Главная / Литература / Первопоселенцы суши / Хитросплетения паутины / „чёрная вдова“ и ей подобные

Книга: Первопоселенцы суши

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


„чёрная вдова“ и ей подобные

Всюду, где живут пауки рода латродектус, их знают и боятся. А род велик: не столько даже числом видов, которых одни считают тридцать, другие – только шесть, сколько обширностью своего ареала, который простирается на все тропические, субтропические и смежные страны[109].

Из пауков этого рода „черная вдова“ после каракурта самая знаменитая.

Жизненное пространство этого паука – почти вся Америка: от Патагонии (по другим данным, лишь от Чили и Аргентины) до южных штатов Канады. Богатая коллекция местных ее названий без лишних слов доказывает, насколько „чёрная вдова“ популярна. Арана капулина и винда негра – зовут ее в Мексике. В Калифорнии – похо‑ноо, ла‑лукача – в Перу, гина и палл – в Чили, мико – в Боливии, л'арна дель лино – в Аргентине и койя – в Колумбии[110]. Конечно, масса у нее и других имен.

Карта распространения ближайших родичей каракурта: пауков из рода латродектус (по П. И. Мариковскому)

Повадками и образом жизни „черная вдова“ очень похожа на каракурта. Только за последние годы этот паук больше, так сказать, сблизился с человеком: с пустырей, из‑под камней и нор стал переселяться в сараи, дворовые постройки и даже в города. В Цинциннати поймали его однажды очень высоко – в квартире небоскреба! Особенно полюбились ему сельские уборные. Прямо беда – многих людей он покусал здесь в ягодицы. Не очень‑то, сами понимаете, это приятно.

Даже на одном океанском корабле изловили, производя дезинфекцию, 173 взрослых „черных вдовы“. Залетели они на него скорее всего на паутинках ещё очень юными и там прижились.

Фабриканты мясных консервов, ловко спекулируя на эпидемии страха перед этим пауком, прокатившейся недавно по всей Америке, уверяли одно время, будто люди, отравившиеся их продукцией, винить должны не производящие ее компании, а „черных вдов“, заползших в мясо. Но опыты доказали, что пауки, с мясом съеденные, безвредны.

И до того эта „вдова в трауре“ неистребима – никакие ДДТ и ядовитые порошки на нее не действуют, – что отчаявшиеся экспериментаторы всерьез уверяют: что лучшее средство ее уничтожения – хлопушка для мух! Только большой пожар, говорят шутники, песчаные бури да атомные взрывы способны выгнать этих пауков с обжитых мест[111].

Едят ее некоторые ящерицы и птицы, но их немного. Поэтому вся надежда у американцев на местных ос и наездников, которые ядовитых пауков и в Новом Свете истребляют не менее энергично, чем у нас.

Американцы, как известно, любят статистику. Они подсчитали, конечно приблизительно, что за двести лет – с 1726 по 1943 год – „черные вдовы“ укусили в Соединенных Штатах 1291 человека. Пятьдесят пять из них умерли в мучениях (32 только в Калифорнии, где паук этот особенно опасен). По другим данным, тоже американским, процент смертей ещё выше – 6,6.

Третий вариант каракурта (или „черной вдовы“, если хотите) – новозеландский паук катипо[112]. Схож с ним во многом и так же ядовит. Но ещё больше, чем „черная вдова“, тяготеет он к жилью человека. Часто поселяется в домах, по темным углам, за горшками с цветами, в старом хламе, в пустых баках, ящиках, сараях и, увы, в клозетах.

Этот же паук живет в Австралии, особенно нередок он на северо‑западе пятого континента, в Новой Гвинее, на островах Бисмарка. Некоторые утверждают, что ещё на Аравийском полуострове, в Индии, Бирме и по всей Полинезии.

В 1933 году в Австралии зарегистрировали 98 укушенных им людей: шестеро умерли – кто через шесть, кто через двадцать часов, но многие долго болели: мучительная смерть пришла через недели. А одна женщина мучилась месяц, и ее не спасли.

Паутина у катипо очень прочная: мышь, убитая пауком, виснет на ней. Тонкие нити держат грызуна, не рвутся. А однажды ядовитую змею, попавшую в сеть, убил укусом этот паук! И она тоже повисла в паутине (фотография документально это необычное происшествие удостоверяет).

С каракуртом расставшись, долго мы не встретимся с пауками, владеющими тенетами, силками и прочими ловушками из паутины: до самых тропиков их не увидим, потому что парад наиболее известных науке тенетников наших широт начат и закончен в предыдущей главе.

А теперь я вам представлю пауков без самых, так сказать, типичных атрибутов – без ловчих сетей. Это в основном бездомные бродяги. Они только в мирных целях пользуются паутиной: чтобы сплести коконы или келью‑рестхауз.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы