Книга: Атлетичный мозг [Как нейробиология совершает революцию в спорте и помогает вам добиться высоких результатов]

Классика жанра

<<< Назад
Вперед >>>

Классика жанра

Майкл Каммаллери выглядит так, будто находится в каком-то другом месте.[91] Взгляд мечется из стороны в сторону, движения клюшки следуют за ним. Он выжидает идеальный момент для щелчка. Идет полуфинальный матч в Восточной конференции за Кубок Стэнли 2010 г., у соперников — Pittsburgh Penguins и Montreal Canadiens, клуб, за который выступает Каммаллери, — равные шансы на выход в финал. В серии до четырех побед ничья 3: 3, так что сегодняшний матч — решающий.

Майкл играет на позиции левого нападающего. Он невысокий, но плотно сбитый, темные волосы коротко стрижены. По количеству заброшенных шайб в текущих матчах плей-офф он пока лидирует, но сегодняшняя игра слишком непредсказуема, тем более на гостевом льду, поэтому сейчас он нужен команде как никогда, ведь на кону ее первый финал в конференции за 18 лет. Каммаллери выходит на точку, выбирает нужный момент и мощным завершающим кистевым броском отправляет шайбу за спину вратаря.

Правда, сама игра еще даже не начиналась. Журналисты застали Майкла за этим занятием на скамейке команды за несколько часов до первого вбрасывания. Это классический метод, позволяющий мозгу настроиться на предстоящее событие. Игрок смотрит на определенную точку на льду и визуализирует в своем воображении те действия, которые он совершит, если получит шайбу в этой точке. Метод оказался действенным. В начале второго периода Каммаллери завладел шайбой в районе средней линии, пошел вперед, стремительно перемещая взгляд из стороны в сторону, и кистевым броском отправил шайбу в ворота.

Застать спортсмена в момент, когда он рисует в воображении детали будущей игры, удается редко. Как правило, он готовится дома либо в раздевалке. Но сам метод используется все чаще, а в спорте высоких достижений — вообще регулярно. «В процессе подготовки я иду к человеку, отвечающему за экипировку команды, и спрашиваю, какую форму мы сегодня наденем: допустим, красные футболки, белые трусы, белые или черные носки, — рассказывал Уэйн Руни. — Перед тем как заснуть накануне игры, я представляю, как буду забивать голы или действовать эффективно. Ты как бы переносишься в тот момент и готовишься к действию, чтобы в реальной игре у тебя уже было „воспоминание“ о ней. Не знаю, это можно назвать визуализацией или воображением, но я всегда так делал, всю жизнь. Раньше я представлял, как буду забивать красивые голы. Буду бить с 25–30 метров, обводить защитников. Сначала просто думаешь о себе в этих ситуациях, потом, когда играешь уже профессионально, понимаешь, как это важно для подготовки».[92]

Визуализация помогла британской легкоатлетке Джессике Эннис-Хилл завоевать золото в семиборье на Олимпиаде 2012 г. «Я зрительно представляю себе идеальную технику, — говорит спортсменка. — Если мне удастся зафиксировать этот идеальный образ в голове, тогда, надеюсь, я смогу добиться лучших результатов».[93] Тот же принцип использовал регбист Джонни Уилкинсон перед исполнением решающих пенальти в матчах за сборную Англии: «Я представляю себе, как мяч летит по нужной траектории, и даже пытаюсь ощутить то, что будет чувствовать мяч в момент моего удара».[94]

Вероятно, визуализация, или использование зрительных образов, применялась при подготовке к важным событиям всегда, однако как особую технику ее впервые формализовал тренерский штаб олимпийской сборной СССР. Есть мнение, что это стало важным фактором успеха выступлений советских спортсменов в середине XX в. (возможно, наряду с другими секретными методиками). В книге Чарльза Гарфилда «Пиковые достижения» (Peak Performance: Mental Training Techniques of the World’s Greatest Athletes) упоминается исследование, проведенное советскими спортивными психологами при подготовке к зимней Олимпиаде 1980 г. в Лейк-Плэсиде, где советская сборная завоевала в два раза больше медалей, чем американская.[95] Спортсменов разбили на 4 группы и отвели на тренировки одно и то же количество времени. Группы различались процентным соотношением собственно физических нагрузок и упражнений на визуализацию. Самые лучшие результаты показала группа, в которой был наименьший процент физподготовки и, соответственно, наибольший процент визуализации. Другие исследования, где принимали участие баскетболисты и игроки в дартс, выявили, что группа, где выполняли только упражнения на визуализацию, улучшила свои результаты настолько же, что и та группа, где в течение того же времени отрабатывали непосредственно действия в игре.

С тех пор техника визуализации заметно усложнилась. «Тогда, в 1980-х, в стародавние времена, спортсмен просто садился, закрывал глаза и представлял себя во время игры», — объясняет Стив Булл, который одно время работал со сборной Англии по крикету, а теперь внедряет свои наработки по части визуализации в сфере бизнеса.[96] Когда он впервые предложил спортсменам использовать подобные методики, его идеи не вызвали большого энтузиазма, поскольку их считали чем-то несерьезным. Однако Булл, наблюдая за тем, как игроки повторяют движения в раздевалке и в перерывах между подачами — что, в принципе, и есть своеобразная форма визуализации, — понял, что такая техника уже фактически используется, просто неофициально.

Во время визуализации, создания мысленного образа, важно задействовать не только зрение, но и другие чувства — слух, обоняние, осязание, — чтобы образ получился как можно более ярким. Вот для чего Руни заранее узнает, в форме какого цвета команда будет играть в предстоящем матче. «Знаменитый бэттер карибского происхождения Десмонд Хейнс очень ярко рассказывал о том, что предшествовало его феноменальному успеху во время матча против Австралии на стадионе в Перте, когда он заработал более ста очков, — вспоминает Булл. — За день до матча он вышел на середину площадки, огляделся (вокруг, естественно, никого не было) и представил себе, как приносит своей команде победу. Он победно вскинул биту, после чего отправился в раздевалку под воображаемые аплодисменты с трибун… И вот на следующий день он выходит на стадион и получает свою первую сотню очков в карьере».

Позитивный эффект от визуализации объясняется тем, что в процессе мысленного переживания какого-либо действия задействуются те же нейронные цепочки, что и при реальном осуществлении этого действия. Думая об определенном действии, мы повышаем вероятность его осуществления в будущем, поскольку, как мы помним, одновременная активизация нейронов ведет к возникновению связей между ними. По итогам специального исследования, в ходе которого у лыжников, визуализировавших гонку, замеряли уровень возбуждения нейронов, связанных с мышцами, было установлено, что у спортсменов наблюдается активность в тех же отделах, где ее можно зарегистрировать во время самой гонки. Параллели прослеживаются и далеко за пределами спорта. Альваро Паскуаль-Леоне обнаружил, что у пианистов происходят долговременные изменения в карте коры головного мозга, даже когда они лишь мысленно нажимают на клавиши в определенной последовательности.[97]

Визуализация способна вызвать даже физические изменения в организме. Одно любопытное исследование показало, что, если просто думать о поднятии веса,[98] мускулы фактически становятся сильнее. Было экспериментально подтверждено, что в той группе, которая выполняла упражнения с весом, сила мышц увеличилась на 53 %, а в той, где это происходило лишь в воображении, на 35 %. Конечно, здесь речь идет о приросте, соответствующем силе не более чем одного пальца, но в аналогичном эксперименте, участники которого визуализировали выполнение подъема на бицепс, был отмечен прогресс на 13,5 %, хотя к самому весу они так и не притронулись.

Последние исследования показывают, что в процессе визуализации полезно и немного двигаться. Профессор Лионского университета Эмерик Гийо провел эксперимент, к которому привлек нескольких профессиональных прыгунов в высоту,[99] и установил, что использование мысленных образов способно повысить успешность попыток и укрепить форму на 35 %, в то время как репетиция прыжка с максимальной близостью к реальному, но без отталкивания от земли, улучшает эти показатели на 45 %. Полезно также выполнять холостые движения, будь то пробный удар над стойкой для мяча в гольфе или удары битой по воображаемому мячу по дороге на позицию бэтсмена. Все это помогает мозгу настроиться на игру.

Технический прогресс открывает спортсменам все новые возможности создания ярких и точных образов. Сегодня видеомониторы есть повсюду. Благодаря таким системам, как Prozone, спортсмен легко получит подробный видеоотчет о собственном выступлении. Продолжается работа над совершенствованием других тренажеров для мозга в сторону большей реалистичности и сложности изображения. С внедрением различных очков и шлемов виртуальной реальности, как, например, Oculus Rift, создание виртуальной среды для тренировки будет получать все большее распространение. Доктор Кэти Крейг из Университета Квинс в Белфасте, сотрудничавшая с регбийным клубом Ulster, разработала интерактивную виртуальную среду с эффектом полного погружения. Система позволяет тестировать навыки восприятия у игроков столь же успешно, как и с помощью различных сенсорных устройств, о которых мы говорили выше. Игрок надевает на спину рюкзак, набитый датчиками, а на голову — специальный дисплей. «Преимущество этого устройства перед видеоиграми за обычным компьютером в том, что здесь спортсмен полностью погружен в реалистичную симуляцию среды, — объясняет Крейг. — Система выводит на дисплей стереоскопические изображения и отслеживает движения головы, благодаря чему происходит автоматическое обновление картинки с позиции пользователя и обеспечивается полный панорамный обзор. За счет этого спортсмен погружается в виртуальную среду и может взаимодействовать с ней, как в реальном мире».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.603. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз