Главная / Библиотека / Глобальное потепление. Скептическое руководство /
/ СТАНОВИТСЯ ЖАРЧЕ: НЕБОЛЬШАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ / Затраты и выгоды действий, направленных против климатических изменений

Книга: Глобальное потепление. Скептическое руководство

Затраты и выгоды действий, направленных против климатических изменений

<<< Назад
Вперед >>>
закрыть рекламу

Затраты и выгоды действий, направленных против климатических изменений

Никто никогда не покупал тонну С02, поэтому нам несколько затруднительно представить, много это или мало — 2 или 23 доллара. Более того, если мы собираемся уменьшить выбросы всего на пару тонн, цена,

вероятно, не будет играть большой роли. Но поскольку мы говорим о многих миллионах и даже миллиардах тонн, резоннее подумать об общих затратах и общей пользе. Это упростило бы для пас выбор конкретного варианта действий. Как участники демократического процесса мы в установленном порядке коллективно решаем, как потратить миллиарды долларов на многие общественные блага, включая образование, здравоохранение, дорожные коммуникации и иностранную помощь.

Модели, позволяющие подсчитать общие затраты и пользу глобального потепления, появились еще в начале 1990-х, и в соответствии с 1РСС все они дают более или менее похожие убедительные результаты. Их уникальность заключается в том, что они рассматривают и климатическую систему, и экономическую, приводя расчеты экономических затрат, возникающих вследствие ограничений, связанных с климатическими изменениями и выбросами парниковых газов.

Эти интегрированные модели учитывают расходы, являющиеся следствием климатических изменений, включая расходы на сельское хозяйство, восстановление лесов, рыбоводство, энергетику, водоснабжение, инфраструктуру. К ним относят стоимость ущерба, нанесенного ураганами и засухой, расходы на защиту побережий и затраты, связанные с потерей суши (вызванной повышением уровня моря, как, например, в Голландии), а также расходы на затапливаемые земли. Также сюда относят затраты на помощь в выживании человека и животных, на очищение загрязненной окружающей среды и на миграцию. Расходы можно разделить на две группы: стоимость адаптации (строительство дамб, переход на другие сельскохозяй-

ственные культуры и т. д.) и издержки, возникающие, когда невозможно устранить последствия климатических изменений (не всю землю удается спасти от затопления с помощью дамб; производство может упасть даже с введением новых сельскохозяйственных культур и т. д.). Эти расходы мы также должны брать на себя.

Таким образом, существует модель, которая упитывает любую политику в отношении С02 и показывает нам и стоимость уменьшения выбросов, и преимущества (предотвращенный ущерб) более низких температур для сельского хозяйства, на затопляемых землях, для жизни человека и т. д. Это означает, что мы увидим затраты и преимущества как Киотского протокола, так и более жестких соглашений. И тогда напрашивается вопрос: какая стратегия является лучшей для борьбы с глобальным потеплением?

Если бы США были участником Киотского протокола, общая стоимость расходов в этом веке оказалась бы более 5 триллионов долларов. Польза для окружающей среды к концу века заключалась бы в незначительном понижении температуры примерно на 0,17оС. Общемировая прибыль составила бы почти 2 триллиона долларов. И в целом это показывает, что Киотский протокол — неудачная затея: на каждый затраченный доллар эти меры принесут миру пользу в размере примерно 35 центов.

Пожалуй, будет понятно, почему США были самой незаинтересованной стороной: им пришлось бы понести самые большие расходы в размере 6 триллионов долларов, получая почти незаметную пользу. То же самое можно сказать в отношении Канады и Австралии — огромные затраты взамен небольшой пользы.

Напротив, богатые страны Европы извлекают из этого изрядную выгоду: их расходы составляют 1,5 триллиона долларов, и почти половину этой суммы они получают обратно в виде благ.

Для России и других стран с переходной экономикой Киотское соглашение было бы весьма выгодным, потому что они могли бы продать квоты на выброс СО2, по высокой цене на сумму, достигающую 3 триллиона долларов. Конечно, когда для западных стран придет время расплачиваться, с. политической точки зрения кажется маловероятным, что общественность Европы или Соединенных Штатов согласилась бы на ежегодные переводы денежных средств в размере более 50 миллиардов долларов за то, что, в сущности, является лишь словами.

Наконец, благодаря получению чистой прибыли на сумму в 1,4 триллиона долларов большая часть мира богатеет, и странам с самым низким доходом достается чуть менее половины. Но подобную выгоду надо рассматривать в контексте того, что богатым странам придется раскошелиться почти на 3 триллиона долларов. На каждый израсходованный доллар они тратят около 16 центов на улучшение мира.

Модели показывают, что без участия Соединенных Штатов в Киотском соглашении денежных средств остается совсем немного. В итоге Европа, Япония и Новая Зеландия выплачивают 1,5 триллиона долларов, большая часть из которых идет на пустое сотрясение воздуха, а оставшаяся часть уйдет на крайне незначительное изменение температуры в 0,04 °С к 2100 году.

Все затраты и выгоды, перечисленные выше, предполагают глобальное и эффективное выполнение при-

нятых соглашений — использование наиболее подходящих методик, общее координирование и достижение запланированных результатов. Если бы богатые страны не использовали дополнительные квоты, которые имеет Россия, расходы возросли бы почти вдвое, практически не принося дополнительной пользы. Резонно сокращать выбросы в той местности, где это дешевле всего, иначе общие расходы станут практически бесконечными. В Великобритании, после того как США вышли из соглашения, налог на выброс С02 составляет около 5 долларов за тонну. Однако Великобритании нужны электрогенераторы, чтобы поставлять 10% своего электричества из возобновляемых источников, согласно так называемым Обязательствам по использованию возобновляемых источников энергии. В настоящее время соответствующие издержки составляют 169 долларов — более чем в 30 раз дороже. И не забывайте, что налог, установленный Киотским соглашением, слишком высок по сравнению с ущербом, причиняемым С02, который равен 2 долларам за тонну. Таким образом, на каждый потраченный в соответствии с Обязательствами по использованию возобновляемых источников энергии доллар Великобритания возвращает себе 3 цента, а ее добрые дела оцениваются примерно в 1 пенни.

Многие все-таки не соглашаются с тем, что Киотское соглашение обходится миру очень дорого, не принося положительных результатов, и требуют продолжить начатое. Но продолжение бессмысленного дела нельзя назвать разумным поступком, как раз об этом и говорят наши модели. Дальнейшее сокращение выбросов будет, вероятно, стоить еще дороже, принося все меньше пользы. Также не стоит забывать, что эти

расходы предполагают использование самых эффективных методов.

Все большее сокращение выбросов становится все более дорогостоящим — эта тенденция также легко объяснима. Если мы немного сокращаем выбросы СО2, это сделать легко, так как придется потратить только небольшую сумму. Образно это можно представить так: первыми мы срываем те плоды, которые висят низко, — к ним легко дотянуться. Однако когда мы пытаемся еще больше сократить выбросы, это становится все дороже, — нам приходится тянуться за плодами, которые висят высоко. При этом, когда мы осуществляем первые сокращения выбросов, мы уменьшаем верхнюю, самую серьезную часть температурного повышения. Далее мы приближаемся к более привычным температурам. Получается, что при более значительном сокращении выбросов расходы растут, а выгода уменьшается.

Это становится очевидным, когда вместо программы Киотского соглашения мы предполагаем более радикальные решения. Можно стабилизировать температурное повышение на уровне 2,5 °С, это принесет много пользы — понижение температуры на 0,48 °С, но увеличит расходы до 15,8 триллионов. Поучительно сравнить эту цифру с общими расходами, связанными с глобальным потеплением. Модели демонстрируют, что если бы глобальное потепление не происходило, мир стал бы богаче на 14,5 триллионов долларов. Таким образом, общую сумму расходов, вызванных глобальным потеплением, можно оценить в 14,5 триллионов долларов. Стабилизация температурного повышения на уровне 2,5°С фактически означает, что мы будем больше платить за

частичное решение, чем за всю проблему целиком. Это невыгодная сделка.

Самый многообещающий план заключается в том, чтобы стабилизировать повышение температуры на уровне 1,5°С. Эта задача признана значимой для Европейского Союза, и важность ес подтверждается ежегодно. Одна из основных моделей демонстрирует возможность реализации столь низкого температурного роста, но только ценой колоссальных расходов в 84 триллиона долларов. Каждый затраченный доллар принесет пользы на 8 центов.

На самом деле модели также указывают на снижение, которое принесет больше пользы, чем потребует на это расходов. Это решение устанавливает всеобщий налог на углерод, уравновешивающий будущие преимущества, которые получит окружающая среда от сокращения выбросов СО2. Величина налога на углерод стартует с 2 долларов за тонну, повышаясь примерно до 27 долларов к концу столетия. Этот рост отражает рост ущерба но мере увеличения количества СО2, в атмосфере. Общее воздействие на климат довольно незначительно, к концу столетия повышение температуры уменьшается только на 0,1 оС. Удивительно, но то, что обходится в 600 миллиардов долларов, приносит в два раза больше пользы, то есть на каждый затраченный доллар приходится на 2 доллара общественных благ.

Такой результат ошеломляет и расходится с большинством предложений, направленных на борьбу с изменением климата. Мы стараемся сократить выбросы СО2, с помощью Киотского соглашения, но в действительности это ничего не дает. Многие, в том числе Европейский Союз, считают, что мы должны идти дальше, но экономические модели показывают нам, что

это приведет, вероятно, к еще более незначительному использованию возможностей. В основном это говорит о том, что мы должны быть очень осторожными в нашей готовности влиять на глобальное потепление. Очень далеко выходить за рамки скромных оптимальных инициатив экономически неоправданно. Этот вывод напрашивается в результате изучения большого числа отдельных моделей.

Все основные экономические модели одинаково указывают на то, что незначительное сокращение выбросов оправдано. На встрече разработчиков всех экономических моделей был сформулирован основной вывод: «Текущие расчеты указывают, что „оптимальная"политика требует относительно незначительного уровня контроля за выбросом СО2». В научном журнале 2006 года были обобщены предыдущие исследования: «В результате проведенного изучения рекомендуется сократить выбросы парниковых газов до уровня ниже обычных прогнозов, но предложенные сокращения весьма умеренны».

Это понятный результат, потому что па переднем плане стоят экономические затраты, а получение выгоды отложено на столетия вперед. Если мы попытаемся стабилизировать выбросы, получится, что первые 170 лет потраченные средства во много раз превысят выгоду от результата этой программы. Они сравняются к концу XXII века, где-то в 2250 году, но вес равно надо будет ждать, когда общая польза превысит общие затраты. В соответствии с этим одна научная статья подводит к тому, что «расходы, связанные с осуществлением программы, направленной на стабилизацию уровня выбросов, относительно велики для современных поколений и будут расти в тече-

ние следующих 100 лет. Польза от программы будет только в XXIV веке». Если наша задача — помочь многим поколениям, которые будут жить до наступления XXIV века, в том числе обездоленным людям, то уменьшение выбросов не является наилучшим решением, и нам следует направить свою энергию на решение многих других проблем, которые сделали бы будущий мир процветающим.

Нам, очевидно, нужны более разумные способы решения проблемы изменения климата.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.872. Запросов К БД/Cache: 4 / 1
Вверх Вниз