Книга: Атлетичный мозг [Как нейробиология совершает революцию в спорте и помогает вам добиться высоких результатов]

Нет, мы не можем

<<< Назад
Вперед >>>

Нет, мы не можем

В спортивной комедии 1992 г. «Белые люди не умеют прыгать» (другое название «Баскетбол — игра для черных») актер Вуди Харрельсон играет талантливого уличного баскетболиста Билли Хойла. Он провоцирует на заключение пари других игроков, которые уверены в том, что поскольку он белый, то не может хорошо играть. Билли выигрывает такие пари и тем зарабатывает на жизнь. Хойл также отлично умеет сбивать настрой соперника, что нередко дает результат в разных видах спорта — от крикета, где нередко можно услышать оскорбления и насмешки в адрес соперников, до американского футбола, в котором могут специально вызвать паузу в игре как раз в тот момент, когда соперник собирается исполнить свободный удар.

Все эти приемы известны давно, но сегодня психология и нейробиология могут объяснить спортсменам, как избежать сбоя в ответственный момент и как спровоцировать соперника на то, чтобы ошибаться чаще. Замечание итальянского защитника Марка Матерацци в адрес звезды французской сборной Зинедина Зидана[141] в дополнительное время финального матча чемпионата мира 2006 г. было сделано мимоходом, но его хватило, чтобы вызвать у Зидана неконтролируемую эмоциональную реакцию, из-за которой он был удален с поля, что помогло Италии выиграть золото. Нападающий Barcelona и сборной Уругвая Луис Суарес пишет в автобиографии о том, как соперники в начале матча провоцировали его на умышленное затягивание игры, чтобы вызвать его реакцию. Как убедились немцы, разгромившие в финале бразильцев 7: 1, на эмоциях можно играть. Вот что сказал главный тренер сборной Германии Йоахим Лев, чьи слова приводит Рафаэль Хонигштайн в книге Das Reboot: «Мы ответили на эмоции бразильцев своей выдержкой, спокойствием, четкостью и настойчивостью, и мы хладнокровно сыграли на их слабостях. Мы знали, что при условии нашей быстрой атаки их оборона будет дезорганизована».

Даже малейшей провокации бывает достаточно, чтобы у соперника участился пульс, что моментально отражается на его способности принимать правильные решения — и вот он совершает ненужный удар в крикете и вылетает или делает неверный ход в покере и теряет все. Большой специалист по этой части — профессиональный игрок в покер Даниэл Негреану. Благодаря этому навыку он выиграл более 30 миллионов долларов призовых. В свои 42 года Негреану остается в числе топовых игроков, несмотря на приток молодежи, которая любит просчитывать ходы. Даниэл делится своим секретом успеха: «Чем больше проблем я им создаю, тем богаче становлюсь сам. В игре против молодняка я заставляю их почувствовать себя некомфортно, насколько мне нужно, чтобы они поняли… — Тут он резко переходит на крик: — Это моя территория, ты сидишь тут за моим столом и сейчас ты вылетишь отсюда! Это я так показываю, кто здесь хозяин положения».

Намеренные паузы в игре, когда тренер одной из команд берет тайм-аут ровно в тот момент, когда соперник уже готов исполнить свободный удар, сбивают настрой игрока, потому что у него появляется время на осмысление предстоящего удара, что повышает вероятность аналитического паралича. Чтобы снизить риск внезапного сбоя, можно, например, постараться играть быстрее. Это один из аспектов, которые тренировал у себя Рори Макилрой в работе над техникой патта под руководством Дейва Стоктона. «Мне часто говорили: „Ты слишком торопишься на грине“, — рассказывает Макилрой. — Но Стоктон говорил совсем другое: „Слишком долго! Зачем тебе три пробных замаха? Забудь вообще о пробных ударах. Смотри, где цель, — и вперед!“»

Если удается сбить соперника с удобного для него ритма и заставить его задуматься, он может начать подробно анализировать свои действия. Поэтому вратари часто спорят с судьями после назначения пенальти. Они понимают, что судья уже не отменит своего решения, но добиваются того, чтобы у футболиста, который выйдет исполнять одиннадцатиметровый, произошел сбой. Эффективность этого принципа подтверждается и статистикой Национальной футбольной лиги США за сезоны 2002 и 2003 гг. в части пробития решающих филдголов.[142]

Вот еще совет тем, кто часто провоцирует словесные перепалки с целью демотивировать соперника. Если сказать человеку: «Смотри не совершай ошибок!», скорее всего, он их совершит (доказано нейробиологией и исследованием Сайен Бейлок). Того же эффекта можно добиться, просто напомнив о какой-то слабой стороне его команды или группы, к которой он относится.

В 2008 г. за несколько месяцев до того, как Барак Обама стал единым кандидатом от Демократической партии на президентских выборах, группа из 500 человек сдавала экзамен для поступления в магистратуру и аспирантуру. В данном случае от результатов ничего особенно не зависело, они просто изъявили желание. Тем не менее по итогам обнаружилась одна особенность, характерная в целом для США: темнокожие абитуриенты справились с тестом значительно хуже своих белых коллег, несмотря на то, что по уровню образования соответствовали критериям допуска к экзамену.

Тот же самый тест предложили выполнить аналогичной группе сразу после вступления Обамы в должность президента, и оказалось, что разница в результатах, обусловленная межрасовыми различиями, исчезла. В психологии такое явление известно как угроза подтверждения стереотипа, ее эффект прослеживается в самых разных группах и типах ситуаций, связанных как с интеллектуальной, так и с физической деятельностью. Если человеку продемонстрировать, что другой представитель группы, к которой он себя относит, хорошо проявил себя в чем-либо, у него с большой вероятностью тоже все хорошо получится, а если просто напомнить человеку, что он принадлежит к группе, которая обычно плохо справляется с определенным видом деятельности, именно так, скорее всего, произойдет и с ним. Перед проведением контрольной по математике достаточно лишь дать анкету, где нужно отметить пол, чтобы девушки справились хуже из-за стереотипа, согласно которому девушкам математика дается труднее.

«Мы не обнаружили никого, кто не поддался бы стереотипу, когда говорили, что представители этой группы обычно справляются плохо», — резюмирует Бейлок. Результаты одного из ее исследований кажутся невероятными, но это факт: после того как белым мужчинам сообщали, что по прыжкам в высоту можно судить об уровне «природных спортивных задатков» человека, они начинали прыгать хуже.

Эти данные подтверждаются огромным количеством примеров в спорте. Можно вспомнить умение Manchester United времен Алекса Фергюсона забивать решающие мячи под занавес матча, регулярные провалы сборной Англии (в отличие от клубных чемпионатов) в серии пенальти или неудачные выступления британских теннисистов в турнирах серии Большого шлема до появления Энди Маррея. Во всех этих случаях на успешный или неудачный исход влияла предыдущая статистика по данной группе.

Как этим могут воспользоваться спортивные менеджеры и тренеры? Они должны избегать упоминания слабых сторон группы, уделяя внимание только сильным. Как мы увидели в этой главе, внезапные сбои можно предотвратить, используя разные приемы, например сжимая в левой руке мячик или напевая про себя мелодию. Если же речь идет об игроке сборной Англии, который собирается пробить пенальти в важнейшем матче чемпионата мира, пусть он в этот момент лучше думает не о своей стране, а о своем клубе.

В фильме «Баскетбол — игра для черных» Билли Хойл поддается на провокации героя Уэсли Снайпса, который утверждает, что тот не умеет закладывать мяч в корзину с прыжка. И хотя Хойл знает, что это ему по плечу, он три раза подряд ошибается, когда на кону оказываются деньги, — классический пример внезапного сбоя. Еще он говорит, что, если он поймал кураж, его ничем невозможно сбить. То, что мы называем куражом, — вполне конкретное состояние, и в следующей главе мы поговорим о том, как в него войти, как при этом работает мозг спортсмена и как спортивные психологи и ученые помогают им избегать внезапных сбоев и поймать «свою игру».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.314. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз