Главная / Литература / Тропическая природа / Географическое распространение животных и изменения земной поверхности, на которые оно указывает / Прежние взгляды на изменения материков

Книга: Тропическая природа

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


Прежние взгляды на изменения материков

Есть любопытная старинная книга, озаглавленная «Восстановление исчезнувшей науки о древностях высокоблагородной и славной английской нации» (Restitution of decayed Intelligence in Antiquities concerning the most noble and renowned English Nation), написанной P. Вирстгеном(г1. Verstgen) в 1605 году; в четвертой главе говорится «об островах Альбиона и о доказательстве того, что они после потопа принадлежали к материку и соединялись с Галлией или теперешней Францией». После перечисления старинных писателей, принимавших этот взгляд, и не приводя доказательства в пользу этого, автор переходит к своей собственной аргументации, в которой ссылается на незначительность ширины и глубины пролива Кале, на одинаковое строение и высоту обоих противоположных берегов его, на смысл слова «Cliff» (скала), первоначально означавшее «откол», «отруб» (that, which is cleft as under), и на многое другое. Затем следует следующее любопытное место:

«Следующим весьма важным основанием того, что это отделение произошло лишь после потопа, является тот факт, что патриарх Ной имел в своем ковчеге все виды животных и что таковые, следственно, будучи выпущены из ковчега, множились и распространялись по материку, пока свирепый волк не обнаружил вскоре своей милой природы перед человеком, и никто, будучи в здравом уме, не мог привозить его отродье на острова, равно как и никому не приходит в голову переправлять лисиц (которые, однако, гораздо менее зловредны) от нас на остров Уайт. Но так как наш остров после потопа соединялся с большим материком, означенные зловредные звери перешли к нам. И если мне кто возразит, что в Англии волков нет, то ему можно ответить, что в Шотландии, которая ведь соединяется с Англией, волков очень много; были некогда волки и в Англии, пока король Эдгар не приказал истребить их во всем королевстве».

Разведение лисиц в целях охоты, по-видимому, не входило в круг идей этого, не особенно отдаленного, времени, почему автор и впадает в ошибку в отношении того, что человек «никогда не будет делать этого с хищным зверем». Но в общем его вывод верен и подтверждается еще более, если принять во внимание также и мелкое зверье, как куниц-белодушек, ласок, кротов, ежей, полевок, гадюк, жаб и тритонов, которые ни в коем случае в с е не могли быть перевезены варварскими обитателями нашего острова, если даже с некоторыми это и могло случиться. Но есть еще и другой довод против перенесения их человеком. Если бы это было так, то ведь тогда мы должны были бы находить все меньше и меньше видов, все более и более погружаясь в глубь времен, пока, наконец, дойдя до первоначального заселения острова, не нашли бы там вообще ни одного вида. Истинное же положение вещей доказывает как раз противное, ибо чем глубже проникаем мы в прошлое, тем больше находим вредных и опасных животных, пока, наконец, в эпоху палеолита, когда жил древнейший доисторический человек, не встретим не только животных ныне живущих видов, но и много других, которые еще с меньшей долей вероятности могли быть перенесены человеком. Сюда принадлежат мамонты, носороги, львы, лошади, медведи, росомахи и многие другие. Тем менее они могли переплыть через море, которое, положим, в наиболее узком месте не достигает и 20 миль ширины, но зато подвержено приливам и отливам, сильным течениям и поэтому является столь же существенной преградой, как и любой пролив двойной ширины.

Вследствие отсутствия каких бы ни было определенных представлений о том, каким образом земля заселялась животными и растениями, до самого последнего времени лишь очень мало обращали внимания на наличие тождественных видов животных в местностях, разделенных морем. Вероятно, м-р Дарвин был первым, понявшим всю важность этого вопроса; в своей книге «Naturalist's Voyage round the World» он говорит: «Характер млекопитающих Вест-Индии, сходных с южноамериканскими, указывает на то, что этот архипелаг некогда соединялся с Южной Америкой». Несколько лет позднее, в 1845 году, м-р Джордж Виндзор Ирл (George Windsor Earl) обратил особое внимание на этот пункт, выяснив, что Малайский архипелаг можно разделить на две половины, причем острова западной половины, связанные друг с другом и с материком Азии мелководьем, все очень сходны по своим естественным произведениям, ибо многим из них свойственны даже очень крупные животные, как слоны, носороги, дикие быки и тигры. Но дальше уже следует очень большая глубина моря, и острова восточной половины архипелага или со всех сторон окружены глубоким морем или соединены мелководьем с Австралией. Во всей этой половине естественные произведения напоминают австралийские, ибо на всех этих островах встречаются сумчатые, тогда как крупные азиатские четвероногие совершенно отсутствуют.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы