной является их воздействие на мозг. На самом деле повышение выносливости связано не с их действием на сердце или на метаболизм, а с их психобиологическим эффектом».

Субъективное восприятие нагрузки главным образом зависит от нейромедиатора дофамина. На сегодняшний день уже существуют препараты, влияющие на выработку дофамина. Теоретически их также можно использовать для повышения выносливости организма. Некоторые из них внесены в список запрещенных препаратов. В то же время Маркора подчеркивает, что снижение усталости медикаментозными средствами не обязательно плохо само по себе и что, исследуя различные способы, позволяющие снизить ощущение нагрузки у спортсменов, ученые могут получить весьма перспективные результаты. «Одно дело спорт, где многие из будущих открытий в этой области попадут под запрет как допинг, — рассуждает он. — Но я занимался в первую очередь клиническими исследованиями. Представьте себе онкобольного, прошедшего курс химиотерапии и неспособного работать и обеспечивать семью; его жизнь полностью изменилась. Почему нужно запрещать ему принимать препараты, снимающие усталость и восприимчивость к переутомлению? То же самое можно сказать про эритропоэтин (используемый для повышения работоспособности велосипедистами и представителями других видов спорта). Моя мать много лет жила на диализе, а затем ей пересадили почку. Она принимает эритропоэтин постоянно. Для нее это не допинг, а настоящее спасение».

Разумеется, есть и менее сомнительные способы повысить выносливость в спорте, к примеру, старые добрые тренировки. Физически крепкий человек более вынослив, поскольку его порог чувства усталости выше. Чем прочнее мышечные волокна, тем меньшее их количество требуется для выполнения того же объема нагрузки, поэтому и психологических ресурсов затрачивается меньше. Тот же эффект обеспечивает состояние потока, при котором происходит высвобождение нейромедиаторов, снимающих боль, а благодаря транзиентной гипофронтальности (то есть снижению активности префронтальной коры) сознание как бы покидает тело.

Еще один распространенный прием, к которому прибегают как профессиональные спортсмены, так и любители, — аутотренинг.[181] Человек говорит сам себе, почему нельзя останавливаться или что надо обязательно продержаться до следующего столба или контрольной отсечки. «Это даже не столько внутренний диалог, сколько внешний, — утверждает Робби Бриттон. — Я кричу на себя и разговариваю с собой».

Некоторые достижения традиционной психологии спорта помогают развивать и использовать такие психологические приемы, влияние которых на субъективное восприятие нагрузки уже является доказанным. Специальное исследование подтвердило, что использование отдельных обращенных к себе фраз, таких как «Давай!» или «Поднажми!», в среднем способно снизить ощущение усталости на 50 % и увеличить расстояние, которое спортсмен способен преодолеть, на 18 %.

Можно привнести в тренировки элемент инноваций и некоторыми другими методами. Рассмотрим пример теннисиста Джона Изнера. Что помогло ему одолеть Николя Маю? Отчасти он обязан этим своему тогдашнему тренеру Крейгу Бойнтону, который понимал, что пятисетовые матчи, особенно на траве, нередко завершаются продолжительными тай-брейками, успех в которых зависит от пары удачно выигранных очков. Поэтому, как пишет Эд Сизар в журнале GQ, Бойнтон сосредоточился на том, чтобы тренировать Изнеру «мышцу, отвечающую за концентрацию», то есть его мозг. Тренировки проходили во Флориде, где температура и влажность воздуха намного выше, чем в Лондоне, и не прекращались даже в те дни, когда было особенно жарко.[182] Бойнтон заставлял Изнера тренироваться по три-четыре часа на жаре, тем самым развивая в нем выносливость и умение не терять концентрации от усталости. «Когда спортсмен и его тренер сошли с трапа самолета в Хитроу, — пишет Сизар, — в Лондоне было ясно и чуть выше двадцати градусов. Тогда Бойнтон сказал Изнеру: „Джонни, смотри, как тут отлично: по такой погоде ты сможешь играть хоть десять часов подряд!“»

Самуэле Маркора первым стал практиковать «тренировки мозга на выносливость» — специальные упражнения для развития психологической выносливости, чтобы при приближении к пределу физических сил спортсмен был способен принять вызов. Ученый получил крайне интересные результаты: «Во-первых, спортсмену дается задание, вызывающее физическое утомление, то есть собственно физическая тренировка. Плюс он также получает задание интеллектуального характера, вызывающее психологическое утомление. Таким образом, вся тренировка в целом становится тяжелее для мозга, и, если повторять ее много раз, в мозге начнут происходить определенные изменения, при этом порог утомляемости будет повышаться, а выносливость — укрепляться. Это и было подтверждено в ходе нашего исследования».

По заявке от министерства обороны Маркора занимался с двумя группами по 14 солдат в течение 12 недель с использованием стационарных велотренажеров.[183] Судя по зарегистрированным значениям пикового потребления кислорода — объема кислорода, который доставляется мышцам, — в обеих группах были достигнуты одинаковые показатели укрепления физической формы. Однако при определении «времени до истощения» между группами наблюдалась огромная разница. Испытуемых во время работы на велотренажере попросили выдать определенный процент от своих максимально возможных усилий и так крутить педали столько, сколько они смогут. В контрольной группе время до истощения увеличилось на 42 %. В другой же группе, где наряду с физическими нагрузками выполняли также психологически затратные упражнения, было отмечено увеличение времени до истощения на 115 %.

Психологически затратный не обязательно значит сложный: скорее эффект достигается за счет монотонности. В одном из заданий нужно было следить за стрелками на экране и, когда средняя стрелка показывала налево или направо, сразу нажимать на кнопку. Вроде бы несложно, но попробуйте так посидеть 90 минут без перерыва — и голова станет такой, как после 30-километрового марш-броска.

При выполнении монотонной работы в мозге высвобождается аденозин, который и вызывает ощущение психологической усталости. Его концентрация повышается, когда мы, например, бежим марафон или не высыпаемся. Одной из причин огромной популярности кофе как бодрящего напитка является то, что кофеин блокирует выработку аденозина. Этим также объясняется влияние кофе на повышение физической выносливости; отсюда понятно, почему многие спортсмены пьют кофе перед началом соревнований. Маркора провел ряд экспериментов, связанных с употреблением жевательной резинки с высоким содержанием кофеина. Как свидетельствуют первые полученные результаты, благодаря ей можно компенсировать снижение физической работоспособности, вызванное дополнительной интеллектуальной нагрузкой.

Согласно предварительным выводам из исследования Маркоры, повысить физическую выносливость можно даже путем развития способности подавлять реакцию с помощью заданий, выполняемых за компьютером. При этом ученый подчеркивает, что наилучших результатов можно добиться, совмещая физическую нагрузку с интеллектуальной. Причина в том, что, как мы знаем из главы 3, физическая активность способствует нейропластичности.

Сегодня профессор Маркора совместно с Axon Sports участвует в разработке когнитивных упражнений, которые можно выполнять с помощью iPhone или iPad во время пробежки. «В настоящее время мы работаем над визуальными заданиями, предполагающими определенную реакцию в зависимости от изменения картинки на дисплее, — рассказывает он. — Мы также планируем сделать несколько заданий на слуховое восприятие: нужно будет реагировать на появление необычных звуков в мелодии. Поскольку для этого не нужно смотреть на дисплей, такие задания можно делать во время пробежки».

Такие приложения еще только ожидают выхода на рынок. Пока же Самуэле Маркора готов поделиться простым советом с теми, кто хочет научиться меньше уставать при беге. Помимо своих обычных тренировок можно периодически пробегать большее расстояние, но с меньшей скоростью. Такие пробежки лучше совершать на фоне повышенной психологической усталости — то есть, скажем, не до работы, а после. «Если пробежать 20 километров после тяжелого рабочего дня, психологически это будет ощущаться так же, как пробежка на 50–60 километров в нормальном состоянии».

Благодаря таким тренировкам мозг научится лучше справляться с повышенными физическими нагрузками. Кроме того, улучшится способность подавлять реакцию организма на фоне усталости, что снизит риск прекращения борьбы в решающий момент.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.188. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз