Главная / Литература / Следы невиданных зверей / Последняя глава. Необыкновенное происхождение Олгоя-Хорхоя

Книга: Следы невиданных зверей

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


Последняя глава. Необыкновенное происхождение Олгоя-Хорхоя

«Звонкий грохот над головой заставил нас вздрогнуть. Это радист стучал в крышу кабины. Наклонившись к окну, он старался перекричать шум мотора. Рукой он показывал направо.

– Что там у них? – с досадой сказал шофёр, придерживая машину, но вдруг резко затормозил и крикнул мне:

– Смотрите скорее! Что это такое? Окошко кабины на минуту заслонил спрыгнувший сверху радист. С ружьём в правой руке он бросился к склону большого бархана. В просвете между двумя буграми был виден низкий и плоский бархан. По его поверхности двигалось что‑то живое. Хотя это двигавшееся существо и было очень близко к нам, но мне и шофёру не удалось сразу разглядеть его. Оно двигалось какими‑то судорожными толчками, то сгибаясь почти пополам, то быстро выпрямляясь. Иногда толчки прекращались, и животное попросту катилось по песчаному склону.

– Что за чудо? Колбаса какая‑то, – прошептал у меня над ухом шофёр, словно боясь спугнуть неведомое существо.

Действительно, у животного не было заметно ни ног, ни даже рта или глаз; правда, последние могли быть не заметны на расстоянии. Больше всего животное походило на обрубок толстой колбасы около метра длиной. Оба конца были тупы и разобрать, где голова, где хвост, было невозможно. Большой и толстый червяк, неизвестный житель пустыни, извивался на фиолетовом песке…

– Ну и пакостная штука! – воскликнул Гриша. – Бегу ловить, только перчатки надену, а то противно! – И он выскочил из кабины».

Вы догадались, откуда этот отрывок? Конечно, из «Олгоя‑хорхоя». Дальше произошло вот что:

«Внезапно червяки свились каждый в кольцо. В тот же момент окраска их из жёлто‑серой, сразу потемнев, стала фиолетово‑синей, а на конце ярко‑голубой. Без крика, совершенно неожиданно радист рухнул ничком на песок и остался недвижим. Я услышал восклицание шофёра, который в это время подбежал к радисту… Секунда – и Гриша так же странно изогнулся и упал на бок».

Страшный червяк – олгой‑хорхой, сея на расстоянии невидимую смерть, убил пытавшихся поймать его шофёра и радиста из геодезической экспедиции, работавшей в пустынных песках Западной Монголии. Автор этого научно‑фантастического рассказа – известный писатель и палеонтолог И. А. Ефремов, заканчивает его следующими словами:

«Все объяснение этого происшествия, какое я мог получить у проводника, да и у всех прочих знатоков Монголии, заключалось в том, что, по очень древним поверьям монголов, в самых безлюдных и безжизненных пустынях обитает животное, называемое олгой‑хорхой…

Олгой‑хорхой не попадал в руки ни одному из исследователей отчасти потому, что он живёт в безводных песках, отчасти из‑за того страха, который питают к нему монголы. Этот страх, как я сам убедился, вполне обоснован: животное убивает на расстоянии и мгновенно. Что это за таинственная сила, которой обладает олгой‑хорхой, я не берусь судить. Может быть, этот огромный мощности электрический разряд или яд, разбрызгиваемый животным, я не знаю…»

На многих читателей этот рассказ произвёл большое впечатление: в редакцию посыпались письма с просьбами рассказать подробнее об олгое‑хорхое.

Действительно ли он существует? Есть ли где‑нибудь на свете подобные создания? Какое животное Монголии могло послужить прообразом для легенд об олгое‑хорхое?

Что можно было им ответить? Ни одно из животных, населяющих Монголию, и отдалённо не напоминало ужасную «колбасу»!

Такое же недоумение испытывали и американские учёные, исследовавшие в песках Монголии мир ископаемых животных. От своих гостеприимных хозяев – монгольских охотников и скотоводов – они слышали удивительные рассказы о‑странном обитателе безводных песков, о страшном аллер‑горхай‑хорхае. Он так ядовит, что простое прикосновение к нему вызывает немедленную смерть!

– Это змея?

– Нет, это не змея. Аллер‑горхай‑хорхай похож на колбасу, – отвечали проводники монголы.

Палеонтолог Рой Эндрюс, руководитель монгольской экспедиции Музея естественной истории в Нью‑Йорке, в книге «Наша удивительная планета» пишет: «Все монголы знают эту смертоносную колбасу».

Рассказы об аллер‑горхай‑хорхае очень заинтересовали американских зоологов. «Изучая легенды об „ядовитой колбасе“, – пишет Эндрюс, – можно прийти только к одному выводу – речь идёт, по всей вероятности, о ядовитой ящерице, вроде мексиканского ядозуба, ещё неизвестной науке».

Интересно, что и в Маньчжурии распространены поверья о неизвестных животных, напоминающих ядозубов. Даже в Индии местное население знает каких‑то смертоносных ящериц, которых называют здесь «бис‑кобра». В местности Гхатал (в Бенгалии, недалеко от Калькутты) врачами зарегистрировано несколько смертельных случаев от укуса очень ядовитой… ящерицы, как утверждали укушенные.

Все это очень интересно, хотя и не объяснимо. Легенды о бис‑кобре и аллер‑горхай‑хорхае обязаны своим происхождением ядовитым ящерицам с массивным «колбасовидным» телом и малозаметными слабыми лапками – предполагают некоторые исследователи. Почему, однако, этих колбасовидных ящериц видят только местные жители, но ещё ни один натуралист не встретил их ни в Монголии, ни в Маньчжурии, ни в Индии?

«Потому, – говорят герпетологи[82] Богерт и Дель Кампо, – что эти ящерицы появились на свет совсем недавно».

– Уж не самозародились ли они в песках пустыни под действием солнца?

– Нет, не самозародились. Но произошли на свет не менее необычным путём.

И эти два учёных рассказывают следующую интересную историю.

В середине прошлого столетия в Англии жил талантливый натуралист, который занимался скрещиванием между собой различных, часто очень далёких друг от друга животных. В его лаборатории можно было увидеть самых невероятных гибридов.

Имя этого «чародея» – доктор Ройлотт (не путайте его с доктором Ройлоттом из «Пёстрой ленты» Конан‑Дойля, он только его однофамилец, хотя в их подозрительной любви к ядовитым тварям и есть что‑то общее). В своей диссертации Ройлотт описал результаты опытов по скрещиванию ящерицы с гадюкой: «Были получены, – говорит он, – жизнеспособные эмбрионы». Ройлотт пришёл к заключению, что можно получить жизнеспособных эмбрионов и от скрещивания кобры с ядозубом[83].

Видимо, с этой благородной целью он переехал в Индию, где, как известно, кобры водятся в изобилии, и поселился в Калькутте (а доктор Ройлотт из «Пёстрой ленты», если читатели помнят, напротив, начал свою карьеру в Калькутте, а позднее переехал в Англию, в поместье Сток‑Морен, так что между обоими Ройлоттами есть, хотя и обратная, но определённая связь). Здесь «великий» гибридизатор основал лабораторию и продолжал свои эксперименты. Кобр сколько угодно было под рукой, но ядозуба пришлось выписать из Мексики.

Получилась «дьявольская комбинация» – помесь самой ядовитой змеи с отвратительной ящерицей. От одного из родителей (по‑видимому, от папаши, так как слово ядозуб мужского рода) страшный гибрид унаследовал проворство и внешность ящерицы, от другого (от мамаши‑кобры) предательский характер и хитрость. Оба прародителя, кроме того, наделили своего отпрыска дурным нравом и непомерной ядовитостью (как известно, признаки родителей усиливаются в результате гибридизации). Яд буквально сочился из его тела! Стоило лишь прикоснуться к этому зловещему созданию – и немедленно наступала смерть! Гибрид, по‑видимому, мог убивать и на расстоянии, брызгая ядовитой слюной. Словом, это был настоящий аллер‑горхай‑хорхай, или, говоря «по‑русски», олгой‑хорхой.

Случилось так, что некоторые из отвратительных отпрысков этого преступного скрещивания убежали из лаборатории Ройлотта. Избегая шумной сутолоки на улицах Калькутты, беглецы устремились в окрестные джунгли. Там расплодились и, расселяясь дальше, проникли через Гималайские горы и плоскогорья Тибета в пески пустыни Гоби, которая стала для них второй родиной. Когда экспедиция нью‑йоркского Музея естественной истории прибыла в Монголию, её сотрудники нашли здесь уже сложившиеся легенды о кобро‑ядозубах, по‑местному, аллер‑горхай‑хорхаях.

Американские учёные – доктор Богерт из Музея естественной истории в Нью‑Йорке и доктор Дель‑Кампо из университета в Мехико, считая, что столь исключительное животное не должно оставаться в неизвестности, дали аллер‑горхай‑хорхаю научное описание и научное название. Оно приведено в их монографии о ядовитых ящерицах Америки, которая была опубликована в 1956 году. Новому животному они присвоили название – Sampoderma allergorhaihorhai[84], сопроводив его следующим описанием которое я приведу с некоторыми сокращениями.

«Названиевида . Sampoderma allergorhaihorhai species nova.

Диагноз вида . Животное похоже на колбасу. В верхней челюсти длинные ядовитые зубы, как у кобры, в нижней многочисленные ядовитые зубы, как у ядозуба. Ноги и когти есть, так как отлично лазает по шнурку от звонка (смотри «Пёструю ленту» Конан‑Дойля). Уши тоже есть, так как слышит свист (смотри там же). Окраска – как в «Пёстрой ленте». Помесь кобры и ядозуба.

Псевдо‑идео‑голотип  (то есть экземпляр животного, по которому составлено научное описание вида) – услышан от монголов в пустыне Гоби, плюс описание доктора Клобера.

Распространение . Пустыня Гоби, за исключением районов, обследованных палеонтологической экспедицией американского Музея естественной истории, Индия (окрестности Калькутты) и, возможно, Бэйкер‑Стрит[85] в Лондоне (резиденция великого Шерлока Холмса).

Способ определения пойманных экземпляров . Весьма прост, если проделать следующую процедуру. Прикоснитесь к пойманному животному большим пальцем ноги или руки, либо обычным пальцем (если предпочитаете, можно и носом). Если за этим действием последует ваша немедленная смерть, можете быть уверены, что животное, определяемое вами, настоящая Sampoderma allergorhaihorhai. Отрицательный результат будет означать, что исследуемый вид не является самподермой».

Вы, конечно, догадались, что все это шутка. Забавы ради, чтобы оживить однообразие научного трактата и посмеяться над легковерием некоторых своих коллег, американские зоологи включили в текст монографии эту «страничку юмора». Но, увы! Понимать юмор дано не каждому: не все заметили столь явную насмешку в словах Богерта и Дель‑Кампо, обращённых к личности мифического аллер‑горхай‑хорхая. Я знаю один солидный научный журнал, который, рассказывая о работе этих зоологов, принял всерьёз описание химерической самподермы и сообщил о нем как о действительном открытии.

Ещё бы, ведь описание нового рода и вида ядовитых ящериц, прародителей легенд об аллер‑горхай‑хорхае, сделано по всем правилам зоологической классификации, с применением всех обязательных в таких случайх терминов и вставлено между серьёзным повествованием о свойствах яда хелодерм и их хозяйственном значении. Шутники поместили в своей работе даже рисунок самподермы – гибрида кобры и ядозуба!

Хороший урок легковерным исследователям, готовым любой миф принять за истину, и хорошее предупреждение для тех читателей, которые, может быть, слишком доверчиво отнеслись ко всем историям о диковинных существах, рассказанным в этой книге.

Конечно, не все истории заслуживают полного доверия, но и не все могут быть сброшены со счета.

Разве недостаточно убедительные примеры – открытие латимерии, такахе, коу‑прея, африканского павлина и многих других загадочных и неизвестных прежде существ? Определённые шансы на признание в будущем имеют и такие животные, как сумчатый тигр, обезьяна Луа, пятнистый лев, татцельвурмы и даже морской змей. Возможность поимок других загадочных созданий, истории которых рассказаны в этой книге, весьма и весьма проблематична.

И все‑таки, прежде чем сказать о них последнее слово, добросовестный исследователь обязан изучить все обстоятельства дела.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы