Книга: Атлетичный мозг [Как нейробиология совершает революцию в спорте и помогает вам добиться высоких результатов]

Когда меньше значит больше

<<< Назад
Вперед >>>

Когда меньше значит больше

Вниманию учителей: у всех учеников, на которых когда-либо прикрикивали, чтобы они не отвлекались во время урока, появилось оправдание. Согласно некоторым данным, в ряде ситуаций люди усваивают материал лучше, когда их внимание занято чем-то другим. Психологами из Университета Луизианы было установлено, что взрослым лучше дается изучение другого языка (в данном случае модифицированной версии американского языка жестов),[139] если они не сильно задумываются над тем, что изучают.

Студентам университета показывали видео, с помощью которого они должны были освоить, как на языке жестов выглядят простые фразы вроде «Вы помогаете мне» или «Я помогаю вам». Некоторые студенты во время просмотра должны были параллельно считать количество высоких звуковых сигналов, которые при этом звучали. Позднее выяснилось, что те студенты, которые были вынуждены отвлекаться на выполнение дополнительного задания, лучше справлялись с составлением новых комбинаций из усвоенных ими знаков. Поскольку их кратковременная память была занята подсчетом звуковых сигналов, они не успевали удерживать в голове всю информацию и, как следствие, выучивали не целые предложения, а отдельные знаки.

Разработчики тренажеров для развития когнитивных навыков у спортсменов высказывают разные мнения о том, какой способ обучения лучше — явный или скрытый. Подобные споры ведутся и вокруг технологий визуализации: что лучше — наблюдать за игрой на виртуальном поле как бы своими глазами или видеть себя со стороны? Любопытно, что спортсмены, чьи выступления оценивают судьи, склоняются ко второму варианту. Такого же мнения придерживаются поклонники американского футбола, которые подолгу штудируют различные игровые схемы, показывающие расположение игроков на поле относительно друг друга.

Обычно, когда мы осваиваем какой-либо навык, информация сначала обрабатывается нашим сознанием и только потом переходит в ту область, которая отвечает за автоматические действия. При скрытом обучении информация идет напрямую в подкорковую зону мозга. Брюс Абернети провел в Квинслендском университете серию экспериментов с участием теннисистов по аналогии с описанным выше опытом с языком жестов.[140] «Мы показали испытуемым множество видеоклипов, но не просили их говорить, куда прилетит подача, и не просили считывать сигналы тела, — рассказывает он. — Мы просто попросили их попытаться оценить скорость подачи. Фактически здесь внимание фокусируется на том же самом, только в данном случае связь между углом поворота плеча и углом ракетки усваивается не в виде правила, которое надо специально выучить, а на подсознательном уровне».

Скрытое обучение подчас более эффективно. Этим объясняется, почему родной язык мы знаем лучше, чем любой другой, который изучаем в школе. «В животном мире встречаются феноменальные спортсмены, которые, не умея вести записей или словами объяснять другим, как они выполняют свои действия, прекрасно учатся их выполнять, — говорит Абернети. — Мы должны понять, можно ли организовать обучение таким образом, чтобы оно было основано не на словах и вообще минимально на осознанном внимании, но в то же время обеспечивало усвоение нужных навыков на подсознательном уровне».

То, что было усвоено на подсознательном уровне, в меньшей степени подвержено влиянию стресса. «Что характерно, когда некая информация записана на подкорке, сознательные процессы на нее не влияют, — подчеркивает Брюс Абернети. — Когда бэтсмен собирается выйти на поле в своем первом тестовом матче, у него в голове крутится множество посторонних мыслей: о возможном провале, о том, что на трибуне родители, о счете на табло. Если игрок учился считывать сигналы сознательно, все эти мысли могут ему помешать. Если же прием подачи контролируется ниже уровня сознания, то эти и другие осознанные действия для него не помеха. В этом еще одно преимущество подспудных, автоматических действий, когда на кону стоит что-то очень важное».

На практике (по крайней мере, для Джоан Викерс) это означает отказ от комментариев со стороны тренера. Она считает, что тренеры должны говорить как можно меньше, давая спортсменам возможность самим делать выводы: «Первые несколько лет реакция была негативной. Для некоторых спортсменов отсутствие реакции тренера — нонсенс: раз они занимаются спортом, то должны расти в нем день ото дня. А среди наших тренеров были специалисты, работавшие со звездами фигурного катания. И вот представьте: приходят к ним родители, платят по 150 долларов в час за то, чтобы с их ребенком занимался лучший тренер, а тот ничего не говорит. Естественно, это вызывало много вопросов. Но все же, если сводить комментарии к минимуму и создавать условия для того, чтобы спортсмен мог развиваться самостоятельно, его мозг меняется. Это затрагивает и функции нейронов, и процессы, связанные с вниманием и принятием решений».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.877. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз