Главная / Литература / Первопоселенцы суши / Хитросплетения паутины

Книга: Первопоселенцы суши

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


Хитросплетения паутины

Я полагаю, джентльмены, что пишу эту книгу для тех, чьи фамилии в колледжах Англии ещё недавно числились с небольшим добавлением sine nobilite. Поэтому считаю своим долгом кое‑что разъяснить.

Когда я был графом, а мой уважаемый отец маркизом, мне часто случалось играть в покер. Те двести тысяч годового дохода, которыми располагал мой дед, старый герцог сэр Уильям, были нашей с отцом лишь заманчивой перспективой, недалекой, но пока недосягаемой. Доходы от маркизата мой престарелый отец предпочитал тратить лишь на себя, вполне резонно полагая, что я скоро наследую и герцогство и маркизат, а он, похоже, первого так и не дождется. Благородный джентльмен, его отец и мой дед, очень гордился своим крепким здоровьем.

Мне приходилось туго, но меня всюду принимали, и я знал, что делаю честь дому, не отвергая щедрых приглашений на обеды и ужины. Случалось мне крупно выигрывать. Но, увы, лишь до того злополучного дня, когда в Жокей‑клубе появился некий Монтегю.

Этот Монтегю был шулер, каких мало. Он многих обобрал. Я вспомнил советы Патрика очень вовремя. Попросил извинения, когда разносили коньяк, и вышел.

Я прошел к портье, французу, и попросил его:

– Послушайте, Гарнье, не считаете ли вы, что здесь где‑нибудь можно найти паука?

– Да, сэр, – сказал он, – я сейчас же пошлю за пауком. Вы будете его есть с горчицей, сэр?

– С горчицей? Почему с горчицей?

– Я знаю, некоторые джентльмены едят пауков с горчицей.

– Нет, дорогой Гарнье, я съем его без горчицы, потому что мне горчица меньше по вкусу, чем паук.

– Да, сэр, как вам будет угодно. Некоторые джентльмены едят пауков и без горчицы.

Тут мне стало немного не по себе.

– Послушайте, уж не ест ли пауков этот… как его… Монтегю?

– Нет, сэр, он заказывает всегда ветчину.

– Хорошо. Давайте скорее вашего паука. У меня аппетит разыгрался.

Где он его поймал – не мое дело. Может быть, разводил тайком. Товар, как видно, стал ходким с тех пор, как появился в нашем клубе Монтегю.

Паук был небольшой, и я быстро его проглотил. И сразу почувствовал, что теперь отыграю все свои деньги. Комбинации, как в тот вечер, мне никогда больше в жизни не выпадали. Говорят, что за всю историю покера с таким великолепным постоянством они шли в руки только – и то однажды! – любимчику удачи пирату Дрейку. Королева, возведя его в рыцарство, предложила, как известно, сыграть в покер. Дрейк выиграл целое состояние, которое казначейство двора никак не хотело ему отдать.

Посудите сами: пять карэ, три кулёра, флеш‑рояль и два покера! Выигрышных мелочей я не считал.

Да, джентльмены, паук приносит удачу вернее, чем ловкость рук.

(Герцог Бэдфордский. „Манеры делают человека“, глава „Искусство делать деньги не марая рук“, стр. 13.)



Комар и мошка учатся у паука
Паук и паутина в понятии многих неразделимы, хотя не все пауки плетут паутину (во всяком случае ловчую) и далеко не все, которые ее плетут, делают это так искусно, как мы привыкли себе представлять.


Операция „крибеллюм - каламистр“
Однако эта весьма удачная идея – ловить дичь в паутинные силки – нигде и ни у кого не нашла такого блестящего осуществления, как у пауков.


Пауки‑кружевницы
Среди великого разнообразия паутинных тенет ловушки зеленой диктины, пожалуй, самые простые. Сосед и родственник этого паука, бурая тростниковая диктина, значительно усовершенствовал конструкцию силков – поднял их с листа и натянул в воздухе между сухими и зелеными ветками кустов и трав[38].


Чёрно‑алый красавец эрезус
О чёрном эрезусе[41] мечтают коллекционеры: арахнологи любуются его красотой, всех он поражает – так великолепен! Головогрудь бархатная, черная, с алыми лампасами на боках.


От сектора до круга
Паутина пауков‑кружевниц, как ни искусно обработана каламистром каждая ее нить в отдельности, в общей своей конструкции все‑таки очень проста.


От круга к кругу
Круговая сеть пауков – штука очень замысловатая, а сооружение её – дело совсем не простое. Здесь применяются особые материалы и особые методы плетения, продуманные, казалось бы, до тонких деталей и рассчитанные как будто бы математически.


Идем прежним курсом - от круга к кругу
Вот круг вертикальный, а в нем 50–60 радиусов; спиралей тоже много: тридцать пять только ловчих да одиннадцать или около того крепежных.


Шпоры для укротителя
Круговые сети с „открытым“ (бедным нитями или вообще без нитей) центром в племени аргиопид демонстрируют два паука: иногда – известный уже нам крестовик[62] и всегда – род мета в полном своем видовом составе.


Полным‑полно пауков!
Летом, начиная с июля, а особенно осенью, на травах, даже на газонах парков, на низких кустах и молодых соснах блестят росой обрызганные, меж ветвей кинутые, будто шелковые платки – тончайшая работа! Нежная, изящная и густо сплетенная паутина.


Секрет удачи!
У „воронковых“ пауков из семейства агеленид сеть – тоже горизонтальный тент или „ковер“ и та же путаница блокирующих нитей над ним.


Патент на водолазный колокол
Семейство пауков, приносящих удачу, помимо других благ подарило миру настоящего вундеркинда – серебрянку‑водолаза, аргиронету водяную.


Медлительные долгоножки
Сенокосцев вы знаете: ногами‑ходулями ловко маневрируя, бегают они по крапиве, по стенам домов и сараев.


Капканы для муравьев
Наше путешествие по хитросплетениям паутины близится к концу. У финиша нас ждут сети совсем особой, поразительной, прямо сказать, конструкции!
Где‑нибудь у края дороги, на косогорах, у стен, в каменоломнях, садах и парках висят у самой земли беспорядочные переплетения нитей, а в центре их, в 10–15 сантиметрах над землей – широким горлом вниз узкая воронка.


Каракурт - ядовитый паук!
Тут можно прямо сказать: если бы не профессор Павел Иустинович Мариковский, мы до сих пор немного бы знали о каракурте.


Вражда и дружба на паутине
Но самки ещё живы – до осени, до зимы. Их миссия на земле ещё не закончена. Чтобы с большим успехом завершить свою жизненную карьеру, многие из них путешествуют ещё раз – вторая миграция.


Когда спичка может погасить огонь в крови
А каракурт опасен очень, особенно для разных зверьков и зверей. На первый взгляд это странно: почему у яда каракурта такая ненужная, казалось бы, специфика, ведь паук охотится не на зверей, а на насекомых и паукообразных (скорпионов и фаланг).


„чёрная вдова“ и ей подобные
Всюду, где живут пауки рода латродектус, их знают и боятся. А род велик: не столько даже числом видов, которых одни считают тридцать, другие – только шесть, сколько обширностью своего ареала, который простирается на все тропические, субтропические и смежные страны[109].


<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы