Книга: Вселенная из ничего: почему не нужен Бог, чтобы из пустоты создать Вселенную

Эпилог

<<< Назад
Вперед >>>

Эпилог

Установление факта, полученного опытным путем, как среза истины является абсолютной причиной и главной движущей силой, которая продвигала нашу цивилизацию, начиная с эпохи Возрождения.

— Джейкоб Броновский

Я начал эту книгу с другой цитаты Джейкоба Броновски:

Мечта или кошмар, но мы должны жить нашим опытом, каков он есть, и мы должны жить проснувшись. Мы живем в мире, насквозь пронизанном наукой, целостном и реальном. Мы не можем превратить его в забаву, просто принимая чью-то сторону.

Как я также утверждал, мечта одного человека — кошмар другого. Некоторым может показаться, что Вселенная без цели или руководства делает саму жизнь бессмысленной. Других, в том числе меня, такая Вселенная бодрит. Это делает факт нашего существования еще более удивительным, побуждает нас искать смысл наших собственных действий и максимально использовать наше краткое существование под солнцем, просто потому что мы здесь, наделенные сознанием и возможностью это делать. По мнению Броновского, однако, это в действительности не имеет значения, в любом случае, и наши желания в этой Вселенной не имеют значения. Все, что случилось, то случилось, и случилось это в космическом масштабе. И все, что случится в этом масштабе, будет происходить независимо от наших симпатий и антипатий. Мы не можем повлиять на произошедшее и вряд ли повлияем на последующее.

Однако то, что мы можем сделать — это попытаться понять обстоятельства нашего существования. Я описал в этой книге одну из самых замечательных исследовательских экспедиций человечества, когда-либо предпринятую в его эволюционной истории. Это эпическое стремление изучить и понять космос в масштабах, который был просто неизвестен еще век назад. Это путешествие расширило пределы человеческого духа, совместив готовность следовать за доказательствами туда, куда они могут повести, с мужеством посвятить всю жизнь изучению неизвестного, с осознанием того, что усилия могут пропасть зря, и, наконец, потребовав смеси творчества и настойчивости в решении зачастую нудных задач перебора бесконечных уравнений или бесконечных экспериментальных проблем.

Меня всегда привлекал миф о Сизифе, и я время от времени уподоблял научные усилия с его вечной задачей толкать камень в гору, только для того, чтобы тот падал обратно каждый раз, прежде чем он достигнет вершины. Поскольку Камю представлял Сизифа улыбающимся, таковыми должны быть и мы. Наше путешествие, каким бы ни был его исход, само по себе награда.

Феноменальный прогресс, которого мы добились в прошлом веке, приблизил нас к грани, где ученые оперативно решают глубокие вопросы, которые существовали с момента, когда мы, люди, сделали наши первые робкие шаги, чтобы понять, кто мы, и откуда мы появились.

Как я описал здесь, сам смысл этих вопросов развивался вместе с нашим пониманием Вселенной. «Почему есть что-то, а не ничто?» — следует понимать в контексте космоса, где смысл этих слов не такой, как был раньше, и само различие между чем-то и ничем начало исчезать, где переходы от одного к другому в различных ситуациях не только распространены, но обязательны.

Таким образом, сам этот вопрос стал второстепенным по мере нашего стремления к знаниям. Вместо этого мы стремимся понять процессы, которые управляют природой, что сможет позволить делать прогнозы и, по возможности, влиять на наше будущее. При этом мы обнаружили, что мы живем во Вселенной, где пустое пространство, которое ранее могло считаться ничем, имеет новую динамику, определяющую нынешнюю эволюцию космоса. Мы обнаружили, что все признаки указывают на Вселенную, которая могла и, вероятно, возникла из глубокого ничего, включая отсутствие самого пространства, и которая может однажды вернуться в ничто через процессы, которые могут быть не только доступны для понимания, но также и процессы, которые не требуют какого-либо внешнего контроля или управления. В этом смысле наука, как подчеркнул физик Стивен Вайнберг, не лишает возможности верить в Бога, а скорее позволяет не верить в Бога. Без науки все является чудом. С наукой есть вероятность, что никаких чудес нет. Религиозная вера в этом случае становится все менее и менее необходимой, а также все менее и менее адекватной.

Конечно, каждый из нас может выбирать, прибегать ли к понятию божественного творения, и я не ожидаю, что продолжающиеся споры угаснут в ближайшее время. Но, как я уже подчеркивал, я считаю, что, если мы хотим быть интеллектуально честным, мы должны сделать осознанный выбор, осознанный благодаря фактам, а не откровению.

Целью этой книги было представить осознанную картину Вселенной как мы ее понимаем и описать теоретические предположения, которые в настоящее время стимулируют движение физики вперед, когда мы, ученые, пытаемся отделить зерна от плевел в наших наблюдениях и теориях.

Я ясно высказал свое собственное предпочтение: то, что наша Вселенная возникла из ничего, кажется мне самой убедительной интеллектуальной альтернативой в настоящее время. Вам делать свой собственный вывод.

Я хочу закончить свое обсуждение, вернувшись к вопросу, который я лично нахожу еще более интеллектуально захватывающим, чем вопрос о чем-то из ничего. Это вопрос, который задал Эйнштейн: был ли у Бога какой-либо выбор при сотворении вселенной. Этот вопрос обеспечивает базовую мотивацию для почти всех исследований в области фундаментальной структуры материи, пространства и времени, исследований, которые занимали меня на протяжении большей части моей профессиональной жизни.

Раньше я думал, что существует нелегкий выбор при ответе на этот вопрос, но в процессе написания этой книги, мои взгляды изменились. Ясно, что если есть одна теория, включающая в себя уникальный набор законов, которые описывают и, по сути, предписывают, как наша Вселенная возникла, и правил, которые направляли ее эволюцию с тех пор (что является целью физики, начиная с Ньютона или Галилея), то ответ, по-видимому: «Нет, все должно было быть таким, каким оно было и остается».

Но если наша Вселенная не уникальна и является частью обширной и, возможно, бесконечной мультивселенной, было бы ответом на вопрос Эйнштейна громкое «да, есть множество вариантов бытия»?

Я в этом не уверен. Могло случиться так, что есть бесконечный набор различных комбинаций законов и вариантов частиц, веществ и сил, и даже различных вселенных, которые могут возникнуть в такой мультивселенной. Возможно, что только определенная очень ограниченная комбинация, приводящая к образованию вселенной такого типа, где живем мы, или очень похожая, может поддерживать эволюцию существ, которые могут задавать такой вопрос. Тогда ответ Эйнштейну по-прежнему останется отрицательным. Бог или Природа, которые могли охватывать мультивселенную, были бы столь ограничены при создании вселенной, в которой Эйнштейн мог задать вопрос, что был бы (если бы был) только один вариант непротиворечивой физической реальности.

Я нахожу странной убедительную возможность того, что, при любом сценарии, даже, казалось бы, всемогущий Бог не имел бы никакой свободы выбора при создании нашей Вселенной. Несомненно, причина в том, что это также предполагает, что Бог является ненужным или в лучшем случае излишним.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.304. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
Вверх Вниз