Главная / Литература / Новая наука о жизни / Приложение. (Публикуется с сокращениями) / 1. Комментарии и полемика / Сожжение редакторов

Книга: Новая наука о жизни

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


Сожжение редакторов

Они опять в своем репертуаре, на Литтл Эссекс‑стрит. На прошлой неделе «Нэйчур» опубликовала редакционную статью под заголовком «Книга для сожжения?». В то время как большинство «популярных научных журналов» (подобных нашему), используя фразу из этой статьи, предпочитают публиковать свои отзывы на книги, подписанные рецензентом, «Нэйчур» бьет анонимно по книге д‑ра Руперта Шелдрейка «Новая наука о жизни»…

Читатели обоих журналов, «Нэйчур» и «Нью‑Сайентист», могут вспомнить аналогичный эпизод, когда не так давно «Нэйчур» бросилась в атаку на ученого с несколько неортодоксальными идеями. Тогда суровой критике был подвергнут Тэд Стил. Означает ли это, что «Нэйчур» отказалась от научного метода, согласно которому идеи бросают в мир, чтобы их апробировало научное сообщество? Или мы должны испытывать их на уровне редакций?

Об этой полемике было дано сообщение по радио (Передача «Мир вечером», Би‑Би‑Си, «Радио 4») 30 октября 1981. Программа включала 15‑минутную дискуссию между мной и редактором «Нэйчур» Джоном Мэддоксом вместе сДжэнет Коэн. Вот как эта дискуссия закончилась.

Мэддокс. Если я понимаю правильно то, что вы говорите, д‑р Шелдрейк, и то, что написано в вашей книге, и если я правильно понял, что вы сказали сейчас, то, если начать с оплодотворенного кошачьего яйца, с оплодотворенной яйцеклетки и поскольку где‑то в пространстве и времени существует «поле кошек», это яйцо будет направлено к образованию формы вначале маленького котенка, а затем взрослого кота. Это верно?

Шелдрейк. Да. Я говорю, что те вещи, которые порождают рисунки форм в природе, в частности рисунки форм структуры живых организмов, в действительности управляются не безвременными законами или просто химическими составляющими, которые они наследуют, хотя эти последние очень важны, но что они, скорее, подобны привычкам и зависят от того, что случилось в прошлом и как часто это случалось.

Мэддокс. Одна из проблем д‑ра Шелдрейка в том, что он требует не только существования морфогенетического поля для кошек, но морфогенетического поля для абиссинских кошек, для сиамских кошек и для обычных котов в переулках, и явная сложность этого взаимопроникающего набора полей действительно заставляет ум колебаться. Особенно когда понимаешь, что кошки есть лишь один из нескольких миллионов видов.

Шелдрейк. То, что заставляет ум колебаться, – это огромное разнообразие и сложность природы. Я хочу сказать, что действительно существуют все эти различные виды животных и растений. И если мы должны понять, почему может быть так много различных видов кошек и так много других различных видов животных, и растений, и птиц и так далее, тогда сложность природы становится фактом; проблема в том, как его объяснить.

Мэддокс. Ну, д‑р Шелдрейк, это совсем элементарно, и я предлагаю качественное, но тем не менее стимулирующее объяснение. Вы говорили о молекулах ДНК, составляющих хромосомы каждого живого существа, и молекулярные биологи с конца 1940‑х годов указывают на то, что числа возможных вариаций химического состава одной молекулы ДНК того размера, который находят в организме человека, вполне достаточно для объяснения гораздо большего разнообразия видов, чем ныне живущие.

Шелдрейк. Конечно, я прекрасно знаю, среди молекулярных биологов общепринято мнение, что эта проблема будет со временем решена известными способами. Но я говорю просто, что это акт веры с их стороны и во всей истории развития биологии и эмбриологии были люди, которые расходились с ними во взглядах.

Мэддокс. Общепринятый научный взгляд – я думаю, совершенно правильный – состоит в том, что нет особой заслуги в изобретении теорий, которые сами по себе требуют большого воображения и представляют собой нападения на то, что нам известно об устройстве физического мира, когда, на мой взгляд, есть по крайней мере шанс, что принятые теории в должном порядке дадут объяснение.

Могу ли я объяснить д‑ру Шелдрейку, почему у меня такое сильное чувство по отношению к этой книге? Я считаю, что те интересные вопросы, о которых вы пишете, на самом деле вопросами не являются. Под этим я имею в виду, что не знаю убедительных свидетельств, позволяющих предположить, что такие явления, как коллективное бессознательное, паранормальные феномены и тому подобное, – что все это реальные явления. Я считаю совершенно справедливым и правильным, что люди должны бездельничать в своих креслах и удивляться, как это может быть, чтобы та или другая ложка гнулась в руках у одного и не гнулась в руках кого‑либо другого; я думаю, что дело серьезных, трезвых ученых, если хотите, – и здесь я признаю, что это звучит несколько резко, – заниматься проблемами, которые реально существуют. Я действительно очень встревожен тем, что путь, предложенный вами, ободрит всех людей, мыслящих антинаучно.

В журнале «Нэйчур» письма по этому поводу продолжали появляться в течение нескольких месяцев. Ниже приведены некоторые из них.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы