Книга: Двуликий Янус. Спорт как социальный феномен. Сущность и онтологические основания

Выводы по материалам четвёртой главы

<<< Назад
Вперед >>>

Выводы по материалам четвёртой главы

Для выработки блоков философско-теоретических рассуждений и основанных на них научно-практических рекомендаций по перспективному развитию сферы физической физкультуры и спорта (в частности, в России), теоретизируя в свете проблемы отчуждения в спорте, необходимо в том числе исследовать традицию становления и современное состояние философии спорта как целой области философствования.

4.1. Исследование наиболее явно выраженных тенденций в развитии зарубежной и отечественной философии спорта позволяет сделать вывод о непропорциональном развитии трёх условно выделяемых уровней её структурированной организации, представленной:

– уровнем философских исследований реального спортивного процесса (деятельности);

– уровнем философского анализа и философских оснований спортивной науки, отражающей и сопровождающей спортивный процесс с той или иной долей искажения;

– уровнем философских работ, базирующихся на собственной традиции, в той или иной степени внешней, трансцендентальной как для спортивного процесса, так и для спортивной науки.

К сожалению, приходится констатировать наличие несоизмеримо большего объёма и глубины философской проработки именно последнего из вышеперечисленных уровней, тогда как проблема состоит в необходимости наращивания адекватного философского оформления первых двух. Конечно, если мы исходим из установки на адекватность и достоверность философских истин.

4.2. Проведённый фокусированный анализ трудов наиболее ярких авторов из широкого перечня современных философов и социологов спорта (иногда очень трудно разделить эти направления исследований, дополняющих друг друга) заставляет сделать следующие выводы:

– при всём многообразии применяемых философских теорий и методологий в основном преобладают работы, выполненные в духе экзистенциализма, прагматизма, постмодернизма. Труды так называемых неомарксистов, по крайней мере, по мнению редакторов антологии мировой философии спорта К. Майера и В. Моргана, малочисленны и слабы, тяготеют к исследованию этико-эстетических оснований спорта, а не его социально-онтологической сущности и существования. Анализ работ наиболее интересных и авторитетных отечественных философов и социологов спорта также в общих чертах подтверждает данное заключение;

– проблема отчуждения в сфере спорта в современной философии и социологии спорта представлена достаточно широко, хотя и по-разному. Западные авторы даже в тех случаях, когда они прямо отрицают существование и нарастание отчуждения в современном спорте, при этом косвенно, фактологически доказывают обратное. Российские авторы и ученые стран постсоветского пространства, как правило, стремятся не затрагивать столь глобальную проблему, однако, позиционируя движение «спорт для всех», они довольно критично отзываются о фактах, прецедентах коммерциализации, политизации, религиозно-мифологического обновления в области высшего спортивного и надспортивного управления, оперируя такими терминами, как, например, «олимпийский империализм».

4.3. Общий (хотя и выборочный), но репрезентативный фокусированный обзор литературы по философии спорта дает возможность настаивать на необходимости и целесообразности научно-философского, диалектического, гипотетико-дедуктивного теоретического проекта разработки данного философского проблемного блока, по крайней мере, на уровне отражения социально-онтологической сущности и основных закономерностей существования спорта. Указанный проект основывается на перечне развёрнутых и обоснованных в представленном авторском исследовании взаимосвязанных принципов, а также требует ввести и обосновать ключевой идеальный объект, в роли которого выступает теоретическое сущностно-содержательное определение спорта как системного социально-онтологического феномена.

4.4. Идентификация спорта как социально-онтологического феномена не может довольствоваться отдельно взятыми атрибутивными (структурными, функциональными, структурно-функциональными), генетическими или родовидовыми определениями понятия «спорт» по нескольким причинам.

Во-первых, в древней протокультуре (в силу её слабой внутренней структурированности) и в современной культуре (где спорт представлен как один из факторов глобального характера) спорт трудно выявить, ориентируясь лишь на какую-либо одну сферу общественной жизни, на какой-либо один тип деятельности.

Во-вторых, спорт в привычной для современных исследователей форме или, так сказать, в массово-зрелищном «теле», традиционно выявляемом на уровне эмпирического анализа, казалось бы, отсутствует в восточной культуре до первой половины XX в. и в западной культуре начиная с эпохи Средневековья и заканчивая началом XIX в.

Возможность преодолеть указанные трудности идентификации спорта на формально-логическом (а затем и на содержательном) уровнях появляется при обращении не к эмпиричности и описательности, а к гипотетико-дедуктивному теоретическому подходу, объединяющему в себе сущностно-содержательное определение спорта как идеального объекта (построенного с использованием методов абстрагирования, теоретической идеализации, первичной логической и итоговой научной интерпретации), а также системный анализ спорта как реально функционирующего и эволюционирующего социального объекта.

4.5. В немалой степени разработке гипотетико-дедуктивной теории спорта способствует метод социального моделирования, позволяющий выделять не виды и направления спортивно-соревновательной деятельности, а их конкретное социально-контекстуальное оформление в виде экономических, политических, собственно социальных моделей. Именно такой подход дает возможность исследовать современный спорт не сам по себе вне его социального измерения, а спорт в качестве элемента, подсистемного образования, свойственного для конкретной всеобщей социальной целостности, существенным, даже главным образом определяемого в зависимости от существа и эволюции конкретно данного социального всеобщего.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.172. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз