Книга: Белуха – Сумеру Азии

Штурм и восхождение

<<< Назад
Вперед >>>

Штурм и восхождение

В 1897 г. Сапожников вновь у Белухи, но теперь в долинах Аккема, Иедыгема и Берели. Остались необследованными лишь истоки Кочурлы. Занявшись всерьез геодезическими измерениями, Василий Васильевич определил и высоту вершин. «Итак, на основании моих измерений мы имеем для Восточного конуса Белухи 4540 метров, для Западного – 4440 метров абсолютной высоты». В этот год он поднимается выше, до верха Раздельного гребня, то есть до 3000 м. Плохая погода не дала возможности продолжить восхождение.

И вот 1898 г. «Обдумывая маршрут восхождения последнего лета, я опять остановился на Катунском леднике, как потому, что здесь на значительную высоту путь был уже проторен, так и потому, что со всех других сторон склоны Белухи значительно круче, чем здесь».

Отряд восходителей состоял из профессора Сапожникова, студента Винокурова и трех проводников из Катанды – И. Матая, В. Архипова и К. Кузьмина. Из снаряжения: палки с кирками альпийского образца, толстая веревка в 15 сажен длиной, сапоги, подбитые гвоздями, фотоаппарат, маленькая буссоль, два анероида и термометры, теплое платье и небольшой запас провизии.

«18 июля около полудня мы выступили при хорошей погоде и твердо стоящих барометрах; обе вершины Белухи были почти свободны от облаков». 19-го в 5 часов 30 минут восхождение продолжалось после ночевки на площадке Раздельного гребня. Через час перед восходителями «вырос верхний ледопад, и здесь было над чем поработать». Преодолев многочисленные трещины, маленькая группа достигла седла между вершинами «и в 2 часа мы остановились перед страшным обрывом на Аккемский ледник. Близко к краю подходить было небезопасно, так как здесь над скалистой стеной образовались гигантские снежные навесы, вместе с которыми мы могли очутиться на Аккемском леднике, что не входило в наш маршрут». По меткому выражению одного из проводников, «все горы оказались под горой».

На седле восходители пробыли полчаса, были сняты показания приборов, сделаны три фотографических снимка.

Летом 1899 г. новый маршрут. «Было желание покончить с исследованием Белухи, для чего нужно было взять последний неизвестный мне исток р. Кочурлы…».

Зимой 1903 г. на Алтае появился английский журналист Тернер, с намерением покорить Белуху со стороны Аккема. Конечно, она оказалась безрезультатной. Но главное, Тернер был в Томске и виделся с Сапожниковым в его квартире, стены которой были заняты картинами снежных гор. По его словам, хозяин дома был лучшим представителем рода человеческого.

В 1907 г. группа молодежи (И. В. Геблер, О. В. Геблер – внуки Ф. Геблера, П. В. Щепетов и В. В. Щепетов, С. А. Белевский с проводниками Ю. Архиповым и П. П. Субботиным) пыталась взойти на Белуху, но неудачно.

Трудами Василия Васильевича начаты наблюдения за колебаниями ледников Алтая. В 1911 г. он в очередной экспедиции. На этот раз посещены уже известные ледники Чуи и прокрашены линии положения концов некоторых ледников. Не осталась в стороне и любимая вершина. Была предпринята неудачная попытка подняться на седло, а, возможно, и на вершину. Не удалось преодолеть лабиринт трещин Восточного ледопада, а потом пять дней пришлось отсидеть в палатках из-за непогоды. Осаду пришлось снять. «Вернусь ли я когда-нибудь к Белухе – не знаю», – писал Василий Васильевич в статье об итогах маршрута. Не вернулся. Мировая война, события Гражданской войны, государственная служба – он дважды был ректором Томского университета, министром просвещения в правительстве Колчака.

Замечательные книги, написанные В. В. Сапожниковым («По Алтаю», «Катунь и ее истоки», «Пути по Русскому Алтаю»), вызвали живой интерес к путешествиям на Алтай, в высокогорную зону. Естественно, Белуха оставалась в центре событий.

Творчество В. В. Сапожникова отражено во множестве публикаций, среди которых отмечу две – книгу Г. Бердышева и В. Сипливинского «Выдающийся сибирский ученый и путешественник В. В. Сапожников» и очерк А. Ужакина «Сибирский Альпинист» в журнале «Сибирские огни». Антон привел очень много интересных фактов из жизни самого В. В. Сапожникова и членов его семьи. А недавно он подготовил замечательный альбом фотографий из огромного наследия В. В. Сапожникова.

В июле 1913 г. к Белухе пришли братья Борис и Михаил Троновы, сыновья В. Д. Тронова. Цель была ясна – взойти на вершину. Но и им она не покорилась. Братья поднялись до Балкона на Раздельном гребне и выше не пошли. Тронов Борис Владимирович, доктор химических наук, профессор, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (26.03/08.04.1891 г. с. Змеиногорск Бийского округа Томской губернии – 13.12.1968 г., г. Барнаул).

Старший из сыновей военного врача Тронова Владимира Дмитриевича после блестящего окончания Московской гимназии, а затем и Московского университета, переехал в Томск, где долгие годы работал в вузах города. Крупный теоретик в области органической химии, основатель большой научной школы химиков-органиков. В начале трудовой деятельности вместе с младшим братом исследовал ледники Алтая, написал большую статью о современном оледенения Алтая, составил по поручению Русского географического общества первый каталог его ледников.

Вместе с К. Г. Тюменцевым и М. В. Троновым выполнил сводку ледниковых исследований Алтая с 1907 по 1932 гг. Вместе с братом первым поднялся на Восточную вершину Белухи. После окончания работ по программе Второго Международного Полярного года (1932-1933 гг.) к ледниковой тематике не возвращался. Человек исключительной скромности, благородства и удивительной внимательности к ученикам и товарищам. Награжден за трудовые успехи орденами Знак почета (1940 г.), Трудового Красного знамени (1946 г.), Ленина (1959 г.). Память об Учителе хранят ныне его ученики в Томске и Барнауле.

Тронов Михаил Владимирович, доктор географических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РСФСР (5/7 ноября 1892 г., с. Змеиногорск Бийского округа Томской губернии – 07.12.1978 г., г. Томск).


Профессор М. В. Тронов, первопокоритель Белухи (фото 1970-х гг.)

Первые два года учился в Томской мужской гимназии, после был переведен в 10-ю Московскую гимназию, которую окончил с золотой медалью и вслед за старшим братом поступил на физико-математический факультет Московского университета, который до 1918 г. не окончил, так как «…отвлекся чрезмерно изучением шахматной игры и шахматной композицией». Диплом физика Михаил Васильевич получил в Томском университете, с которым были связаны все последующие годы жизни. Оставшись после 1934 г. единственным преемником гляциологических изысканий на Алтае, он поднял их суть и содержание до мировых стандартов, основал сибирскую гляциологическую школу, снискал мировое признание, отмеченное самыми высокими наградами, среди которых Сталинская государственная премия второй степени (1950 г.), Большая золотая медаль Русского географического общества (1970 г.), орден Трудового Красного знамени (1976 г.).

Вместе с братом, который к тому времени закончил МГУ, первым поднялся на Восточную вершину Белухи, продолжив начатое В. В. Сапожниковым.

Покорение Белухи можно с полным правом считать началом альпинизма в России, которое по непонятной причине связывают с восхождением в 1923 г. на Казбек группы грузинских студентов. Много позднее развернулось альпинистское полотно судьбы братьев Евгения и Виталия Абалаковых, кстати, тоже сибиряков (из Красноярска). Виной тому, надо полагать, некоторые моменты истории альпинизма в советской России и несомненная близость Кавказа к Москве.

Я оказался в составе школы Михаила Владимировича в 1959 г., когда и определилась моя научная судьба. 19 лет работы с профессором М. В. Троновым вспоминаются как одно счастливое мгновение. Учитель был велик во всем: в постановке научных задач, в доброжелательном наставничестве, во внимании к окружавшим и, естественно, почитавшим его коллегам по горным делам. Непреложный авторитет, чувство долга и высокая мера ответственности и вместе с тем – удивительная доверчивость и простота в обращении с людьми притягивали к нему окружающих.


Статья первопроходцев Бориса и Михаила Троновых (фрагмент)

В Змеиногорске есть улица Б. В. Тронова, течет с Белухи ледник Братьев Троновых, имя М. В. Тронова присвоено ледникам на Урале и Тянь-Шане.

В 1914 г. вышла в свет книга Г. Гребенщикова «Алтайская Русь», в которой написано, что «Белуха, как корона могучего царя Алтая, находится в стране заоблачной и очень редко сбрасывает с себя пушистую фату туманов. На ее вершине никогда не бывала нога человека».

Оказалось совсем иначе. В этом же, 1914 г., была предпринята вторая попытка (18 июня) Троновых. Поднялись лишь до места закладки термометров В. В. Сапожниковым. 30 июня 1914 г. на перемычку Раздельного гребня поднялись учителя Барнаульского реального училища Н. В. Новиков и А. В. Лепехин в сопровождении П. Н. Субботина, проводника из Катанды.

Похоже, интерес к Белухе приобретал чисто спортивный оттенок. 18 июля (через месяц) братья Троновы вновь у Белухи. Третья попытка (может быть разведка) предпринята 22 июля. Безуспешно. Но молодые полны решимости.

Четвертая попытка оказалась победной после того как погода смилостивилась к восходителям. Выход к Раздельному гребню, где бивуак стал традиционным, состоялся 25 июля, а в 5 часов следующего дня четверка – Борис и Михаил Троновы, проводник Сельхан Джамаулов и Баян Худобаев – пошла на штурм. Хронология его такова. К 7 часам поднялись до узкого фирнового поля между куполом Раздельного гребня и стеной Восточной вершины, к 10 часам достигли ровного снежного поля седловины, а в 11 часов начали подъем на крутой склон гребня вершины, где были в 12 часов, и еще через 3,5 часа достигли высшей точки Восточной вершины. Итак, 26 июля в половине четвертого Белуха оказалась под ногами восходителей. Счастливый миг! Однако погода портилась, сильный ветер и легкий мороз (-4,5° С) укоротили время пребывания восходителей на вершине до 15 минут. Оставив под камнем жестянку с запиской, братья отправились вниз. На склоне, стремясь ускорить продвижение, сорвались. Однако снег был мягкий, и счастье сопутствовало восходителям.

Вместе с проводниками, ожидавшими их на седле (они не захотели идти на вершину), вернулись к месту ночевки и на следующий день вернулись в базовый лагерь.

О покорении вершины братья поведали ученому миру в журнале «Землеведение», кн. 4 за 1915 год. В краевом краеведческом музее есть замечательный экспонат – простая тетрадка – рукопись этой статьи (Приложение 2). Судя по почерку, статью для печати готовил младший – Михаил. За прошедшие сто лет тоненькие листики тетрадки благодаря заботам музейщиков, сохранились очень даже неплохо, вот только чернила частью выцвели. Вероятно, текст в тетрадке написан одновременно с названной выше статьей и представляет ее наиболее интересную часть. Судьба была благосклонной к молодым людям, если учесть, что на вооружении первовосходителей были только альпенштоки да пеньковые веревки, на ногах сапоги, и все!

Для сравнения перечислю снаряжение покорителей стены вершины Вектор (3716 м) в бассейне ледника Братьев Троновых. В. Б. Иванов, А. А. Авдиенко, И. В. Слободчиков и М. В. Бриу имели в своем арсенале (восхождение было совершено 7-23 марта 2006 г.) двухместные платформы, 6 перильных веревок, скаутхуки, шлямбуры, якорные крючья, фифы, френды, короба, швеллерные и шлямбурные крючья, спиты. Они потратили 140 часов на прохождение сложнейшего маршрута 6Б категории (они назвали маршрут «игра в прятки», надо полагать, с постоянно летящими камнями!)


Группа восходителей на вершине 3716 м

После короткого затишья с 1919 г. район Белухи вновь становится часто посещаемым. С 1921 г. здесь работают экспедиции Томского университета, Сибирского технологического института, Геологического комитета, Сибисполвода, Общества изучения Сибири и ее производительных сил. В 1925 и 1926 г. у северного подножья массива работали экспедиции Геологического комитета под руководством В. П. Нехорошева и Н. Н. Падурова [39, 44]. В состав второй экспедиции входили два ленинградских альпиниста – профессор Б. Н. Делоне и студент Н. В. Зельгейм. Вдвоем они хотели подняться на Белуху с севера, идя к Восточной вершине по скальному гребню над ледником Родзевича (впоследствии этот гребень будет назван именем Делоне).

Они поднялись до высоты 4100 м, но вынуждены были повернуть назад: с гребня обрушился огромный карниз. Имя Делоне появилось на карте Белухи благодаря В. В. Обручеву, который работал в экспедиции В. В. Сапожникова в Монгольском Алтае и был знаком с семьей Делоне.

В двадцатые годы в Советском Союзе начал зарождаться организованный туризм. Белуха стала одним из его объектов. Летом 1925 г. Обществом изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока была организована первая туристская экскурсия по Алтаю. Всего экскурсантов набралось 19 человек – учителя, химики, учащиеся, совслужащие, врачи. Поход (или, вернее, поездка) по Алтаю продолжался полтора месяца. Туристы проделали следующий путь: поездом из Москвы до Семипалатинска, затем пароходом вниз по Иртышу, «в телегах» от Малой Красноярки до Катон-Карагая, затем верхом через Урыль, Берель, Рахмановские Ключи к Белухе, и назад тем же путем. В районе Белухи путешественники пробыли день, побродили по леднику Геблера, трое из них даже поднялись по морене к подножью верхнего ледопада Восточного потока. «Усталые, но довольные», туристы спустились к Урылю.

В 1927 г. попытку взойти на Белуху предприняла группа москвичей (по другим источникам, группа москвичей штурмовала Белуху в 1926 г.). В ее составе был И. Е. Тамм, впоследствии известный академик, писатель А. Коптелов. На группу в восемь человек была одна веревка, вместо триконей кавалерийские сапоги. Испортившаяся погода заставила восходителей повернуть вниз с ближних подступов к Раздельному гребню.

В 1932 г. Западно-Сибирский Гидрометеорологиический комитет по предложению Комитета II Международного полярного года решил открыть у Белухи две гидрометеостанции. Была организована экспедиция под начальством О. А. Алекина. В состав экспедиции вошли Д. П. Баранов, сотрудник Таежной опытной станции, наблюдатели-гидрометеорологи Д. П. Булдырский, П. А. Кариков, Г. В. Игумнов, Ч. И. Егоров, Г. А. Себешев. Позднее к экспедиции присоединился турист из Ленинграда К. Г. Аршавский, который помогал Д. П. Баранову отыскивать место для метеостанции на Аккеме. В задачи экспедиции входило устройство метеостанций близ ледников Родзевича и Геблера и микроклиматическая съемка.

Заброска продуктов, снаряжения и приборов производилась через Тюнгур, где была опорная база экспедиции. Отряд прибыл в горы сравнительно поздно – только 13 августа, и началась предварительная разведка. Баранов с проводником выехали на будущую станцию «Катунь». Найдя подходящее место на правом берегу Катуни сравнительно недалеко от конца ледника Геблера, вернулись в Тюнгур. К первому сентября дом для метеостанции на Катуни был построен, и экспедиция приступила к заброске приборов и продуктов для тех, кто должен был здесь жить. Непосредственно после этого было построено здание метеостанции на левом берегу р. Аккем. Не обошлось и без приключений. 18 сентября в долине реки Собачьей караван экспедиции встретился с бандой. Хотя банда была крупной (45 человек) и хорошо вооруженной, нападения на караван не последовало. Однако в ночь после встречи караван был обстрелян отрядом ГПУ, который шел по следам банды и принял за нее вполне мирную экспедицию. К счастью, и эта встреча окончилась благополучно, если не считать некоторого нервного потрясения, испытанного метеорологами и их проводниками. Аккемская метеостанция, открытая экспедицией в сентябре 1932 г., функционирует и сейчас.

Со времени организации станции и по июль 1933 г. на ней работали Игумнов, Булдырский, Ермолаев (ни в одной из таблиц метеорологических наблюдений ТМ-1 инициалы не проставлены). В архивах Западно-Сибирского управления Гидрометеослужбы сохранились имена наблюдателей А. С. Яцевича, В. А. Пудовкина, В. Г. Демичева, Е. Н. Батурина и многих других.

Стараниями Б. М. Кривоносова, долгие годы руководившего развитием сети станций в Западной Сибири, знатока климата Алтая, имена наблюдателей отражены в летописных сводках музея ЗСУГМ в Новосибирске. Среди наблюдателей, с которыми мне пришлось сотрудничать во время экспедиционных работ, запомнились В. Кубарев, ныне доктор истории и известный археолог, Л. Баранов, В. Гоношенко, В. Черных, Н. Клепиков.

Станция «Катунь» (южный склон Белухи) стала функционировать с октября 1932 г. С октября 1932 г. по сентябрь 1933 г. на станции работали Г. А. Себешев и М. Ф. Нечаев. С сентября 1933 по сентябрь 1934 г. – К. К. Теплоухов и Л. И. Зырянов. С октября 1934 г. по август 1935 г. – А. С. Яцевич и Г. А. Себешев, в сентябре 1935 г. их сменили Ю. П. Петров и А. Г. Литвин, которые работали до закрытия станции – по июль 1936 г.

В 1933 г. с южной стороны Белухи работала Алтайская ледниковая экспедиция II МПГ, возглавляемая К. Г. Тюменцевым. Участниками экспедиции были проведены обширные исследования геологии и геоморфологии данного района. Было детально обследовано оледенение. Геодезистами Е. К. Зилингом и Г. В. Покровским была проведена съемка ледника Геблера в масштабе 1:25000 с сечением горизонталей через 10 метров. Этим было продолжено точное картирование ледников Алтая, начатое В. В. Сапожниковым. К. Г. Тюменцевым были получены богатые данные по древнему оледенению района, на основании которых он выделил четыре эпохи оледенения на Алтае и установил нижнюю границу вюрмского оледенения по долине Катуни на высоте 1250 м.

В целях подробного изучения оледенения Белухи членами экспедиции под руководством М. В. Тронова было предпринято восхождение на Восточную вершину. Восхождение, как многие другие, было прекращено из-за внезапно ухудшившейся погоды, когда до вершины оставалось не более 120 м.

В 1933 г. состоялось первопрохождение из Аккема в Катунь через Восточную вершину группы В. М. Абалакова. Она состояла из девяти человек: пятеро из них впервые столкнулись с вершиной. В. М. Абалаков, М. Я. Дадиомов, В. П. Чередова, Е. А. Казакова, Андреева, Ольшевская, кинооператор Торбеев, Смирнов и Сазонов взошли на Белуху с севера по хребту Делоне. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, неподготовленность большей части группы и т. п., весьма сложный маршрут был пройден за 5 дней. Это было второе восхождение на вершину и первое – с севера. Вспоминая о трудностях, с которыми столкнулись на этом пути квалифицированные альпинисты Делоне и Зельгейм, остается только позавидовать удачливости Виталия Абалакова и его спутников. Год спустя, на склонах Белухи экскурсировали рабочие Сталинского завода вместе с группой иностранных специалистов.

И, наконец, красной датой следует отметить 1935 г. О Белухе писали газеты всего Союза: здесь должна была проводиться первая Всесибирская Альпиниада. Альпиниада устраивалась с целью агитации, с целью привлечения широких масс трудящихся к спорту. Организацию Альпиниады взяли на себя ОПТЭ (Общество пролетарского туризма и экскурсий) и газета «Советская Сибирь». В штаб Альпиниады входили представители партийных, советских и профсоюзных организаций края, комсомольские работники. Ассигнования в фонд Альпиниады поступали ежедневно от самых разных организаций. Так, ЦК угольщиков Востока внес 10000 рублей. Газета «Советская Сибирь» отвела на четвертой полосе специальную рубрику «На штурм Белухи», где сообщала о подготовке к массовому восхождению.

Большую помощь в снаряжении Альпиниады оказало командование войсками СИБВО и лично его командующий Я. П. Гайлит. Руководил штабом, а потом и Альпиниадой, И. И. Долгих, в гражданскую войну боец отряда легендарного П. Ф. Сухова, а потом командир отряда особого назначения. Его отряд зимой 1920 г. совершил беспримерный рейд через Теректинский хребет и внезапно обрушился на бандитов в с. Катанде, завершив этим гражданскую войну на Алтае.

И вот Альпиниада началась. На всем пути от Бийска до Белухи участники Альпиниады проводили агитационные митинги. В начале июля был разбит лагерь у горки Геблера. К этому времени разведывательная группа, инструкторы Д. Гущин, А. Гетье, Янковский, наметила путь восхождения, неоднократно пройдя его. Всего на Белуху поднялись: Гущин и Гетье по 3 раза, Янковский 2 раза. В числе участников были 22 командира Красной Армии, 10 шахтеров, 6 осавиахимовцев. Нам удалось установить имена лишь половины участников (Долгих, Скляр, Печерский, Янанников, Гусев, Тютиков, Коптёлов, Букалов, Хороших, Архипов, Афанасьев, Тадыжеков, Никонов, Гущин, Янковский, Белов, Берд-ахчан, Исупов, Корзун, Дунаев, Титов, Ременников, Жилтовский, Мако, Торбеев, Швецов, Гребенкин, Байдюженко, Швец, Филимонов, Кузьмин, Майданов, Соболев, Павлов, Сбоева, Десятов, Арефьева, Погорелова, Лебедев, Биллевич, Гуревич, Павлов, Оглоблина, Клещетникова, Моторин, Певцов, Максимов, Калентьев).

Восхождение совершалось двумя группами. Первой поднялась комсомольская связка Корзун, Тадыжеков, Титов, Дунаев. Они укрепили на вершине знамя Ойротского обкома ВКП (б) и барельеф И. В. Сталина. Из 84-х участников Альпиниады на вершину поднялись 43. Остальные взошли на седло. Все участники были награждены значком «Альпинист СССР». Во время Альпиниады активно работала ее научная группа, руководимая П. П. Хороших. Особенно тщательными были геологические исследования в долине Катуни. Альпиниада сыграла огромную роль в пропаганде массового спорта, прежде всего альпинизма.

Для помощи Альпиниаде, по распоряжению наркома К. Е. Ворошилова, было выделено авиазвено – 2 самолета, вернее самолетика. Экипажи – Григоренко и Гущин, Чурилин и Мухин – совершали удивительные дела. При потолке в 3500 м они умудрились несколько раз перелететь через Катунский хребет близ Белухи, совершить семь (!) посадок на полосе близ ледника Геблера, привозить почту из Ини в лагерь Альпиниады, вывезти больного метеоролога Мако и еще одного участника. А самое главное – впервые выполнить фотосъемку склонов Белухи с ледниками. Кинооператор Торбеев сделал съемку полета самолетиков. Первая посадка была 3 июля 1935 г.

После окончания Альпиниады в лагере на Катуни остались участники Корзун и Кузьмин, которые в начале августа 1935 г. руководили восхождением группы студентов Новосибирского института военных инженеров транспорта (НИВИТ) на Восточную вершину. Из 9 человек пятеро достигли вершины, остальные поднялись до седла. В это же время тройка – Поторчин, Глазырин, Смольников из Екатеринбурга – тоже поднялась на Восточную вершину.

Прекрасным дополнением к Альпиниаде явился зимний поход им. X съезда ВЛКСМ студентов-альпинистов НИВИТа в феврале 1936 г. Участники похода Алексеев, Нагибин, Ханыгин, Евдокимов, Шлямин и Бородулин прошли 1312 км в 23 ходовых дня по маршруту: Бийск – Иня – Кураган – Белуха – Берель – Семипалатинск. От Катанды до Белухи участников сопровождал житель Катанды, опытнейший проводник Андриан Тимофеевич Архипов.

В следующем, 1936 г., была покорена, наконец, и Западная вершина Белухи. Подъем на нее был совершен группой альпинистов, организованной крайсовпрофом и крайкомом ВЛКСМ Западно-Сибирского края. В группу входили начальник пограничной заставы Печерский (руководитель), Е. Тимашев, А. Н. Изергина, М. Биллевич, В. М. Белов, С. П. Лебедев, Алексеев, Герус, Г. Корзун, A. Ф. Гетье.

17 августа этого же года на Западную вершину взошли альпинисты Украинского физико-технического института Б. Г. Лазарев, А. И. Лейпунский, А. Р. Приходько, B. И. Хоткевич и ленинградцы Л. С. Кан и Б. М. Карцев. Руководил восхождением Б. Г. Лазарев.

Альпинистский лагерь под Белухой для новичков раскинулся вблизи Катунского ледника, в том месте, где в 1935 г. был базовый лагерь Альпиниады.

Наибольшего размаха альпинизм на Белухе достиг в 1937 году. В этом году работал альплагерь ТЭУ (туристско-экскурсионное управление) на Катуни. Лагерь функционировал четыре смены (с 4 июля по 8 сентября). Начальником лагеря был Марк Биллевич, учебной частью руководил Георгий Корзун. Инструкторами работали Борис Мездриков, Василий Белов, Евгений Алексеев. Врач лагеря – Валентина Григорьева. К сожалению, в составе инструкторов уже не было А. Ф. Гетье, сына доктора Ф. А. Гетье, друга В. В. Сапожникова, который был врачом В. И.

Ленина. Репрессированный спортсмен был расстрелян в 1938 г.

За это время было совершено три восхождения на Восточную и два на Западную вершины.

27 июля группа спортобщества «Строитель Востока» взошла на Восточную вершину под руководством инструкторов Е. Алексеева и Г. Корзуна: Михайлов, Клименко, Бабашкина, Шипицын, Логинов, Климов, Левасенко, Чикирисов, Савватеева, Заходякина, Жилкин, Фурман, Клифус, Айзлин, Климович, Куприна, Губкин, Скориков, Махартов, Окунев, Киселев (Д. И. Киселев долгие годы работал в Барнауле, и мне посчастливилось с ним встретиться летом 1981 г.)

30 июля сюда же поднялись участники альпиниады металлургов во главе с С. А. Плотниковым (Белов, Сохатин, Бутарев, Петров, Максимов, Ожогин, Демидов, Антипин, Кутухтин, Эйнер, Нохрин, Метелева, Мозгунов, Кузнецов, Афанасьев, Кропатов, Корба, Бостригина, Коншин).

25 августа на Западную вершину поднялась группа спортобщества «Локомотив Востока» под руководством Е. Алексеева и Б. М. Мездрикова (Варзишевский, Филатов, Зинченко, Поддубный, Бондар, Пылев, Кавказский, Удачин, Фирсов, Рассадин, Воротников, Ноговицын). Все группы поднимались с седла.

Группа инструкторов альплагеря в поисках новых маршрутов траверсировала Западную вершину с запада на восток – через Западное плато Белухи, поднявшись на него с ледника Черного. В состав группы входили Е. П. Алексеев, Б. Б. Мездриков, В. М. Белов. Эта же группа траверсировала Восточную вершину, поднявшись со стороны Берельского ледника. Кроме того, ими был покорен пик ХХ-летия Октября в массиве Белухи. Группа поднялась на пик с Западного плато (предлагаю закрепить за ним имя Е. А. Казаковой) и затем спустилась по контрфорсу на ледник Родзевича.

Алексеевым, Беловым, Мездриковым и другими были совершены первовосхождения на пик Берельский и сопку Черную (3500 м) – пирамидальную, труднодоступную из-за множества скальных участков, вершину.

В 1936 г. в верховьях Талдуры в Южно-Чуйском хребте был открыт первый в Сибири альпинистский лагерь, в котором прошли подготовку 84 человека. А под Белухой, на месте базового лагеря Альпиниады, был разбит лагерь для новичков.

Для подготовки собственных квалифицированных кадров альпинистов в 1937 г. на Алтае было решено провести школу инструкторов альпинизма. Местом проведения школы была выбрана долина р. Талдура в наиболее доступном Южно-Чуйском хребте, вблизи ледника Талдуринского и вершины Иикту – маршрут 4-й категории трудности. Школа инструкторов работала 40 дней. Общее зачетное восхождение альпинисты совершили на вершину Иикту. Тренеры, кроме того, взошли на вершины Брат, Металлург, Ольга, а группа альпинистов, в которой были новосибирцы А. Багров, В. Взоров, В. Подчуфаров, Н. Тарабукин, совершила поход в район перевала Джело с восхождением на вершину «Крылья Советов».

Тренерский состав лагеря и его руководство были укомплектованы полностью сибиряками; среди них был и Борис Мездриков, инженер из Новосибирска, только что окончивший школу инструкторов альпинизма на Кавказе. Строитель по специальности, Б. Б. Мездриков в 1936 г. впервые побывал в лагере под Белухой и «заболел» альпинизмом. Алтай – его любимый край, он знал множество путей к вершинам Катунских и Чуйских белков, на Алтае занимался воспитанием молодых альпинистов в до и послевоенное время.

В лагере было проведено три смены по 20 дней каждая. Подготовлено около 150 значкистов «Альпинист СССР». Участники лагеря совершили под руководством инструкторов три восхождения на восточную вершину Белухи и два – на западную.

В 1936-1937 годах в связи с организацией добровольных спортивных обществ (многие из которых имели в Западной Сибири свои центральные советы при ЦК профсоюзов: например, центральный совет «Локомотив Востока») альпинизм в Сибири становится массовым спортом.

В конце августа 1937 г. семь альпинистов из Екатеринбурга – Л. Смирнов, Михайловский, С. Малий, Ведерников, Кроликов, Карелин и Д. Гиршгорн повторили маршрут В. Абалакова. Последний из них опубликовал в газете «Уральский рабочий» 16.09.1937 и 21.09.1937 г. фоторепортаж об этом походе студентов-уральцев Горного института.

1938 г. отмечен посещением Белухи группой спортивного общества «Спринт», взошедшей на Восточную вершину.

Когда пелена таинства Белухи была снята, когда были пройдены к ее вершинам основные спортивные маршруты и был накоплен большой объем научной информации, спортивный уклон интересов к району на долгие годы стал преобладающим. Этому способствовало развернувшееся спортивное освоение горных районов Советского Союза.

Благодаря Альпиниаде 1935 г., Новосибирск с его вузами становится лидером в развитии сибирского альпинизма. Научные же исследования продолжили томичи.

1939 год. Экспедиция ЛГПИ им. А. И. Герцена во главе с В. Б. Сочавой, впоследствии академиком, первым директором ИГ СО АН СССР, провела рекогносцировочное обследование хребта Холзун и посетила ледники в истоках Берели.

После этого наступил длительный перерыв. Белуха не посещалась полтора десятилетия: помешала война.

Значительная часть альпинистов-сибиряков участвовала в Великой Отечественной войне. Смертью храбрых погибли инструктор альпинизма В. Голубовский, альпинисты В. Эпштейн, В. Якушев. В составе железнодорожных войск участвовали в войне Л. Ревягин, Г. Черских, А. Блинов, В. Кузнецов.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.971. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз