Главная / Литература / Новая наука о жизни / Послесловие / О гипотезе формативной причинности / 1. О природе м‑полей

Книга: Новая наука о жизни

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


1. О природе м‑полей

Итак, согласно рассматриваемой гипотезе, фактор, определяющий образование форм на всех уровнях организации материи, – это морфогенетические поля. Утверждается, что это поля нового типа, не известного физике; соответственно, они не могут быть измерены или рассчитаны какими‑либо известными науке способами.

На наш взгляд, такая позиция автора имеет по крайней мере два явных недостатка. Во‑первых, со стороны ученых‑естествоиспытателей она может сразу вызывать сопротивление просто потому, что выходит за рамки известных представлений о силах, о физических полях, действующих в природе, о взаимодействиях между элементами вещества, о законных и во многих случаях оправдывающих себя методах теоретического и экспериментального исследования химических и биологических процессов и т. д. И дело не только в том, что психологически трудно допустить существование неизвестных науке полей. Дело еще и в том, что гипотеза Шелдрейка претендует на объяснение в числе прочих также и таких хорошо известных химических и биологических явлений, для которых уже сложились свои пути и методы исследования.

Когда речь идет о парапсихологических феноменах, которые пока встречаются сравнительно редко и представляют как бы особую область, к которой официальная наука отношения не имеет, тогда объяснение с помощью неизвестных полей для достаточно широко мыслящих ученых может быть допустимо. Но когда дело касается «нормальных» явлений, изучаемых в различных науках – таких, например, как фазовые переходы, в том числе кристаллизация (физическая химия), ферментативные реакции, превращение структуры белка (энзимология, биохимия), развитие эмбриона (эмбриология), реакции, изучаемые в физиологии растений (ботаника, биохимия растений), и многие другие, – то здесь, вполне отдавая себе отчет в существовании нерешенных вопросов и даже понимая ограниченность или явную несостоятельность механистического подхода, все же чрезвычайно трудно допустить правомерность объяснения с помощью неизвестных науке полей. Для человеческого сознания, как нам кажется, гораздо более естественно расширять границы познанного, делая шаг от известного и опираясь на какие‑то осязаемые и измеряемые величины.

Во‑вторых, остается непонятным, почему автор строит свою гипотезу на действии неизвестных науке полей, когда есть достаточно оснований полагать, что по крайней мере часть вопросов, которые не в состоянии разрешить механистическая теория, вполне могут быть решены, если принять во внимание существование тех биологических эффектов электромагнитных полей (ЭМП), которые механистическая наука до сих пор почти не учитывала. Уже к моменту выхода первого издания «Новой науки о жизни» были опубликованы (в том числе на английском языке) данные о существовании нетепловых эффектов ЭМП при их действии на живые организмы (в частности, об их влиянии на процесс онтогенеза индивидуального организма (развитие зародыша) и русским ученым А. С. Пресманом [911] было высказано предположение о существенной информационной роли ЭМП в живой природе, на разных уровнях организации биосистем. Такие исследования игнорировались или отвергались официальной наукой, поскольку механистическая теория допускала лишь энергетическое воздействие ЭМП на живые организмы, но считала невозможным, чтобы ЭМП являлись также переносчиками информации внутри живых организмов и между ними. В то же время для убежденного противника механистической биологии, каковым, несомненно, является Шелдрейк, как нам кажется, было бы естественным если не использовать сведения об информационной роли ЭМП в живой природе при построении своей гипотезы, то хотя бы обсудить такую роль ЭМП как возможную альтернативу своей концепции М‑полей. Однако ничего подобного автор не делает, ограничиваясь лишь двумя короткими замечаниями (с. 102, 120), из которых создается впечатление, что он сам не допускает возможности влияния ЭМП на формообразование в биологических системах (в процессах морфогенеза).

За последние десятилетия круг исследований нетепловых эффектов ЭМП в живой природе значительно расширился. Появились новые, более чувствительные методы измерений излучений биологических объектов, были разработаны методики экспериментальных исследований передачи информации между биообъектами с помощью ЭМП, а также целенаправленного влияния слабых ЭМП (не вызывающих изменения энергии биосистемы) на различные реакции клеток, на рост и развитие эмбрионов, на процессы регенерации живых организмов, на рост тканей (в том числе костных), на поведение (обучение, инстинкты) животных и птиц, на обучаемость и поведенческие реакции человека. Сведения по этим вопросам можно найти в ряде монографий, обзоров сборников статей и трудов конференций (напр., [12–18]).

В целом к настоящему времени стало уже достаточно ясно, что ЭМП, несомненно, являются переносчиками не только энергии, но и информации; кроме того, есть основания полагать [19], что ЭМП можно рассматривать как весьма вероятный физический эквивалент морфогенетического поля А.Г. Гурвича, то есть как фактор, регулирующий движения биологических молекул в клетке. Таким образом, ЭМП могут быть вполне реальной альтернативой М‑полям Шелдрейка, во всяком случае, при объяснении тех явлений образования и изменения форм, для которых продемонстрирована активная роль ЭМП. Это касается не только собственно морфогенеза, то есть образования и изменения вещественных форм живых существ, но и их поведения, регулируемого, согласно гипотезе Шелдрейка, моторными полями, действующими аналогично М‑полям. Более того, в исследованиях биологических эффектов ЭМП имеются факты, вступающие в противоречие с некоторыми позициями Шелдрейка. Это относится, в частности, к процессам регенерации. Так, в исследованиях регенерации лапы у тритона было показано [18], что вид конечности, вырастающей после ампутации, равно как и скорость роста, существенно зависит от интенсивности и структуры магнитного поля, накладываемого на исследуемую конечность в области роста, причем энергетический эффект от ЭМП здесь полностью отсутствует. Отсюда следует, что действие М‑поля лапы тритона (добавим, поля сильного, поскольку тритоны – это очень древний вид и форма лапы у них меняется мало) фактически полностью блокируется влиянием (физического!) электромагнитного поля. При этом вероятность той или другой формы с энергетической точки зрения совершенно одинакова, но конечный результат может сильно отличаться от нормальной формы.

Также из результатов исследования действия малых доз радиации на живые организмы вытекает весьма важный вывод [19], что природный радиоактивный фон необходим для нормального существования живых организмов. Если это так, то оказывается, что само образование и развитие живых организмов протекало бы совсем иначе в другой электромагнитной среде. В сочетании с вышеупомянутыми результатами биофизических исследований этот вывод позволяет заключить, что вообще все процессы в живой природе Земли, в том числе и процессы образования и изменения форм, протекают в определенной электромагнитной среде. Поэтому искать объяснения явлений, непонятных с точки зрения механистического подхода, сейчас следует непременно с учетом электромагнитных воздействий среды, а также взаимодействий во внутренней среде организмов и между ними на уровне электромагнитного поля.

Отсюда вытекает, что как автор гипотезы формативной причинности, так и его последователи уже не могут игнорировать электромагнитную составляющую среды, в которой существует и развивается все живое. Теперь они просто обязаны определить свое отношение к ней на языке научных терминов – сопоставить действие ЭМП и М‑полей, предложить эксперименты для выбора между ними и т. д. – конечно, если они желают «вписать» гипотезу формативной причинности в складывающуюся сейчас более объемную научную картину мира.

Заметим, что и ортодоксально мыслящие биологи, для которых оказывается невозможным игнорировать информационную роль ЭМП, уже пытаются учитывать эти эффекты, главным образом в исследованиях биологических процессов на клеточном или мембранном уровне. Хотя при этом неизбежно возникают трудности, связанные прежде всего с тем, что слишком укоренилось в сознании убеждение в чисто энергетической роли ЭМП в биологических процессах. И кроме того, большим препятствием здесь является редукционистский стиль мышления, предполагающий поиск причин явлений «снизу», через взаимодействия элементов вещества. Тогда как принятие ЭМП как средства передачи информации на всех уровнях организации биосферы требует перехода к системному мышлению, к целостному восприятию изучаемых объектов, к осознанию руководящей роли высших уровней в иерархии биологических систем. Но такой переход нам представляется неизбежным; и со временем под давлением соответствующих фактов и все менее ортодоксальных теорий нетепловые биологические эффекты ЭМП, несомненно, будут вписаны в общую картину биологических явлений. Хотя здесь еще многое предстоит исследовать и объяснять, и, вероятно, много времени потребуется для того, чтобы определить законное место этих эффектов в биологической науке.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы