Книга: Атлетичный мозг [Как нейробиология совершает революцию в спорте и помогает вам добиться высоких результатов]

Об одной технике раскалывания орехов

<<< Назад
Вперед >>>

Об одной технике раскалывания орехов

Существуют виды спорта, к примеру «Формула-1», где справиться с перегрузками больше помогает выносливость. Как правило, в ходе гонки пилоты болидов имеют дело с перегрузками, не превышающими 6 g, однако они испытывают их дольше, причем на каждом круге, а продолжительность этапа может доходить до двух часов. Это невероятно тяжело как физически, так и психологически. Более того, есть данные о влиянии перегрузок на восприятие положения конечностей,[194] что чревато огромными рисками при управлении автомобилем.

По этой причине пилоты «Формулы-1» должны уделять повышенное внимание укреплению мышц, особенно шейных. Пилот команды Ferrari Фернандо Алонсо сумел так накачать шею, что может расколоть ее мышцами грецкий орех. Перегрузки за рулем болида ощущаются не так, как за штурвалом самолета, поскольку сила действует под прямым углом к положению тела гонщика. Вот что говорит бывший пилот команды Red Bull Марк Уэббер: «Перегрузка дает такое ощущение, будто все тело сдавливает. На быстрых поворотах она действует сбоку, так что ребра, бедро и шею прижимает к краю сиденья. К этому просто надо привыкнуть. Действие силы нарастает постепенно, пик приходится на центр поворота».[195] Перегрузки действуют и во время торможения. «Тут ощущения уже совсем другие, — продолжает Уэббер в интервью британской The Telegraph. — Пилот очень резко бьет по тормозам, поэтому перегрузки получаются чрезвычайно высокими, но и исчезают быстро».

Внезапное и резкое возникновение больших перегрузок чревато серьезными последствиями как для тела, так и для мозга гонщика. Американский дрэг-рейсер Дон Гарлитс, считающийся отцом этих спринтерских гонок, был вынужден уйти из спорта после того, как однажды во время испытательного заезда затормозил так резко, что это привело к отслоению сетчатки обоих глаз и возник риск полной потери зрения. «Это было дико мощное торможение, — вспоминал Гарлитс, получивший прозвище Большой Папочка. — На скорости где-то 250 миль в час я выпустил тормозные парашюты, потом на 166 милях в час проскочил ловушки и на первом повороте съехал с дороги. Чертова тачка встала как штык, и вот тут-то мне и поплохело. В глазах залетали звездочки, как бывает, когда что-то ударяет в башку, эти вспышки я потом видел еще не раз».

В 2003 г. на овальной трассе в Техасе для автогонок Texas Motor Speedway проходил очередной турнир серии IndyCar. Одним из участников гонок был швед Кенни Брак. За 12 кругов до финиша его машина сцепилась колесами с болидом Томаса Шектера, вследствие чего ее выбросило с трассы и ударило о барьер безопасности. Бортовой компьютер болида зафиксировал рекордную для этого вида спорта перегрузку 214 g. У Брака был перелом грудины и бедренной кости, травма позвоночника и голеностопных суставов. Реабилитация спортсмена заняла полтора года.

Когда речь идет о силах такого порядка, неудивительно, что мозг также подвергается большому риску. В специальном исследовании, где использовалась статистика по автогонкам серии IndyCar, было установлено, что у пилотов, испытывавших перегрузки 50 g и выше, риск черепно-мозговой травмы повышался на 16 %. Представители многих других видов спорта тоже регулярно подвергают себя воздействию колоссальных перегрузок, только у них нет защиты в виде зоны деформации автомобиля или трубчатого каркаса, предохраняющего гонщика при переворачивании машины. При сильном столкновении между игроками, например в американском футболе, спортсмены могут испытывать перегрузки и выше 100 g. Как мы увидим в главе 11, последствия таких столкновений для мозга могут быть самыми печальными.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.180. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз